ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Э-э-э… Что? – Мэйс медленно оторвал взгляд от Робин и посмотрел на Лу.

– Что это с вами обоими? – строго, но насмешливо потребовала ответа Лу. – А теперь послушайте внимательно, потому что я не собираюсь еще раз повторять. Я говорила Робин, что у нас некому освещать визит принца Раджана, и она вызвалась это сделать для нас.

– В качестве внештатного сотрудника, – быстро добавила Робин. Она не могла догадаться, что было на уме у Лу.

Мэйс не мог скрыть удивления.

– Внештатным сотрудником?! – он быстро повернулся и, сощурив глаза, уставился на Робин, как бы что-то вычисляя, но лицо его оставалось холодным. Разве ему только показалось, что она вчера вечером собиралась вернуться в газету?

Эхо того, что было сказано ему еще несколько месяцев тому назад, вернулось, чтобы поддразнить: «Ты слышишь только то, что хочешь слышать, Мэйс». Возможно. Нет. Именно так все было вчера вечером. Он мрачно усмехнулся. Он действительно не слышал, что она говорила, и был застигнут врасплох.

С необыкновенной быстротой вернув свой самоуверенный вид, он с легкостью сказал, что данная тема предназначалась для него.

– Все же я буду рад, если мне окажут помощь. Между нами, кроме политических результатов визита принца можно разнюхать и кое-что еще.

Глаза Робин округлились от отчаяния, и она уставилась на Лу, молчаливо вопрошая о помощи. Она не может ехать в Сан-Франциско с Мэйсом. Просто не может.

– Извини, – сказала Лу без ощутимого сожаления в голосе. Ее глаза сверкнули, когда она взглянула на Робин, прежде чем повернуться к внуку. – Ты будешь очень нужен здесь.

– О да. Опять вопросы занятости, – миролюбиво сказал внук, уступая. Только внезапно поджавшиеся губы и выдавали его разочарование. – Как долго ты планируешь пробыть в Сан-Франциско? – Он посмотрел на Робин, желая одного: увезти ее домой и заниматься с ней любовью до тех пор, пока она не изменит своего решения.

– Пока не закончится визит Раджана. Раджан. Мэйс нахмурился. Раджан больше не был неуклюжим юнцом в коротких брючках, каким Мэйс его видел несколько лет назад, когда посещал Абу Мариб. Он был красивым мужчиной старше двадцати лет, увлекавшимся женщинами и особую страсть питавшим к блондинкам.

– Я позабочусь о том, чтобы ты получила частное интервью, – великодушно предложил он, вытягивая длинные ноги и опираясь головой на изношенные подушки дивана. В его глазах заблестел собственнический огонек. Он знал, что рискует вызвать неудовольствие бывшей жены, но искренне намеревался присутствовать во время ее интервью с Раджаном.

Робин не заметила злую улыбку, заигравшую на чувственных губах Мэйса; она была слишком поглощена собственными мыслями, чтобы задаваться вопросом о мотивах его поступков. Она в душе улыбалась. Будучи в Сан-Франциско, она заглянет к некоторым старым друзьям и попросит помочь найти ей работу. О, она выполнит задание «Сэнтинел», но потом не собирается иметь с этой газетой ничего общего и будет только получать деньги по присылаемым оттуда чекам. А если нет… Ну, если ничего не получится, всегда можно вернуться в Нью-Йорк.

Робин напомнила себе, что теряет драгоценное время. Она поставила чашку и резко встала.

– Поскольку до отъезда еще масса всяких дел, думаю, мне пора идти.

– Я попрошу Джину позвонить в «Хайэтт» и сделать для тебя все необходимые приготовления, – предложила Лу, поднимаясь.

Робин покачала головой.

– Так как я работаю внештатным сотрудником, то думаю, что должна все сделать сама.

– Как хочешь, – Лу небрежно помахала рукой. – Расходы мы потом возместим. А теперь поезжай. И напиши великолепную статью. Я знаю, ты можешь это сделать. – Она взглянула на внука, как бы ожидая, что тот возразит, или даже подталкивая его к этому.

Мэйс сделал вид, что очень заинтересовался кончиками своих черных ковбойских ботинок.

– Спасибо, Лу, – сказала Робин. – За все. – Она улыбнулась с уверенностью, что Лу ее понимает, перешагнула скрещенные ноги Мэйса и вышла из гостиной, слегка сбитая с толку.

То, что произошло сейчас в гостиной, было как во сне, но Робин ни за что не смогла бы определить, что так беспокоило ее.

«Возможно, разыгралось воображение», – размышляла она, выходя из здания. День был слишком жарким, слишком сухим. Но она уезжала в Сан-Франциско, где днем так же тепло, как в Стоктоне, зато ночи обычно прохладнее. Какова бы ни была погода, она рада, что уезжает.

– Сан-Франциско, а вот и я! – Кровь заиграла от волнения. Она поспешила к машине. Мысли подталкивали вперед, а возбуждение все росло и росло, когда она рисовала в мыслях картину своей встречи со старыми друзьями, а возможно, и обед в одном из замечательных ресторанов города.

Спустя полчаса Робин ставила на стоянку возле дома машину. К тому времени она уже продумала свой маршрут и весь гардероб. Размышляя, что же натолкнуло Лу на мысль о том, чтобы она освещала визит Раджана в Сан-Франциско, женщина закрыла машину и вбежала в здание.

Мечтая, как бы уехать из Стоктона возможно быстрее, она решила не ждать лифта. Перешагивая через две ступеньки, скоро оказалась на площадке четвертого этажа. Постояв, чтобы отдышаться, она направилась к двери своей квартиры и замерла на месте. Из лифта выходил Мэйс.

– Чего ты хочешь, Мэйс? – пробормотала Робин, проходя мимо него, чтобы отпереть дверь. – У меня для тебя нет времени. Мне надо собираться.

– У тебя еще много времени, крошка. Я заказал билеты на утренний рейс. Я еду тоже. Чтобы освещать съезд книготорговцев.

Ее рука замерла с поднятым к двери ключом, а плечи и шея напряглись от гнева.

Она открыла дверь и шагнула в свою квартиру, каким-то образом удержавшись, чтобы не захлопнуть дверь перед его носом. Она не хотела, чтобы он был в Сан-Франциско, не хотела его и здесь. Но что же можно поделать?

А потом Робин вспомнила, что сказала Лу, и лицо ее прояснилось.

– Ты не можешь ехать в Сан-Франциско. Вопросы занятости требуют твоего личного внимания. – Глаза ее потемнели и сделались изумрудными. – Не беспокойся. Я напишу статью так, что ты будешь гордиться.

– Уверен, что напишешь, но я неожиданно освободился и буду работать над своей собственной статьей. – Он добродушно рассмеялся, заметив, как она удивилась. – Я перепоручил Лу удовольствие пообщаться с Крэнстоном.

Теперь все начинало проясняться. Мэйс не был неразборчив в используемых средствах, но бывали случаи, когда ему было удобно свалить ответственность на другого. Вот это и был как раз такой случай.

– Не удивительно, – угрюмо сказала она. Разочарование, поражение, гнев – все слилось вместе; она начала ощущать слабую боль под левым глазом.

– Я еду на машине.

Темные брови поднялись от удивления.

– Но я уже купил билеты. Она сердито швырнула свою сумочку на диван, а затем повернулась к нему лицом.

– Тогда тебе придется один из них вернуть, не так ли? – Сложив на груди руки и не мигая, она уставилась на него.

Мэйс не намеревался менять свои планы.

– Я верну их оба, как? – он мило улыбнулся. Чертовски невозмутим! Как это похоже на него! Робин почувствовала, что столкнулась с его волей.

– Поскольку я не распоряжаюсь дорогами, думаю, что не могу возражать против твоей поездки на машине. Но ты не поедешь вместе со мной.

– Уф! Я думаю, было бы лучше, если бы ты ехала со мной. Моя машина удобнее.

– Нет, спасибо. Я предпочитаю ехать сама. Как это бывало и много раз раньше, когда Робин хотела поступить по-своему, Мэйс открыл рот, чтобы сказать, что они поступят так, как хочет он, в противном случае она не едет. Но вовремя себя остановил. Он сжал зубы, досчитал до десяти и ухмыльнулся.

– Извини, – мягко сказал он. – Думаю, что оказался немного навязчивым.

Робин прикрыла глаза. Неужели Мэйс Чэндлер извинялся? И признавал один из своих главных недостатков? Конечно, это был перелом.

– Очень навязчив, Мэйс. Он вздрогнул, услышав ее холодный голос, но собрался с силами и улыбнулся.

– Виноват. Извини! – Он уверенно направился к дивану, усевшись, осмотрел комнату и заметил, как здесь хорошо. – Прелестно! – его комплимент сопровождался очаровательной улыбкой, которая исчезла, когда взгляд его упал на полку над камином. Он не обратил внимания на фигурки и маленькие вазочки, его внимание привлекли лишь две фотографии. Когда-то в рамке были три фотографии: свадебная фотография его и Робин, слева – ее родители, справа – ее брат Рик и невестка Сьюзен.

7
{"b":"4690","o":1}