ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джоанна Брендон

Томительный смех

Глава 1

Одно дело сделано и одно предстоит, подумала Лорен Шейлер, довольно усмехнувшись. Ее средняя сестра Тиш только что согласилась взять к себе их бабушку на последнюю неделю отпуска родителей, в котором те очень нуждались. Теперь оставалось только убедить Джин взять бабушку к себе еще на одну из двух оставшихся недель. Она чувствовала себя немного виноватой, так как у Джин и так достаточно было забот с двумя детьми-подростками, которые стали жить вместе с ней, когда она вышла замуж за их отца.

– Но, милостивый Боже, сейчас нет никакой возможности взять к себе Грам на целые две недели, – прошептала Лорен, устремляя вверх умоляющий взгляд. Она приготовилась сделать любые уступки сестре, только бы Джин согласилась взять к себе Грам на первую неделю. Вторая неделя была ее, и она бы не стала увиливать, несмотря на то что подходил к концу квартал и у нее была гора бумажной работы.

– Но да помогут Грам небеса, если она хоть раз скажет, что я отвратительно веду хозяйство! – Хотя Лорен говорила серьезно, ее рот расплылся в улыбке, а большие зеленые глаза светились любовью и снисходительностью. Она обожала бабушку и потакала всем ее капризам.

Тем не менее она обижалась на нее за то, что Кэтрин Шейлер никогда не бывала у нее дома, не сделав по крайней мере хоть одно критическое замечание, особенно по поводу системы ведения домашнего хозяйства или отсутствия таковой!

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, не допусти, чтобы к телефону подошел Донни, – умоляла Лорен милосердного Бога, когда ее рука с аккуратным маникюром потянулась к личному телефону в виде нелепой лягушки ростом с фут. Фредди Финклштейн, как она его с любовью называла, даже щеголял толстой игрушечной сигарой.

Донни был тринадцатилетним пасынком Джин, ходячей мигренью, если только такая существует! Энергия переполняла его. У него была омерзительная лексика и постоянная готовность к ссоре. Обычно Лорен с ним справлялась, но не в такой день, как сегодня, который плохо начался и становился все хуже и хуже.

Под рукой зазвонил телефон. Вздрогнув, Лорен резко ее отдернула, уронив Фредди на пол. Свирепо глядя на телефон, так испугавший ее, она подняла его и долю секунды обдумывала, что ответить, боясь, что это опять хулиганский звонок, один из тех, что досаждали ей в последнее время. Раздраженная своей нервозностью и не узнавая саму себя, она наконец ответила необычно коротко:

– Лорен Шейлер. Могу вам помочь? – «Если скажешь да, я взвою!»

Хмыканье, раздавшееся у нее в ухе, заставило Лорен заподозрить, что звонивший рассмеялся и пытается сдержать себя. Странное ощущение краткого спазма в желудке подсказало ей, что это был ее племянник Донни. Нахмурив брови от раздражения, она прогремела:

– Доналд Райан Хантер, если это ты, то тебе не дожить до четырнадцати! Могу твердо тебе обещать!

Ее рука сжала телефонную трубку, так как она вообразила, что сворачивает шею юному негодяю.

Лорен затаила дыхание, когда услышала взрослый мужской голос.

– Думаю, я ошибся номером.

Хотя в голосе был легкий оттенок замешательства, он показался одним из самых сексуальных, какие Лорен когда-либо слышала. Этот тип гортанной речи с протяжным произношением пробуждал в сердце романтическую мечту о теплых мягких ночах, о танце босиком в темноте, о залитом лунным светом пляже и потягивании мелкими глотками коктейля «Маргаритас»… и именно с таким мужчиной.

Как хозяйка и оператор Службы быстрого ответа Лорен постоянно слышала по рабочему телефону разнообразные голоса. Временами она правильно представляла человека по его голосу, а временами чудовищно ошибалась. Голос этого мужчины был просто великолепен. Высокий блондин, красивый, умеренно мускулистый и чрезвычайно сексуально привлекательный, если можно судить о чем-либо таком по голосу.

Лорен ослабила усилие, с каким ее рука сжимала телефонную трубку.

– О, пусть это вас не огорчает, – успокоила она его и с облегчением улыбнулась. По крайней мере это не Донни. – Сегодня я отвечала на ошибочные звонки чаще, чем вы можете взмахнуть бейсбольной битой.

– Вы всегда так невозмутимы? – поддразнил ее мужчина и от всей души рассмеялся. Его роскошный смех нежил слух, радуя ее веселым настроением, которое мужчина и не пытался скрыть.

– Стараюсь.

Взгляд, брошенный на часы, стоявшие на ее письменном столе, напомнил Лорен, что если она не позвонит Джин в ближайшие десять минут, то придется ждать, когда закончится обед. А ей не терпелось все уладить немедленно.

Стараясь, чтобы ее слова не прозвучали недружелюбно, она сказала:

– Надеюсь, что в следующий раз, набирая номер, вы будете более внимательны и дозвонитесь куда хотите.

Не дожидаясь ответа, Лорен нажала на кнопку разъединения. Немного погодя отдернула палец, прижала телефонную трубку к уху и обнаружила, что связь еще не прервана.

Ни с того ни с сего ею овладел необъяснимый гнев. Лорен надо было взять себя в руки, чтобы успокоиться.

– Повесьте, пожалуйста, трубку, дайте мне возможность позвонить!

Лорен повесила трубку, подождала, сосчитала в уме до тридцати и снова подошла к телефону.

«Черт побери!» – подумала она, когда у нее под рукой вновь зазвонил телефон. Лорен взяла трубку, ей кое-как удалось сохранять спокойствие, и сказала:

– Алло!

Единственным отвратительным звуком, который она услышала, было тяжелое дыхание.

«Что за чепуха? А ведь я думала, что этот день будет для меня счастливым!» – подумала Лорен с сарказмом. Ошибочный звонок, а теперь этот, тяжело дышащий, который изводил ее почти всю прошлую неделю.

– Послушай, ты, несчастное чудовище, может быть, хватит? – Ее голос был полон гнева. – Освободи линию и проваливай! Если будешь продолжать изводить меня, то я обращусь в полицию. И я гарантирую – их методы тебе не понравятся!

Дрожа от возмущения и расстройства, Лорен бросила трубку.

Ее глаза были похожи на охваченное штормом море, когда несколько мгновений спустя она подошла к окну, смотревшему на улицу. Спина у нее выпрямилась, а маленький подбородок подался вперед в весьма характерной манере, как бы предостерегая: «Осторожно!» Каждый, кто знал Лорен, очень хорошо понял бы это выражение. Ее пальцы сердито постукивали по подоконнику, а в голове царил полный хаос.

На улице постепенно стемнело, и поднялся ветер. Перед ее домом с кленов опадали оранжевые, красные и желтые листья, образуя на траве цветной ковер. Кусты роз, окаймлявшие газон, уже давно отцвели. А камелия, притулившаяся под карнизами, наперекор сезону выставляла напоказ свои восхитительные белые с розовыми прожилками цветы. Ветер же старался непременно их сорвать.

Лорен прижала лоб к оконному стеклу и закрыла глаза, получая удовольствие от его прохлады. Длинные белокурые пряди выбились у нее спереди из заколотых в пучок волос. Они слегка задевали ее высокие скулы и щекотали маленький, прямой носик. Но Лорен не замечала этого. Она задумалась, пытаясь разобраться в том, что недавно произошло.

«Прекратит ли это ничтожество хулиганить?» – подумала она.

Обычно он звонил ночью. Она знала, что следует сообщить о надоевших ей звонках в телефонную компанию или полицию и сделать это надо непременно. Но сначала ей нужно позвонить Джин. Лорен отвернулась от окна и направилась к письменному столу.

У ее старшей сестры Джин были свои привычки. Каждый день в пять часов она отправлялась бегать трусцой. Но, может быть, сегодня она изменила расписание? Лорен пожала плечами. Стоит попытаться.

Ее задумчивые глаза потемнели до насыщенного изумрудного цвета. Джин не столько любила бегать трусцой, сколько стремилась к общению со своими соседями, особенно с детьми. У нее была пламенная надежда именно таким образом разобраться в том, что же движет ее собственными пасынками.

«Бедная Джин», – подумала Лорен.

Ее приводила в восторг старшая сестра, но чаще всего к этому восхищению примешивалась жалость. Джин нелегко приходилось с пасынками. Более слабая женщина уже давно сдалась бы, но Джин страстно посвятила себя тому, чтобы вернуть этих двух подростков на правильный жизненный путь. Она была убеждена в том, что Донни и шестнадцатилетняя Джилл просто сбились с пути, и единственное, в чем они отчаянно нуждались, было глубокое понимание, щедрая ласка, нежная любовь и забота. Джин горела желанием дать детям все это, только бы они ей позволили.

1
{"b":"4691","o":1}