ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не моя вина, что ты пришел раньше времени, – проворчала она, улыбаясь.

Ее не волновало, что он пришел так рано, главное, что он был здесь, с ней.

– Конечно, ты права. И пусть тебя это не беспокоит. По мне, ты просто прелестно выглядишь.

Коулби мягко засмеялся, наклонился и снова поцеловал ее, а затем отступил назад и развернулся, чтобы уйти.

– Если ты дашь мне полчаса…

– Мне жаль, но я не могу, Лорен. – Он нахмурился. – Я знаю, что пригласил тебя, но мне придется уйти прямо сейчас, чтобы произвести арест.

От страха у Лорен перехватило горло.

– Пожалуйста, будь осторожен, – сказала она, задыхаясь, но Коулби не слышал ее, так как поспешил уйти.

Спустя секунду или немного позже Лорен услышала, как он прощается с бабушкой, а затем звук закрывшейся за ним двери возвестил о его уходе.

Весь оставшийся день неизвестно откуда взявшееся беспокойство мучило Лорен, не отпуская ее ни на минуту. Чем бы она ни занималась, у нее было ощущение страха, что ему грозила опасность и что она его никогда больше не увидит.

Когда в тот же день Лорен забирала детей из школ, она настояла на том чтобы поехать с ними через весь город перекусить. К ее удивлению, никто из детей не возражал.

Пятнадцатью минутами позже Лорен въехала на место парковки машин, чувствуя себя менее напряженно, чем весь этот день. Полицейский участок был по дороге в ресторан, и она заметила около него машину Коулби. Так как он приезжал к ней именно на этой машине, она подумала, что арест прошел успешно. Надо надеяться, все окончилось благополучно.

Спустя пять минут они уже сидели за столом.

Привлекая внимание Лорен, Джилл спросила:

– Ты захотела поехать сюда из-за него? – кивая головой в сторону высокого и прекрасно выглядевшего мужчины, идущего им навстречу.

Повернувшись, Лорен увидела того, кто последнее время занимал все ее мысли. Глядя на мир так, словно он его властелин, Коулби широко улыбнулся, подойдя к их столу.

– Я заметил вашу машину и поэтому решил остановиться и угостить вас всех молочным коктейлем.

Он присел рядом с Лорен, не обращая внимания на убийственный взгляд, который Донни метнул в его сторону.

– Если вы не возражаете, я бы лучше выпила стакан охлажденного чая, – сказала Джилл мягко и одарила Коулби улыбкой, как бы извиняясь.

Он кивнул в знак согласия.

– А как ты, Донни? Молочный коктейль? А может быть, банановой газировки?

– Мне тоже лучше охлажденного чая. Мать убьет меня, если я испорчу себе аппетит перед обедом.

«Я в этом сомневаюсь», – подумал Коулби, но кивнул в знак согласия. И когда официантка подошла принять у них заказ, он попросил принести им четыре охлажденных чая.

– Как дела? – прошептал он Лорен.

– Прекрасно, а особенно сейчас, когда ты здесь.

Коулби медленно оторвал взгляд от ее лица, впитав в себя каждую ее прекрасную черточку, а когда заговорил, в его голосе послышалось нечто странное.

– Я рад быть здесь с тобой.

Возможно, прежде, чем у нее будет возможность прочитать об этом в газетах или увидеть по телевизору в одиннадцать часов в вечерних новостях, он расскажет ей об ужасном случае, который произошел с ним этим утром.

Был чудесный вечер. Счастливый от того, что он жив и здоров, Коулби постарался изо всех сил рассмешить Лорен и детей, чтобы они почувствовали себя непринужденно. Когда он уже провожал их до машины, Коулби знал, что теперь Джилл стала его поклонницей. Однако Донни все еще не поддавался. Этот мальчишка был крепкий орешек. Расколоть его гораздо труднее, чем вскрыть самого большого омара.

– Позвоню тебе позже, – пробормотал Коулби, подавляя желание обнять Лорен, когда он открыл дверцу ее автомобиля.

Он должен был сдержаться вовсе не потому, что при этом присутствовали дети. Коулби просто боялся, что если только он обнимет ее, то его объятия будут слишком порывистыми, и Лорен, конечно, заподозрит, что его что-то беспокоит.

– Я буду дома.

Лорен проскользнула в машину, подождала, пока он подошел к своему автомобилю, и уехала со стоянки. Всю дорогу домой она молчала в задумчивости. Ее охватывали странные, неподдающиеся описанию сомнения.

– Как ты думаешь, позже тебе потребуется помощь, – робко спросила Джилл, когда они входили в дом.

– В чем, дружок?

Ласка с ее стороны была непроизвольной.

– В твоей телефонной службе.

Лорен застонала про себя, бросив взгляд через всю комнату на коммутатор. Она мучительно сознавала выжидающее выражение лица Джилл и понимала, что должна быть очень осторожной, чтобы не отбить у девочки желания помочь ей в работе. Лорен не хотела подавлять те слабые ростки взаимопонимания, которые начинали появляться между ними в последние два дня.

– Нет, пока нет, Джилл. А что? Ты идешь на работу?

Джилл пожала хрупкими плечиками.

– Я просто поинтересовалась.

– Ну, если ты когда-нибудь захочешь получить работу на неполный рабочий день, то, возможно, я смогу порекомендовать тебя кому-нибудь, кто нанимает служащих.

– Это правда, Лорен? – спросила Джилл, схватив Лорен за руку прежде, чем та смогла убежать на кухню.

– Конечно.

– И ты поговоришь об этом со своей сестрой, то есть с матерью? Она тебя послушает. Скажи им, что нет ничего плохого в том, что я хочу делать что-то еще, а не просто ходить в школу, а дома помогать Донни готовить домашнее задание.

Лорен была просто ошеломлена. Но ей удалось не показать этого.

– Ладно. Я посмотрю, что можно сделать. Но я ничего не обещаю.

Лорен нежно улыбнулась девочке и вышла не спеша из гостиной. «Неужели начинаются чудеса?» – подумала она, входя в спальню.

В последующие два дня Лорен заметила, что оба проводят много времени, беседуя с Мэгги о Службе быстрого ответа. Джилл очень интересовала сама работа, а Донни, казалось, интересовался только именами всех клиентов, которые пользовались этой службой.

* * *

Солнечный свет разбудил Лорен. Его бледно-золотые потоки проникли в комнату и согревали лицо ласковым теплом. Лорен что-то пробормотала сонно, протянула руку за еще одной подушкой, положила ее на лицо и отгородилась от света. Она еще не хотела вставать с постели.

Потом Лорен вспомнила, что наступила пятница. Последний день, когда она должна будет забрать детей из школы. Последний день пребывания у нее бабушки. И этим вечером Коулби пригласил ее пообедать в Сан-Франциско. После обеда они собирались потанцевать.

Лорен быстро села, улыбнулась и протянула руку за халатом. Встав с постели и натянув на себя халат, она пошла на кухню приготовить кофе.

Кэтрин была у плиты. Она готовила завтрак. Воздух в кухне был наполнен запахом жареной ветчины и поджаренного лука.

В животе у Лорен забурчало при одной только мысли, что придется заставить себя съесть завтрак, лишь бы угодить бабушке. Она сердито буркнула: «Доброе утро, Грам», но Кэтрин вроде и не заметила ее плохого настроения.

Спустя сорок пять минут Лорен договаривалась по телефону о встрече с работающим по найму фотографом, когда вдруг раздался звонок в парадную дверь. Бросив искоса взгляд на дверь, она подумала, кто бы это мог быть, и не уйдет ли он прежде, чем она закончит разговаривать по телефону.

– Я открою, дорогая, – сказала Кэтрин и поспешила пройти мимо Лорен.

Когда Кэтрин вернулась, у нее в руках была коробка из цветочного магазина.

– Это тебе, милая, – сказала Кэтрин, вручая коробку удивленной Лорен.

Подарок был от Коулби. От удовольствия Лорен всю обдало жаром. Руки у нее задрожали, и она стремительно развязала ленту и отбросила крышку. Лорен увидела дюжину изумительных красных роз на длинных стеблях, лежащих в коробке, обитой темно-зеленой материей.

Карточка гласила: «Пусть они составят тебе компанию, пока меня нет с тобой». На карточке не было подписи, но Лорен знала, что розы от Коулби.

Когда же Лорен поняла, что Кэтрин смотрит на нее, она подняла взгляд на бабушку.

26
{"b":"4691","o":1}