ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Преступники оставили свою машину на скоростной автостраде и пустились бежать. Он побежал за ними. – В одно мгновение преодолев расстояние между нами, я был почти готов схватить их, но мои ноги запутались в лежащем там кабеле, и я скатился вниз по насыпи. – Он скорчил рожу от отвращения к самому себе. – Они сбежали, а я сломал пару ребер и растянул мышцы.

– Тебя могли бы убить, – сказала Лорен, рассерженная на Коулби за то, что он, казалось, не был расположен отнестись с должным вниманием к тому, что с ним произошло.

– Нет, – противился он, робко смеясь. – Если бы я приземлился на голову, то для такого безголового тупицы это не было бы травмой.

Лорен покачала головой, приходя в отчаяние от его слов. Она устало поднялась.

– Не хочешь что-нибудь поесть?

– Я уже ел. – Он схватил ее за руку своей нездоровой рукой, стараясь удержать и не дать ей уйти. – Я пытался дозвониться до тебя, детка, но тебя не было дома.

– Я обедала с родными. Коулби отвел взгляд о г Лорен.

– Я так и предполагал.

Обнаружив, что ей ничего не мешает уйти, Лорен пробормотала:

– Я собираюсь приготовить чай.

И она вышла из комнаты.

Лорен поспешила пройти на кухню, присела за стол и уронила лицо на сложенные руки. Хотя к ее глазам подступали слезы, она настолько оцепенела, что не могла плакать.

В последующие дни Лорен была чуть ли не благодарна тем вандалам, которых преследовал Коулби. Теперь он постоянно бывал дома, и это было прекрасным сновидением, и она хотела, чтобы этот сон не кончался никогда.

– Итак, любимая леди, что сегодня у нас на повестке дня?

Одетый в черные джинсы и голубую тенниску, в двери стоял Коулби. Он поглядывал сверху вниз на Лорен, сидящую за коммутатором.

– Мы приглашены обедать к Джин, – сказала она и подняла вверх руку, давая ему знак помолчать, пока она ответит по одной из служебных линий.

– Может быть. Джин не будет сильно возражать, если мы пропустим обед у них сегодня вечером? – спросил Коулби, когда она вновь обратила на него внимание.

Его мальчишеская улыбка была потрясающей. Лорен рискнула бы даже недовольством всей семьи, лишь бы провести одну ночь наедине с ним, особенно теперь, когда его ребра зажили.

– Если это означает, что всю ночь ты проведешь со мной, я рискну ее огорчить.

– Ты действительно не возражаешь?

– Что? – Она тихо засмеялась. – Чтобы ты был всю ночь моим? Конечно нет!

– Ну, плутовка, не боишься огорчить сестру и зятя?

– Конечно, я скорее готова отдать руку на отсечение, чем огорчить кого-либо из моей семьи, но когда речь идет о том, чтобы провести ночь с тобой…

Лорен улыбнулась.

Коулби подошел к ней, поднял ее со стула и поцеловал.

– Спасибо. Я чертовски долго ждал этого момента, когда смогу опять заняться с тобой любовью, и я не думаю, что смог бы высидеть на семейном обеде, когда голова забита лишь одной мыслью, как приятно мы могли бы провести это время, будь мы наедине. Лорен улыбнулась ему в ответ:

– У меня хорошая идея. Почему бы тебе не поехать куда-нибудь и не купить для нас пару бифштексов и все необходимое для салата, пока я не управлюсь здесь?

Улыбка Коулби была счастливой, очаровательной.

– Я даже куплю для нас бутылочку красного бургундского вина. – Целуя Лорен в губы, он вновь посадил ее на стул. – Я скоро вернусь.

Когда тем поздним вечером они готовили обед, Коулби сказал ей, что его выписывают на работу. Заметив, что Лорен не очень-то пришла в восторг от этого известия, он положил нож, которым резал помидоры, и обнял ее.

– В чем дело, дорогая? Ты боишься, что я опять попаду в переделку?

Она медленно покачала головой.

– Я думаю, что слишком привыкла все время быть с тобой, и мне не нравится, что этому приходит конец.

– Что ты имеешь в виду, говоря «конец»? – Он запрокинул ее лицо вверх, держа его двумя пальцами за подбородок, и всмотрелся ей в глаза. – Я твой душой и телом, полностью твой, Лорен. Разве тебе не известно это до сих пор?

Знала ли она об этом? У Лорен были все же сомнения, но она утвердительно кивнула ему в ответ.

Ей потребовалось слишком много времени, чтобы ответить. Взгляд Коулби блуждал по ее лицу, зондируя, пытаясь понять, какие мысли были скрыты за ее натянутой улыбкой, какие мысли придавали ее глазам затравленный взгляд.

– Что-нибудь еще тревожит тебя, Лорен? Скажи, что?

– Только то, что мне не нравится, что ты снова возвращаешься на работу. Ее голос дрогнул. Его голос был хриплым.

– Я тоже буду скучать без тебя. – Сильные руки Коулби привлекли ее к нему. – Я очень люблю тебя, Лорен, и мне нравится быть с тобой, – прошептал он ей в волосы. – Но я должен зарабатывав на жизнь, я должен работать. И мое единственное утешение, что я люблю свою работу.

Он выпустил ее медленно, неохотно, и вновь вернулся к приготовлению салата. С тяжестью на сердце Лорен отбила мясо, утрамбовала измельченный чеснок в надрезы и прямо-таки зашвырнула бифштексы в жаровню.

За обедом Коулби перехватил ее задумчивый взгляд. Она сидела так достаточно долго, и он понял, что ее что-то беспокоит, и решил, что она отчаянно пытается что-то скрыть от него.

Ребенок? Его рука замерла на полпути ко рту, и он впился проницательным взглядом в Лорен. Может быть, она беременна? Об этом ли она боялась ему рассказать? Он открыл было рол и сразу же закрыл ею. Они никогда не обсуждали необходимости завести ребенка, но теперь, когда он встретился вплотную г тем, что она могла бы родить ему ребенка, он и не знал, что сказать.

«Когда она скажет мне об этом, я встречу это смело», – подумал Коулби, улыбаясь, и отправил в рот кусочек теперь уже холодного бифштекса.

– Я хочу тебе кое-что сказать, любимая моя, – сказал Коулби, когда они приступили к уборке стола. – После того, как мы все это сделаем, я приглашаю тебя пойти в кино. Мы сядем на последний ряд и будем целоваться и обниматься. Как ты к этому относишься?

Он с чрезмерным вожделением смотрел на Лорен, и в этом взгляде скрывались те странные чувства, которые бушевали в нем.

– У меня предложение получше Пусть посуда подождет.

Она взяла его за руку и быстро увела в спальню.

На следующее утро Лорен проснулась рано, но ее тело было все еще теплым от их любовных утех. Она мечтательно улыбнулась и потянулась, вся извиваясь и издавая при этом звук утолившего голод котенка. Рядом с ней на ее подушке лежала голова Коулби, его нога обвила ее бедра, а руки уверенно обнимали ее.

– Привет, – промурлыкал он сонно.

– Здравствуй.

Она приподнялась, поцеловала его заросший подбородок и сморщила нос.

– Я знаю, – застонал он. – Мне нужно побриться. Но с тобой так чертовски хорошо, что мне не хочется вставать.

– Тогда и я не буду. Я не возражаю, если ты сегодня решишь прогулять работу из-за меня.

– Нет, я не могу. – Он слегка отстранился, взял часы с тумбочки и сердито посмотрел на циферблат. – К сожалению, долг зовет.

– Плюнь на все, – посоветовала она. – Позвони и скажи, что заболел. Скажи, что у тебя рецидив.

Растянув губы в озорной улыбке, Лорен начала медленно возбуждать его тело кончиками пальцев. Ей нравилось осязать его кожу, но больше всего она любила реакцию, которая возникала, когда она касалась самыми кончиками пальцев его плоского живота.

– Распутница, – зарычал он, схватив ее за руку прежде, чем она смогла продолжить его мучить. – Не надо! – предостерег он, когда она попыталась высвободить руку. – Я могу сделать тебе больно.

– Ты не смог бы обидеть меня, – заявила она без всякого сомнения.

– Не умышленно, дорогая.

Он поймал ее руку, притянул Лорен к себе и заключил ее в свои сердечные объятия. В течение еще нескольких секунд Коулби смаковал ощущение тела, прижатого к нему, затем неохотно ее оттолкнул. Он встал с постели, трепетно осознавая, что Лорен следит глазами за его движениями.

– Под твоим взглядом мне очень трудно сделать то, что мне необходимо, – выговорил он ей, бросая слова через плечо.

36
{"b":"4691","o":1}