ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однажды во время воздушной тревоги, когда Мютцельбург был вынужден совершить срочное погружение, «U-203» стала погружаться с необычной быстротой. Старшина-трюмный Бауш, стоя в центральном посту рядом с командиром электромеханической боевой части, с невозмутимым спокойствием сказал офицеру:

– Осторожно, мы на тонну тяжелее обычного.

На глубине 120 метров механик остановил погружение лодки. Оказывается, старшина под свою ответственность принял балласта на тонну больше, так как хорошо знал этот район. Он знал лучше, чем механик, новичок на лодке, что самолёты в этом районе появляются неожиданно, как гром средь ясного неба. Он, конечно, не имел права действовать по собственному усмотрению. Но в данном конкретном случае он, возможно, спас корабль и жизнь экипажу.

* * *

А вот какой случай произошёл с «U-325», когда она находилась в Северной Атлантике. Тяжёлые волны бурного моря перекатывались порой через мостик, и люди верхней вахты прикрепили себя штормовыми поясами и ремнями к деталям ограждения. Командир поднялся на мостик на мгновение, и тут как раз на корабль накатила огромная волна, так что он оказался на несколько мгновений практически погруженным. Когда волна схлынула, то оказалось, что она унесла с собой командира!

– Человек за бортом!

В считанные минуты вахтенный офицер совершил манёвр, и командира в целости и сохранности выловили из воды. Это был акт спокойного и эффективного героизма, о котором была произведена лаконичная запись в вахтенном журнале:

«С 11.43 до 11.49, командир за бортом».

Но за этой короткой записью последовала более длинная – по возвращении на базу:

«В 11.43 был смыт за борт командир. Позже он был спасён. Чтобы легче было держаться на воде, он освободился от следующих вещей: брюки, кожаные, пар, 2; куртка, кожаная, 1; ботинки, флотские, подводные, пар, 1; пистолет-автомат, 2; бинокли, 2; секстант, 1; перчатки, кожаные, пар, 2».

Потом за дело взялись административно-хозяйственные инстанции. Народ по натуре въедливый и ворчливый, они выпучив глаза смотрели на этот достопримечательный документ. Там начали язвительно ворчать насчёт жульничества и военного трибунала.

В штаб-квартире ВМФ документ ходил из рук в руки под широкие ухмылки офицеров. Наконец через несколько дней документ вернулся на флотилию с резолюцией:

«Убытки возместить. Замену разрешаю».

А в самом низу документа от руки была сделана приписка:

«Это что – какая-то подводная лодка нового типа? Как можно в такой экипировке пролезть через люк боевой рубки? Впредь этому аспекту следует уделить должное внимание».

ГЛАВА VIII

«U-74» и трагедия «Бисмарка»

Оперативная сводка. Май 1941 года:

24 мая 1941 года к югу от Гренландии и к юго-западу от Исландии линкор «Бисмарк», вышедший в море вместе с тяжёлым крейсером «Принц Ойген» («Принц Евгений»), потопил британский корабль «Худ», самый мощный линкор в мире. Попадание снаряда с «Принца Уэльсского» замедлило ход «Бисмарка», и крейсеру «Принц Ойген» было приказано действовать самостоятельно. Пытаясь прорваться в Брест, «Бисмарк» был поражён торпедой с самолёта, базировавшегося на авианосец «Арк Ройал». Винты «Бисмарка» оказались серьёзно повреждены, рулевая система вышла из строя, а вскоре после этого «Бисмарк» попал под уничтожающий огонь линкоров «Родни» и «Кинг Джордж V», а также крейсеров «Норфолк» и «Дорсетшир». 27 мая в 10.36 гигант «Бисмарк», лишённый способности маневрировать, почти лишённый боеприпасов, затонул после торпедных ударов с крейсера «Дорсетшир». До этого адмирал Лютйенс, командующий флотом, под флагом которого шёл «Бисмарк», вызвал подводную лодку, чтобы передать на неё вахтенный журнал. Другие подводные лодки, которые мобилизовал Лютйенс сразу после потопления линкора «Худ», не добились успехов. Только «U-556» (командир лейтенант Вольфарт) увидела линкор «Ринаун» и авианосец «Арк Ройал», самолёт с которого выпустил смертоносную торпеду по «Бисмарку». Оба эти гиганта прошли перед носом подводной лодки, но «U-556» уже до этого израсходовала все свои торпеды.

* * *

«U-74» (командир Кентрат) была одной из лодок, которая, находясь в море, получила приказ атаковать британские корабли.

Кентрат на полном ходу поспешил к месту сражения. Ближе к вечеру он погрузился, чтобы прослушать море через гидрофоны. Оператор сразу же услышал подводные шумы. Кентрат сам прильнул к гидрофонам.

– Если я не очень ошибаюсь, это шумы винтов подводной лодки, – сказал он.

Кентрат всплыл и в нескольких сотнях метров увидел подводную лодку, которую они слышали. Как он понял, это была германская лодка. Бурное море швыряло её вверх и вниз и из стороны в сторону. С мостика Кентрату помахала рукой бородатая фигура – Вольфарт, командир «U-556». Подняв мегафон, он чтото прокричал, но лишь спустя какое-то время и после многочисленных повторов Кентрат и его люди разобрали, чт. кричал Вольфарт.

– Кентрат, прими полученный мной приказ, хорошо? Иди и прими с «Бисмарка» вахтенный журнал.

Кентрат поднял руку в знак того, что он понял. Вольфарт поднял сжатый кулак, дав знать, что и он понял, и скрылся в боевой рубке. Скоро его лодка скрылась, как привидение, за вздымающимися волнами Атлантики.

Некоторое время Кентрат и его товарищи в раздумье пожимали плечами. На всём этом был налёт какой-то кошмарного неправдоподобия. Они не могли понять, как это Вольфарт, один из подводных асов, вдруг передал другому исполнение полученного им приказа.

Лишь потом, уже вернувшись на базу, они узнали подробности. У Вольфарта осталось до такой степени в обрез топлива, что даже для возвращения на базу ему пришлось бы считать минуты и секунды.

Кентрат направил корабль на выполнение нового приказа. Появившийся самолёт заставил его срочно погрузиться, но скоро между собой подводники согласились, что это был германский «кондор», и «U-74» снова всплыла.

На них обрушилась буря с градом, град сменялся проливным дождём, потом снова налетал град. Град иголками колол лица верхних вахтенных. Огромные волны захлёстывали пеной, а то и перекатывались через боевую рубку. Когда лодку поднимало на гигантской волне, нос, подобно копью, вздымался в воздух, наполненный брызгами и водяной пылью, потом лодка с громовым всплеском падала в море, поднимая к небу каскады воды.

Прошла ночь, настало утро. «U-74» погрузилась.

В 10.36 оператор Халлет, сидя у гидрофонов, доложил, что слышит характерный шум тонущего судна. Кентрат бросился в рубку. Он увидел, что у Халлета дрожат руки. Когда Халлет увидел взгляд командира, направленный на его руки, то поспешил стыдливо спрятать их.

– Ничего, Халлет, тут нечего стесняться. Боюсь, мы оба думаем об одном… «Бисмарк»…

Его прервала серия подводных взрывов. «Бисмарк»? Потоплен? А вдруг это корабль противника, осмелился понадеяться Кентрат.

«U-74» оказалась в непосредственной близи от места сражения.

Через перископ виднелись расплывчатые формы, но было несомненно, что это силуэты линкоров и крейсеров.

Удерживать лодку на перископной глубине было практически невозможно. На поверхности бесновались зелёные волны, словно горы, пришедшие в движение. Весь мир воды устремлялся вверх, потом обрушивался вниз, оставляя буруны за кормой и выбрасывая лодку вверх. В поле зрения «U-74» находились самые мощные корабли британского флота, но – увы…

Для подводников «U-74» это был час суровых испытаний. Как ни старался Кентрат, он не мог занять позицию для выстрела. Он не мог выпустить ни единой торпеды.

В поле зрения перископа Кентрату стали попадаться плавающие обломки, трупы людей. Немцы или британцы? Этого Кентрат не знал. Ярко-жёлтые жилеты – и в зловещем контрасте с ними бледные лица. Все новые трупы. Люди то ли захлебнулись, то ли были разорваны снарядами.

17
{"b":"4692","o":1}