ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он только собрался дать радиограмму с предупреждением другим лодкам, как появился радист и сообщил ему содержание радиограммы, направленной с борта «U-111» в штаб, где говорилось, что через полчаса после того, как они покинули залив острова Санту-Антан, там прогремели два взрыва. В радиограмме также было сказано, что огни, с помощью которых на верхней палубе лодки Мертена производились работы, погасли, и есть предположение, что подводная лодка потоплена.

– Вот как оно бывает, – промолвил Мертен. – Ложишься спать, а на утро просыпаешься мёртвым и даже не догадываешься об этом.

* * *

Давайте почитаем дневник Вибе, механика:

27 сентября.

Мы соорудили на верхней палубе душ: взяли кусок пожарного шланга, сетку от аварийной ручной трюмной помпы – и стали гордыми обладателями прямотаки королевской бани. Ещё мы сняли один из клапанов рядом с боевой рубкой. И вот сидишь на прочном корпусе, а на тебя сверху льётся свежая морская вода. И всего-то нужно приложить мозги. И чего у нас в штаб-квартире не додумались до этого?

Позиция – в районе Санту-Антана.

02. 15. Видим Санту-Антан. Горизонт в дымке.

03. 49. Взрыв. Похоже, глубинной бомбы или торпеды.

03. 59. Второй взрыв. Погрузились, чтобы прослушать гидрофонами.

05. 04. Всплыли. Все что мы слышали в гидрофон, это тихий шум винтов. Было слишком темно, чтобы найти другие лодки на рандеву. Командир решил отложить до рассвета. Впрочем, нас всё равно до завтра не ждут.

06. 17. С мостика сообщили: на берегу замечены огни.

06. 22. Тень слева по носу. Позиция 90 градусов. Торпедный катер?

Командир приказал левый полный вперёд, руль право на борт.

Нет, это был не торпедный катер. Это был силуэт подводной лодки.

– Оба полный назад! Руль лево на борт!

Но и этого было не достаточно. Довольно сильный удар.

Моя первая реакция – задраить все водонепроницаемые переборки.

Слава Богу, они и так все были задраены. Мы таранили лодку в районе выхлопа. Прежде чем она затонула, с мостика успели ясно определить, что это британская лодка класса «клайд». На мостике подводной лодки противника возникла паника.[18]

Радиограмма в штаб-квартиру: «Предупредите все другие подводные лодки, что рандеву Санту-Антан известно противнику».

Позже мы узнали, что «U-111» тоже видела вражескую подводную лодку.

Мы получили немалые повреждения: нос помят, первый и второй торпедные аппараты вышли из строя. Я спустился под воду с легководолазным аппаратом, но не смог добраться до торпедных аппаратов. Нос был здорово свернут вправо. Передние крышки первого, второго и третьего торпедных аппаратов заклинило, первый и второй аппараты пропускали воду. Форштевень чуть ли не висел на пиле для сетей.

Командир доложил о повреждениях в штаб-квартиру. Радиограмму приняли и спросили: «Можете своими силами исправить повреждения?»

«U-67» ответила: «Нет».

Поступил приказ: «Возвращайтесь на базу».

Мертен («U-68») дышал свежим утренним воздухом. После того как радист принёс ему радиообмен между «U-67» и штабом, он спросил Деница, нельзя ли ему забрать с «U-67» торпеды и, может быть, немного топлива.

Когда Вибе писал последнюю фразу в своём дневнике, он невольно состроил кривую гримасу, понимая, что после этого подвига с тараном с его лодкой на время не будут считаться.

– Мертену вообще надо нарисовать на лодке эмблему хомяка или грифа, – проворчал он про себя. – Этот малый тянет под себя всё, что близко лежит.

Он вспомнил случай на базе, когда Мертен, пользуясь своим старшинством, из-под носа увёл новенькие рабочие втулки цилиндров.

– На этот раз, – ворчал Вибе, – он вместе с торпедами и топливом и целый дизель оттяпает.

Мертен появился 2 октября.

Вибе записал в дневнике:

Когда Мертен подошёл на дистанцию слышимости шёпота, он спросил командира:

– Где это вам так своротили ваш арийский носик?

– Мы сделали все, чтобы последовать вашему блестящему примеру, мой господин, – не задумываясь парировал Мюллер-Штекхайм.

Это было неприятное напоминание Мертену о случае, который произошёл на тактических учениях, когда Мертен имел несчастье свернуть себе нос, воткнувшись в другую лодку.

Мертен постарался пропустить мимо ушей эту весьма едкую реплику, тем более что заметил, как в его команде заулыбались, оценив шутку.

17. 58 до 20.25. Погрузились, чтобы избежать встречи с судном, которое находилось на радиосвязи с Дакаром.

21. 17. Подошли к «U-68», стоявшей на якоре.

Начали передавать 1100 литров смазочного масла. Поскольку подходящего шланга не нашлось, перетаскивали вручную, в металлических банках – работа трудоёмкая и длительная, она заняла целых шесть часов. Последовали 200 литров дистиллированной воды, тонна технической пресной воды и несколько торпед.

Тем временем врач с «U-68» осмотрел нашего дизелиста.

Мы были готовы идти на базу выпрямлять свой помятый нос.

Мы помогли нашей сестре-лодке и сделали это с радостью и желанием. Но всё-таки это раздражает, когда видишь, как твоё топливо и твои торпеды забирают, словно таблетки для лечения чьего-то больного горла.

7 октября.

Идём домой.

* * *

Благодаря получению дополнительных запасов и вооружения «U-68» могла теперь расширить масштабы своих действий.

Из сообщений службы радиоперехвата Мертен знал, что группа британских кораблей, включающая авианосец, патрулирует между островом Вознесения и островом Святой Елены с очевидной целью перехватывать германские вспомогательные крейсера и другие надводные корабли. Мертен считал, что найти эти корабли и атаковать их – это работа, на которую не жалко потратить силы.

Вначале «U-68» заглянула на рейд острова Вознесения, но убедившись, что там пусто, повернула к острову Наполеона,[19] где надеялась найти стоящие на якоре британские корабли.

Но в порту Святой Елены стоял один-единственный танкер. Мертен решил, что раз не может найти британские корабли, то можно потопить снабжающие их суда, что также нанесёт значительный удар по их боеготовности.

Под покровом ночи Мертен прокрался между портовыми сооружениями и танкером, не замеченный никакой охраной на берегу. Слышно было, как солдаты пели и веселились в казармах. И тут Мертену пришла в голову новая идея. Он снова вышел и атаковал танкер со стороны моря. В момент, когда торпеды вышли из торпедных аппаратов, несколько человек на танкере заметили силуэт лодки на фоне неба. У них было время закричать «Субмарина!» и всполошить охрану на берегу, прежде чем торпеды нанесли свои смертоносные удары по танкеру. Груз танкера взорвался, столб пламени взметнулся высоко к небу, и танкер сразу пошёл ко дну. Мертен на полном ходу направил лодку подальше от порта. Забегали лучи прожекторов, береговые батареи открыли беспорядочную стрельбу. Но всё напрасно.

А вот история третьего партнёра по рандеву имела трагический конец.

Через несколько дней после того, как «U-111» передала свои торпеды, командир британского корабля «Леди Шерли» Коллэвей заметил в десяти милях рубку подводной лодки, прежде чем она успела погрузиться. Это произошло в 220 милях от Тенерифе. Британский корабль поспешил к месту погружения подводной лодки и сбросил множество глубинных бомб. Раненая лодка была вынуждена всплыть, и британцы сразу же открыли по ней огонь из всех орудий. «U-111» ответила огнём. Британский корабль получил серьёзный урон. Убитые и раненые были с обеих сторон. Но после четверти часа отчаянного боя лодка получила смертельный удар и затонула.

Восемь немцев, и среди них Кляйншмидт, погибли в бою. Остальные сорок четыре члена команды этого мужественного корабля были взяты в плен.[20]

ГЛАВА X

«U-81» топит авиаэскадрилью. «U-331» уничтожает линкор «Бархем»

Оперативная сводка. Осень 1941 года.

Когда разразилась война, Италия имела 120 подводных лодок, значительно превосходя любой другой подводный флот мира. Но очень скоро, после оккупации Балкан и Крита, пришло понимание, что необходимо вводить в Средиземное море германские подводные лодки. По уровню подготовки и боевому духу немецкие подводники были бесконечно выше своих итальянских партнёров. В Германии надеялись, что это заставить британцев распылять свои силы, а немецкие подводные лодки смогут атаковать и средиземноморские конвои. Безусловно, переброска лодок в Средиземное море должна была ослабить атлантическую группировку немцев. Однако Редер, который особенно рьяно выступал за введение немецких подводных лодок в Средиземное море, считал, что Германия получит тем самым военное и психологическое превосходство над британцами. Пассивность, проявлявшаяся до этого времени итальянским подводным флотом, бездеятельность, вызванная скорее низким моральным духом, чем техническими недостатками, привели британцев к недооценке организации противолодочной обороны в Средиземном море. Считалось маловероятным, что Редер рискнёт оттягивать силы с атлантического театра военных действий или вовлечёт подводные лодки в опасное предприятие – преодолевать мощную оборону зоны Гибралтарского пролива. Впечатляющие успехи, достигнутые в этой акватории, хорошо иллюстрирует следующий рассказ о боевом опыте подводной лодки «U-81» (командир – капитан-лейтенант Гуггенбергер).

вернуться

18

По британским источникам, эта лодка пыталась протаранить «U-67», но сама стала объектом тарана. Однако британская лодка вовсе не затонула, а получила повреждения и своим ходом вернулась на базу. А как же «U-67»?

вернуться

19

Имеется в виду остров Святой Елены.

вернуться

20

В этот период британцы уже имели экземпляр шифрмашины «Энигма» и, скорее всего, узнали о тайном рандеву из расшифрованного радиообмена.

20
{"b":"4692","o":1}