ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Может быть, другая лодка сможет что-нибудь сделать…

Но командиру той лодки не повезло. Он неправильно оценил скорость хода крейсера, и его торпеды прошли за кормой крейсера, не причинив ему вреда. Уходил прекрасный шанс.

И Мертен принимает совершенно безумное решение.

– По местам стоять к всплытию! – прокричал он. – Продуть балласт!

Механик, вахтенный офицер, члены команды остолбенели. Всплывать? Сейчас? Старик совсем, видно, потерял голову.

«Питон» тонул. Его команда и команда «Атлантиса», которую он недавно спасал, высадились в шлюпки. И вот между этими шлюпками и британским крейсером всплывает Мертен. Он сделал больше: он пошёл прямо на «Девоншир»! Он любым способом хотел спасти команды «Питона» и «Атлантиса» от попадания в руки британцев. И поставил все на отчаянный бросок. И это удалось.

Крейсер, увидев лодку, резко изменил курс и прибавил ход. Вскоре он исчез за горизонтом.

Теперь командование принял на себя Рогге. Он распределил по 120 спасшихся на каждую подводную лодку, а остальных – по шлюпкам, которые взяли на буксир обе лодки. Но и после этого оставались люди, которых разместили на верхних палубах. Им дали надувные спасательные плоты – некоторое утешение на случай, если лодка будет вынуждена погрузиться и оставить их на воде. В этих водах было полно акул, и надувной плот был отнюдь не лишним в таких условиях.

Радиограмма из штаб-квартиры сообщила, что ещё несколько подводных лодок идут на помощь и что за спасёнными вышли из Бордо две большие итальянские подводные лодки. Если итальянцы успешно преодолеют жёстко патрулируемый Бискайский залив, то это значительно облегчит дело.

Но людям всё равно было легче от одного того, что их не бросили. Они знали, что для них что-то делается и что ради них не пожалеют никаких усилий, чтобы довести до успешного конца уникальную спасательную операцию.

На камбузах подводных лодок готовили пищу, чтобы покормить всех до единого. Седая Атлантика стала свидетельницей довольно необычной сцены: на маленьком полубаркасе, спущенном с «Питона» перед его потоплением, с подводных лодок от шлюпки к шлюпке развозили еду.

Буксирные тросы оправдали возложенные на них надежды. За это надо было благодарить Рогге, потому что тросы остались с «Атлантиса». Рогге всегда уделял повышенное внимание тому, чтобы на его корабле поддерживался образцовый порядок и чтобы любые принадлежности были первого класса. И вот теперь его морская осмотрительность приносила дивиденды.

Все, конечно, ругались – на жару, на еду и вообще на всё, о чём можно было подумать. 

«Пока они ругаются, я за них спокоен, – думал Рогге. – Это признак того, что у них с боевым духом всё нормально. Плохо, если они замолчат и повесят головы.

Ночью людям в шлюпках и на верхней палубе было холодно и они завидовали своим товарищам в плотно набитых лодках. Но и последним жилось в отсеках несладко. Атмосфера была тяжёлой, гораздо тяжелей, чем обычно в лодке, и этим сказано всё.

И в довершение всего, когда вдали появилось судно, оно оказалось британским! Но, тяжело гружёное, оно пошло дальше по своим делам.

Это подорвало душевное равновесие Мертена. Даже Рогге подумал, что для Мертена это слишком. Неделю он ждал встречи с британским судном, а тут… «Ладно, – подумал Рогге, – хорошо, если они по радио не выдадут наши координаты».

Британское судно не воспользовалось своей радиостанцией. Приличия на море не умерли даже в это время. Конечно, британское судно могло поинтересоваться насчёт помощи раненым и тому подобное. Но оно предпочло закрыть глаза и ничего не видеть. И это, по совести говоря, было весьма порядочно с его стороны.

Прошло ещё пять дней. Они пришли на новое рандеву, назначенное им. Здесь ещё две лодки ждали странного конвоя, прокладывавшего себе путь через океан.

У одной из лодок топливо было на пределе.

«Хорошо, что я взял лишний кусок, – сказал себе с удовлетворением Мертен, имея в виду запас топлива. – Иногда полезно быть этаким хомячком».

Топливо переносили с лодки на лодку контейнерами из-под питьевой воды, контейнер за контейнером.

«Пассажиров» теперь разделили между четырьмя лодками. Пересадка шла во всю, когда на западе появилось большое тёмное облако, которое стало быстро сгущаться и выплывать из-за горизонта. Очень скоро начало штормить, а потом разыгралась обычная для тех мест буря. В бурном море пришлось работать пять долгих часов, прежде чем всех в целости и сохранности разместили по лодкам.

Чуть позже встретились с итальянскими подводными лодками, так что удалось освободиться от скученности и разместить всех с относительными удобствами.

Накануне Рождества лодки пришвартовались к пирсам своей базы. Сошедшие на берег люди были такими же серыми и побитыми ветрами и волнами, как сами подводные лодки. Подводные лодки не могли сделать к Рождеству лучшего подарка для сотен семей…

* * *

На Рождество подводная лодка «U-645» под командованием лейтенанта Ферро, действовавшая в качестве плавучей метеостанции, была потоплена американским эсминцем, носившим немецкое название «Шенк». Это был первый корабль, потопленный американцами в этой войне. Никто не спасся. «Шенк» напрасно обыскивал место атаки, он никого не нашёл. Вечером, под зажжённые рождественские свечи моряки эсминца с немецким названием подняли тост за свой первый успех в войне против немцев.

А вот какой случай произошёл в конце декабря 1941 года, он дал почву для противоречивых оценок.

В декабре подводная лодка, действовавшая в Средиземном море, сообщила, что среди очень тёмной ночи была атакована – и довольно точно – бомбами с самолёта.

«Случайность», – утверждали эксперты, понимающе кивая друг другу.

Компетентные власти в тот момент не верили, что противнику удалось пристроить на самолёт нечто сравнимое с немецким радиолокационным аппаратом «DeTe». Он был слишком велик и слишком тяжёл для самолёта.

«Не может быть!» – уверяли эксперты.

Они посмотрели на астрономические карты за декабрь.

«Вот, пожалуйста: полнолуние, и, возможно, море было так ярко освещено, что с самолёта без труда заметили лодку даже среди ночи», – говорили они.

Командир, однако, утверждал, что противник, должно быть, имел в своём распоряжении какую-то новую аппаратуру.

Дениц тоже не поверил в возможность радиолокации на самолёте. Он счёл, что атака вышла в результате случайности.

– Если бы они имели нечто подобное, – заявил он, – мы наверняка получили бы подобные сообщения и от других командиров.

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ

1942 год

ГЛАВА XIII

Война с Соединёнными Штатами

Оперативная сводка.

Япония напала на США. Германия проявила верность своему союзнику. Гитлер решил ввести в действие операцию «Paukenschlag» у берегов Соединённых Штатов. Для проведения этой операции, готовившейся в большом секрете, имелось в распоряжении всего шесть лодок. Её успех в огромной степени зависел от предприимчивости, смелости и эффективности действий командиров и команд, участвующих в операции – и в определённой степени от неопытности американцев в противолодочной борьбе. Одним из командиров – участников операции «Paukenschlag» был лейтенант Хардеген. На момент объявления войны Соединённым Штатам он находился в отпуске в Италии. Не дожидаясь, пока его вызовут, Хардеген вернулся на базу и явился к командиру флотилии Виктору Шютце.

* * *

– Рад, что вы приехали, Хардеген. Я знал, что вы приедете, поэтому не стал брать на себя труд посылать вам телеграмму, – сказал Шютце, когда они обменивались рукопожатиям.

– Что мне надо сделать для подготовки к выходу? – поинтересовался Хардеген, косвенно намекая на Соединённые Штаты.

Это не было простым любопытством. Он думал о том, какие проблемы предстояло решать его старшему помощнику – то ли готовить лодку к походу в Арктику, то ли в тропики.

29
{"b":"4692","o":1}