ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лодку охватило предрождественское возбуждение. Мертен чувствовал себя на коне оттого, что предвкушал, как доставит команде маленькие радости. А может, и немаленькие.

Честь открыть крышку и представить публике спрятанные сокровища выпала механику. Все вытянули шеи и напряглись. Сокровища были пока ещё сокрыты от посторонних взоров промасленной бумагой.

– Знакомый запах, – произнёс один из старшин.

Короче говоря, в ящике лежало восемьсот прорезиненных плащей. И ничего, что можно было бы подарить дома матери или девушке или поставить на стол. Этими вещами могли пользоваться только моряки и только в плохую погоду.

Следующий ящик был чуть поменьше. Содержание – зюйдвестки. Следующий – побольше. Снова плащи.

Мертен сдался. Народ сник – от разочарования, а не от пустой работы. Только некоторое время спустя люди увидели весёлую сторону дела.

В этот вечер на маленьком деревянном прямоугольнике, который служил столом в офицерской кают-компании, на месте, которое обычно занимал командир, появилась визитная карточка, на которой красивым почерком было выведено:

«Карл Фридрих Мертен, собиратель плащей и зюйдвесток»

* * *

– Завтра мы должны увидеть судно, хотя бы в качестве подарка ко дню рождения Аугуста Мауса, – сказал Мертен как-то ночью на мостике, прежде чем крикнуть «внизу у трапа!» и исчезнуть в люке, чтобы поспать немного на своей жёсткой койке.

– Будет, командир. Можете спорить на последнюю рубашку, – откликнулся Маус, его старпом.

Это произошло до полуночи. Пройдя с короткой проверкой по лодке, Мертен упал в одежде на койку и тут же заснул. Он рассчитывал поспать несколько часов. Но не успел он заснуть, как в его каютку вошёл старпом и доложил:

– Господин командир, разрешите доложить: судно, которое вы заказывали, ожидает вас!

«Если у него такие шутки…» – подумал Мертен в полусне.

– Судно прямо по курсу, командир!

– Да-а? Может, ты мне доложишь, что британцы уже в панике успели сбежать с него? Ладно, спасибо. Спокойной ночи – и давай катись отсюда к чертям.

Но на Мауса это не подействовало. Он довольно грубо растормошил командира и нетерпеливым голосом произнёс:

– Я не шучу, командир. Это действительно судно, шесть тысяч.

Мертен сразу проснулся, мотнул головой, стряхивая сон, и, уже совсем проснувшийся, нырнул в круглый переборочный люк между вторым и третьим отсеками и стремительно поднялся на мостик. Под сияющим диском восходящего солнца он увидел судно, не менее 5 000 тонн, и довольно близко.

Заметили они лодку? Но думать было некогда.

– Срочное погружение!

Лодка погрузилась на перископную глубину. Дифферентовка была ужасной. Это было на совести механика, и сейчас тут уже ничего не поделаешь.

– Не могу держать лодку на перископной глубине, командир, – предупредил механик.

Но времени не оставалось ни на что. Не теряя времени на расчёты, Мертен ухватился за последний шанс и решил стрелять на глазок.

Лодка слегка вздрогнула. Мертен решил поднять перископ и одновременно приказал увеличить скорость, чтобы с помощью горизонтальных рулей побыстрее выйти на перископную глубину.

Внезапно лодку встряхнуло, словно взрывом, она задрала нос и изогнулась, будто напоролась на полном ходу на скалу, и замерла. Старшина центрального поста из электромеханической боевой части ударился головой о железо и потерял сознание.

Скала? Какие скалы посреди Атлантики? А может, подводная лодка?

Мягко зажужжал подъёмный механизм перископа, и Мертен сразу прильнул к окуляру. Вот перископ прорезал поверхность. Боже, что такое?! Перед ним была чёрная стена в пятнах ржавчины и сурика. Явно борт судна, что же ещё?

Всё это было так близко, что Мертену казалось, будто он может достать рукой. Но как эта штука очутилась здесь? Возможно, судно в последний момент изменило курс, подумал Мертен, а потом, поражённое торпедой, бросилось в сторону подводной лодки.

– Полный назад! – скомандовал Мертен.

Приказ был отдан спокойным тоном, и команда вздохнула с облегчением. Кто-то задумчиво почесал голову.

Тем временем перед взором Мертена проходили фантастические картины. Над головой лодки спускались шлюпки, в них прыгали охваченные паникой люди. Один, казалось, совсем сошёл с ума. Другой зачем-то размахивал волосатой рукой, то и дело появляясь в перископе. Человек дрожал, как желе.

Мостик судна был охвачен огнём и плотным столбом чёрного дыма. На корме Мертен отчётливо различил два тяжёлых орудия. Но людей возле них не было, они убежали. Мертен не мог понять причин всей этой паники. Если судно так здорово вооружено, то обычно команда не покидает его вот так, как эта, а остаётся на судне – по крайней мере столько, сколько оно держится на воде.

И тут он вспомнил про судно с динамитом в Карибском море…

«U-68» погружалась с такой скоростью, с какой могла. Пройдя с четверть мили, Мертен снова осторожно поднял перископ. Кто их знает, вдруг они пришли в себя, вернулись на судно и встали у орудий?

Лодка ещё не дошла до перископной глубины, как раздался сильнейший взрыв.

– Господи, пронесло! – воскликнул Мертен. – По местам стоять к всплытию!

Мертен бросился на мостик. Большой гриб чёрного дыма висел над местом, где до этого находилось судно. Сила взрыва была, должно быть, ужасной, потому что вода взметнулась чуть ли не на километр вверх. Судно, по-видимому, лопнуло как мыльный пузырь.

Только позже на «U-68» узнали, что судно под названием «Брэдфорд-Сити» перевозило авиационный бензин. Вот откуда было это паническое бегство.

* * *

Подводные лодки становились жертвами не только авиационных и глубинных бомб. Иногда причиной оказывались технические ошибки, которые показались бы тривиальными обывателю, но имели жизненно важное значение для подводников.

Вот пример.

В обязанности технического персонала входит время от времени замерять плотность воды. На «U-128» эта обязанность возлагалась на курсанта Осадника. «U-128» являлась одной из новых больших лодок серии IXc. В марте 1942 года она вышла в свой первый боевой поход и вернулась с трепещущими вымпелами на мачте. Потом она прошла испытания на предмет использования в качестве лодки ПВО. В сентябре она снова вышла в море – с заданием направиться к берегам Африки и атаковать крейсер, действующий, по данным военно-морской разведки, в районе Фритауна. Но лодке не удалось выйти на крейсер. Для лейтенанта Хайзе это был мучительный поход. Ему запретили атаковать какие бы то ни было прочие суда, и он упустил массу замечательных возможностей. После долгих и бесплодных поисков Хайзе отозвали оттуда и приказали идти к берегам Южной Америки. Через двенадцать часов после получения этого приказа крейсер обнаружила итальянская подводная лодка под командованием Росси и потопила его.

«U-128» тем временем держала курс к судоходной линии между городом Баия[28] и островом Тринидад. Каждые двенадцать часов Осадник замерял плотность забортной воды и записывал результаты. Эти данные затем шли механику для расчётов по погружению. Прошло десять часов после последнего замера, когда «U-128» пришлось срочно погрузиться. Расчёты механика строились на последней информации. Лодка стала погружаться со скоростью камня и дошла до глубины примерно 150 метров.

Вода в этих местах была менее плотной, и эта особенность не была отмечена на картах.

Жужжали электромоторы. Командир дал команду «полный вперёд», горизонтальные рули были положены круто на всплытие, но лодка продолжала проваливаться. Она погружалась с дифферентов в 45 градусов на нос. Всё, что было ненадёжно закреплено, посыпалось на палубу и скатилось к носу, усиливая дифферент на нос и увеличивая опасность.

Лодка достигла глубины, на которой прочный корпус должен был, по теории, не выдержать давления. Только командир и механик знали, что новые германские лодки были способны выдержать это давление.

вернуться

28

Или Салвадор (Бразилия). 

40
{"b":"4692","o":1}