ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шмидта выбросило наверх. Когда он достиг поверхности, у него закружилась голова. Он стал ждать появления офицера. Через несколько секунд Паашен появился на поверхности недалеко от Шмидта. Шмидт окликнул офицера. Никакого ответа.

– Господин лейтенант!.. Господин лейтенант! Это Шмидт! С вами всё в порядке?

Паашен оставался без движения, его голова безвольно лежала на воде. Шмидт подплыл к старпому и потряс его. Он просто потерял сознание?

Полчаса Шмидт поддерживал безжизненное тело офицера, прежде чем понял, что тот мёртв. Баротравма лёгких.

Самолёт, сбросивший роковые бомбы, покружил и улетел, а Шмидт, единственный уцелевший с «U-553», стал в одиночестве бороться с волной. Быстро надвигалась ночь. Ему повезло, что буквально перед катастрофой он взглянул на карту, а зашедшее солнце помогло ему сориентироваться. И он решил достичь берега, который был не очень далеко. Но каково это расстояние, Шмидт не знал, и видно берега тоже не было.

Наступила темнота. Шмидт заключил молчаливый договор о дружбе со звёздами. Над ним сиял Южный Крест, указывая ему, куда плыть. Не высветят ли первые рассветные лучи землю? Временами руки казались свинцовыми, судорога грозила свести ему ноги. Но спасательный жилет служил ему верой и правдой и хорошо держал его на воде, которая фосфоресцировала при каждом движении рук.

Когда немного рассвело, Шмидт с гребня приподнявшей его волны различил на горизонте узкую серую полоску. Много часов спустя он был в безопасности, это была земля. Но к тому моменту, как он после борьбы с волнами выбрался на крутой берег, начало смеркаться. Он пробрался между скалами на сушу и потом потерял сознание.

Когда он пришёл в себя, то увидел вокруг себя оживлённо беседующих между собой группу местных жителей. Оказывается, они оттащили его подальше от воды.

Когда арабы поняли, что чужеземец жив, они обрадовались, и вдвойне обрадовались, узнав, что он «аллемано». Они отнесли Шмидта в бедную хижину, дали ему скромную пищу и питьё. Потом они привели детей и родственников поглазеть на это чудо из чудес – немецкого подводника.

Шмидт пытался как-то объяснить арабам, что ему нельзя здесь оставаться. Покачивая с сожалением головами, дети пустыни тем не менее отправились искать помощи у англичан.

Через несколько дней Шмидта забрал с собой в Басру британский патруль. Оттуда его самолётом переправили в Каир. Глядя с самолёта на сверкающее под солнцем море, он думал о своём корабле, лежащем там, к югу, на дне океана.

ГЛАВА XXV

«U-792», чудо-лодка

Оперативная сводка.

Весной 1943 года, за месяц до того, как германские подводные лодки встретили свой Сталинград, лейтенант Хеллер был назначен проводить испытания новой «подводной лодки Вальтера» – серии XVIIa. Не хочу ничего плохого сказать о Хеллере, но всё же кажется несколько странным, что испытания нового оружия, которое должно было произвести переворот в подводной войне, назначили проводить простого лейтенанта. Или, правильнее сказать, должно было бы произвести, если бы только…

Команда Вальтера включала Хеепа (производство двигателей) и Габлера (строительство корабля). Всей командой руководили доктор Фишер, директор верфи, и Мёллер, архитектор по военно-морскому ведомству, действовавший как инспектор строительства.

В обязанности Хеллера входило наблюдение за испытаниями и испытания, подготовка технического персонала и, позднее, представлять командование подводного флота в приёмочной комиссии.

* * *

С начала июля Хеллер руководил первыми курсами по подготовке специального технического персонала для обслуживания боевых лодок серий XVIIb и XXVI. Он был первоклассным инструктором и обладал искусством объяснять своим курсантам самые сложные технические вещи самым доходчивым языком. Он умел пошутить, его сравнения были живыми и всегда к месту.

После июльского совещания, на котором присутствовали с полсотни высших офицеров, разработчиков и производителей, Хеллер стал изо дня в день ждать появления первых двух экспериментальных лодок. Но готовы они были только в конце ноября. 1 декабря первые две лодки прибыли в Хелу – «U-792» (построенная на судостроительной верфи «Блом унд Фосс») и «U-794» (верфь «Германия»).

Хеллер зря не терял времени и до Рождества провёл первый пробный выход на «U-792». Нашлась масса небольших неполадок, но все были быстро устранены людьми Вальтера, энтузиастами своего дела и специалистами высокого класса.

* * *

Капитан 1 ранга Закс, подводник, награждённый Золотым крестом за заслуги в Первую мировую войну, был по своей натуре человеком недоверчивым. Когда Хеллер сказал ему, что «U-792» развила подводную скорость в 25 узлов, тот ответил, что хотел бы увидеть это своими глазами и попросил пройти мерную милю в его присутствии.

– Это не так уж и просто, – сказал Хеллер.

– Что – развить такую скорость у меня на глазах?

– Да нет, мой господин, – спокойно ответил Хеллер. – Я имею в виду, что трудно организовать это так, чтобы вы увидели собственными глазами, как лодка разовьёт обещанную скорость. На полном ходу мы не можем выдвинуть перископ, он сломается, как морковка. Так что надо придумать что-нибудь другое… Вот, есть идея приладить пару ламп на носовой части ограждения рубки. Тогда вы сможете увидеть этот подводный свет. Вам надо будет следовать за нами на торпедном катере. И мы вам покажем не один скоростной режим. Вначале мы пройдём на турбинах Вальтера с минимальной скоростью – на тринадцати узлах, потом на шестнадцати, а уж потом – на полном ходу, на двадцати пяти узлах. Будем поддерживать подводную связь.

– Вы сможете нацепить эти штуки до завтрашнего вечера?

– Да, определённо.

– Прекрасно. И позаботьтесь, чтобы вся акватория была чистой, ни единой души. Итак, увидимся завтра в двадцать ноль ноль.

– Очень хорошо, мой господин.

Командиром «U-792» на этих испытаниях был лейтенант Хайтц. Торпедным катером командовал лично «папаша Закс».

К вечеру следующего дня всё было готово. Хеллер и Закс ещё раз повторили условия испытаний, после чего лодка с Хеллером на борту погрузилась и исчезла.

На рубке загорелись лампы, и лодка отправилась в первый прогон – на скорости 13 узлов. «Папаша Закс» на торпедном катере уверенно держался впереди. Он видел играющий под водой свет и был всем доволен. Что-то есть в этом хитром изобретении, думал он. Первый «заплыв» прошёл без сучка без задоринки. «Папаша Закс» дал сигнал в подтверждение этого, и Хеллер ответил: «Сигнал понял».

Затем лодка и катер сделали круг, готовясь ко второму «заезду». «Папаша Закс», понятно, оставался наверху, а Хеллер – под водой. Как только последний приблизился к началу мерной мили и пошёл на скорости, как условились, 16 узлов, он дал сигнал.

– Как там, с торпедного катера нет сигнала? – спросил Хеллер.

– Пока нет, господин лейтенант, – ответил радист.

– Ничего, будем продолжать.

«U-792», как и договорились, вторично прошла отрезок, но сигнала с катера не было.

– Ладно, во всяком случае, он должен был нас видеть. Разворачиваемся и идём на двадцати пяти.

Лодка развернулась, прошла к началу отрезка и прошла его на 25 узлах.

С катера по-прежнему не было ни звука.

Хеллер всплыл.

Катер почему-то находился в двух милях от лодки.

– Это что ещё за игрушки?! – прорычал «папаша Закс», как только корабли сблизились. – Не советую, молодой человек, разыгрывать со мной такие шутки.

– Ничего я не разыгрываю. Разрешите предложить вам повторить заезд?

– Хорошо! Поехали!

Но и повтор получился таким же безуспешным. И на этот раз Заксу удалось проследить только первое прохождение дистанции. На последующих двух он ничего не видел. Из соображений безопасности ему не было разрешено брать в помощь других наблюдателей (да ему и не хотелось этого делать).

Снова корабли подошли друг к другу. «Папаша Закс» был красным, как петушиный гребешок. Он возмущённо бубнил что-то и готов был вот-вот взорваться.

54
{"b":"4692","o":1}