ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Это уж слишком, Хеллер! Чистое надувательство. Вы и ваша железка прошла разок, а потом легли на грунт. А потом рассказываете мне, что сделали двадцать пять миль! Меня так просто не проведёшь, молодой человек!

– Давайте, господин капитан 1 ранга, сойдём на берег и выясним, что у нас не получилось.

– Обязательно! Я хочу выяснить всё до конца. И позвольте сказать, что если тут кто-то и ошибся, то это вы. Или ошиблись, или пытались сделать из меня дурака. А это скорее вы, если не хуже.

Хеллер первым сошёл на берег. Он знал одно местечко, где подавали хороший коньяк. Он быстро заказал бутылку. «Папаша Закс» был вне себя от злости. Но капля приличного коньяка несколько поубавила его гнев.

Дальше «допрос» пошёл очень гладко. Заксу понравился этот молодой человек. Одно его упрямство вызывало уважение. И постепенно они разобрались, почему же сорвалось представление.

У лодки диаметр циркуляции был около 150 метров, а у торпедного катера – за 350—400. Этого они не учли. И получалось, что, когда лодка была уже в начале дистанции, катер завершал циркуляцию. Подводная связь не сработала потому, предположили они, что угол был слишком острым.

Надо было найти какой-то другой способ замера прохождения лодкой мерной мили. На этот раз решили в начале и в конце мили поставить по подводной лодке. Мало того, что Закс будет следить за огнями, ещё и лодки будут отслеживать курс «U-792» своими гидрофонами. По соображениям безопасности, на верхней палубе должны были находиться только командиры лодок. Скоро всё было готово. Капитан 1 ранга Закс снова ступил на борт катера. Теперь уж точно всё должно было пойти по маслу.

Однако снова не пошло. Никакая выучка в мире не поможет с точностью пройти две отмеренные мили одну за другой в противоположном направлении.

Первый раунд прошёл нормально, как и прежде. И был прослежен гидрофонами. Два других «заезда» не сумели проконтролировать. Огни заметили только после прохождения финиша, когда лодка стала замедляться. И гидрофоны не смогли как следует уловить шум винтов.

Надо было знать Закса, чтобы представить его реакцию. На флоте знали, что, если что идёт не по нему, он ведёт себя так, как поступает разгневанный отец с непослушным сыном.

Но Хеллер не сдался штормам. Он спокойно дождался, пока ветер не потеряет свою силу, а потом сделал новое предложение.

– Так не пойдёт, господин капитан 1 ранга. Чтобы все сделать как следует, надо немножко денег. И мы должны найти их. Надо положить питающиеся с берега кабели перпендикулярно мерной миле, сделать виток или кольцо вокруг боевой рубки и установить на лодке приборы.

– Вот это наконец-то дело! – воскликнул Закс.

Он скоро нашёл и деньги, и кабелеукладчик.

Заключительный результат третьей и последней гонки показал, что «U-792» покрыла дистанцию в одну милю со скоростью точно 25 узлов, что было с точностью зарегистрировано техническими средствами, и теперь сомнений не оставалось. Загадкой оставалось лишь то, почему гидрофоны не зафиксировали никаких шумов.

В то время думали, что виной этому какая-то мёртвая зона. Тогда ещё представления не имели, в чём причина этого явления.

ГЛАВА XXVI

Мрачная перспектива

Оперативная сводка 1943 год.

Наконец-то мы начали принимать эти смертельные сантиметровые волны радиолокационных станций противника. Летом появился индикатор длины волн – «Ванце», затем пришёл менее габаритный и более совершенный детектор «Боркум». Именно благодаря ему прервалась череда поистине катастрофических потерь этой весны. В августе потери составили высокую цифру – 25 лодок. В сентябре же, когда пошла в дело торпеда «Zaunkonig», наши потери составили только десять лодок. В октябре они снова резко подскочили – до 26. В ноябре число потерь составило 19, а в декабре лишь 8. Последняя низкая цифра объяснялась отчасти тем, что большинство действующих лодок были отозваны на базы, чтобы на них поставили шнорхели и команды научились пользоваться ими.

Специальные коммюнике – победные реляции – продолжали звучать в ушах немецкого народа. Последнее было опубликовано в марте. В этом месяце лодки потопили 108 судов общим водоизмещением 700 000 тонн. После этого о «серых волках» больше не заикались. В сентябре с введением торпеды «Zaunkonig» успехов чуть прибавилось. В октябре цифра снова резко упала – до 13 судов и 97 000 тонн, в ноябре цифры упали ещё ниже. В декабре – снова 13 судов водоизмещением 87 000 тонн, причём основная масса была потоплена в Южной Атлантике и Индийском океане, где действовала группировка «Муссон». В декабре был к тому же потерян линкор «Шарнхорст». Он не был, как другие крупные корабли, выведен из числа действующих, потому что Дениц понял свою ошибку и понял, что нельзя обойтись без крупных боевых кораблей.

Общее число потерь подводных лодок в 1943 году составило 237. Это количество ещё могло возмещаться новым строительством. Но «европейский оплот» шатался. На востоке накатывался мощный русский каток с его людской и материальной мощью и медленно оттеснял германские армии назад. В Тихом океане японцы получали удар за ударом. Португалия предоставила Соединённым Штатам базы на Азорских островах. Италии не стало. После поражения в Северной Африке германским подводным лодкам в Средиземном море стало совсем туго. Одна из лодок, потерянных там, была лодка «U-593» под командованием капитана 2 ранга Кельбинга. Кельбинг потерял лодку в своём пятнадцатом походе, и этот факт британское радио подало как доказательство того, что даже лучшие и опытнейшие командиры становятся жертвами новых, усовершенствованных и количественно возросших средств противолодочной обороны, применяемых Союзниками. Комментатор подчеркнул, что за все пятнадцать выходов Кельбинг не имел оснований быть недовольным действиями кого-либо из своей команды…

* * *

10 декабря подводная лодка «U-593» вышла из Тулона на своё пятнадцатое боевое задание. 11 декабря Кельбинг был у берегов Африки. Перед первыми лучами 12 декабря «U-593» погрузилась, чтобы не подвергаться неприятным неожиданностям. В гидрофоны услышали шум винтов эсминца. Кельбинг подвсплыл на перископную глубину и в полутьме увидел расплывчатый силуэт. Это, как позже выяснилось, был британский «Тайндейл». Кельбинг решил применить «Zaunkonig» и, несмотря на беглые расчёты, выстрелил. После этого «U-593» сразу взяла курс в открытое море. Послышались отдалённые взрывы глубинных бомб. Следующий быстрый взгляд в перископ обнаружил лишь безоблачное средиземноморское небо. Стояло безветрие, море было гладким, как биллиардный стол. Так что перископ оставлял длинный и широкий след, который не мог не заметить ни один самолёт.

Кельбинг знал, что, потопив эсминец, навлечёт на себя все силы противолодочной обороны Союзников, включая самолёты. Более того, при полной луне, сияющей с чистого неба, он вряд ли мог рассчитывать на то, что за ночь оторвётся от преследователей.

У него в распоряжении было 36 часов, ибо на столько хватало у него запасов кислорода.

Примерно в полдень подошёл ещё один эсминец. Он занял такую позицию, что Кельбинг не мог бы промахнуться. «Холком» («Holcome») был поражён по центру, разломился и затонул.

«Пока все хорошо, – подумал командир. – Теперь бы выбраться из этого ведьминого котла».

Ему не надо было объяснять ситуацию команде. Они так долго находились в Средиземном море, что понимали, как мало у них шансов выбраться отсюда.

Часто меняя курс, «U-593» пыталась стряхнуть с себя преследователей.

– Мы можем сделать, – сказал Кельбинг, – только одно: как только упадёт темнота и гидрофоны покажут, что у нас есть хороший шанс, мы всплывём и попытаемся оторваться от них на максимальном ходу.

После полуночи показалось, что такой благоприятный шанс представился. «U-593» всплыла, и Кельбинг поспешил на мостик. Тут его ждал небольшой шок: луна висела над головой, и было светло, как днём. Вызвали наверх артиллерийские расчёты, механик быстро вывел дизеля на полную мощность. Вокруг никого не было. Им, похоже, сопутствовала удача.

55
{"b":"4692","o":1}