ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Для гарантии на борту лодки уже закрепили два взрывных устройства, медленно горели запалы. Сработают ли? Правильно ли всё сделано? Любой ценой надо помешать тому, чтобы лодка досталась врагу.

Не успел Кельбинг пошевелиться, как упитанный Хюнерт с проворством белки исчез в люке.

– Я пройду в нос, посмотрю, нельзя ли ещё что-нибудь открыть! – крикнул он снизу.

Старшина понял, что лодка держится на плаву благодаря воздуху носовых отсеков. Могло заесть какой-нибудь клапан.

«U-593» могла пойти на дно в любой момент. Кельбинг бросился вниз. Но не успел он спуститься в лодку, как со стороны носовых отсеков появилась сияющая физиономия Хюнерта.

– Наверх, господин командир, быстро! Я отдраил торпедопогрузочный люк!

Оба выбрались наверх и побежали в нос лодки, торчавший из воды. Совместными усилиями они рванули на себя торпедопогрузочный люк, кремальеру которого развернул перед этим Хюнерт.

Теперь вода пошла и в нос. Противник уже не сможет проникнуть в лодку. Когда Кельбинг выпрямился, он увидел, что на катере развевается американский флаг и катер приближается. На Кельбинга и Хюнерта был нацелен лёгкий пулемёт.

«Боже мой! Если там проворный парень и понимает в лодках, то он быстро нырнёт в лодку, схватит шифры и быстро выскочит!» – пронеслась тревожная мысль в голове Кельбинга

Лейтенант, находившийся в катере, прыгнул на борт лодки.

– Где командир? – спросил он.

Кельбинг пошёл к нему медленно, очень медленно. Имела значение каждая выигранная секунда.

– Уходите, через несколько секунд взорвутся торпеды, – сказал Кельбинг молодому американскому офицеру почти доброжелательным тоном.

Ложь удалась. Американец поспешно подтолкнул Кельбинга и его старшину в катер, прыгнул в него сам, и катер помчался на полном ходу. Очень скоро нос лодки скрылся под водой, и она навсегда ушла на дно моря.

Те, кто ещё плавал в воде, радостно зашумели.

Подводников встретили на борту американского эсминца сигаретами, отвели в бойлерное помещение помыться. Самого Кельбинга сразу повели в каюту командира эсминца, где его ждала вода и чистая одежда. Американский командир подошёл и пожал Кельбингу руку, словно старому другу.

– Хелло! Рад познакомиться! Вам повезло… Располагайтесь.

За чашкой кофе Кельбинг поблагодарил американского командира за то, что он прекратил шквал огня, направленного на лодку, в результате чего спаслась вся команда.

Американский командир стал оправдываться:

– Я думал, ваши ребята хотят встать за пулемёты.

– Да, так можно было подумать. На самом деле они хотели достать надувные лодки, которые спрятаны под пулемётами.

– Понимаете, на таком расстоянии мы не могли как следует разглядеть их действия.

Наступила маленькая пауза, потом американский офицер встал.

– Надеюсь, вы будете считать себя гостем на борту этого корабля, – сказал он. – Я прослежу, чтобы ваши люди ни в чём не нуждались. Мы все тут одно – моряки среди моряков.

Позже Кельбинг и его механик были приглашены на обед. И здесь к ним относились, как к гостям. После обеда командир эсминца ушёл на мостик. Под хороший «Кенэдиэн клаб» в кают-компании завязалась оживлённая беседа. Беседы касались всего, кроме войны.

На борту была откровенная и дружеская обстановка, дух, основанный на приличиях и взаимном уважении, который связывает бойцов, сражающихся с обеих сторон.

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

1944 год

ГЛАВА XXVII

Дениц и подводные лодки Вальтера

Оперативная сводка.

Новый Год возвестил начало гонки со временем. Так или иначе необходимо было выиграть время до той поры, когда войдут в строй электрические подводные лодки.

Производственная программа проводилась в жизнь весьма энергично. По всей Северной Германии собирались секции, затем их отправляли на приморские верфи и там незамедлительно, несколько позволяла обстановка, собирали. Адмирал Время стал теперь и начальником верфей.

– Настанет день, когда я смогу противостоять Черчиллю с помощью новой, революционной формы подводной войны. Подводное оружие не рухнуло под ударами 1943 года. Напротив, оно теперь сильнее, чем когда бы то ни было раньше. 1944 год будет трудным, но ему суждено увенчаться успехом, – заявил Дениц на совещании в Штеттине.[42]

Ханс Фриче, радиокомментатор, заявил германскому народу, что близится наконец настоящая тотальная подводная война. Эта война будет вестись с помощью совершенно новых типов подводных лодок, против которых контрмеры врага будут бессильны.

На это Союзники ответили массированными налётами на заводы «Сименс унд Шуккерт», где делали электромоторы для новых лодок. Целые цеха превратились в груды искорёженного металла и мусора. В Бергхофе Деницу пришлось встретиться с Гитлером и поставить вопрос о необходимости решительного перелома в битве на просторах Атлантики.

А тем временем от авиационных налётов пострадали и цейссовские заводы, которые делали перископы для подводных лодок.

В Атлантике лодки устаревшего типа продолжали неравную борьбу. Лишь небольшое их число было оборудовано шнорхелями. Так почему же Дениц не вывел эти старые лодки из Атлантики, где противник имел теперь подавляющее превосходство? Почему он не вернул их домой и не сконцентрировал силы на строительстве и комплектации новых лодок? Аргументация Деница состояла в том, что, оставаясь там, лодки связывали значительные силы противника, и в частности авиации. К тому же командование подводного флота было заинтересовано в том, чтобы не прерывался контакт с различными противолодочными средствами противника, которые постоянно совершенствовались.

Командованию и армии, и авиации, и флота не давал покоя призрак вторжения Союзников в Европу. Дениц распорядился развивать производство лодок-карликов, которые во взаимодействии с более крупными, по его предложению, будут атаковать силы вторжения противника, когда до этого дойдёт дело. «Команды» этих лодок состояли из одного-двух человек, набирались из добровольцев. Такие группы были созданы в германском военно-морском флоте ближе к концу войны. Некоторые из этих людей не имели абсолютно никакого морского опыта.

Весьма расходились мнения относительно того, каким вооружением должны быть оборудованы лодки ПВО, и, чтобы решить этот вопрос, Дениц заявил, что сам посетит одну из таких лодок и затем примет решение. В марте шесть таких лодок стояли у пирса на верфи Вальтера в Хеле, ожидая инспекции. Среди них была и лодка «U-792».

* * *

Закончив инспекцию, Дениц попросил Хеллера показать ему «U-792». В турбинном отсеке он сел и попросил Хеллера рассказать ему все о лодке.

– Хеллер, мы здесь одни. Скажите мне честно всё, что вы думаете об этой хитрой штуке. Я совсем не техник. Всё, что я вижу – это массу металла. Годится ли эта груда на то, чтобы быть подводной лодкой или нет?

– Конечно да, господин гросс-адмирал. Более того, это высшая форма подводного движения, настоящая революция.

Хеллер сумел произвести впечатление на Деница. Его последующая информация была ясной, сжатой и предельно убедительной.

– Что ж, Хеллер, раз так, то нам надо строить эти корабли как можно быстрее. Вот что я вам скажу: я хотел бы поучаствовать вместе с вами в испытательном прохождении. Вы можете назначить время?

– Завтра подходящее время, господин гросс-адмирал. Завтра будет готова подводная лодка «U-795», построенная на «Блом унд Фосс». Она лучше сделана, чем эта, построенная на верфи «Германия».

– Прекрасно! Завтра так завтра, Хеллер.

Дениц со своим штабом перешёл на плавбазу «Хела». Командиром «Хелы» был капитан 2 ранга Нойманн, старый знакомый Хеллера. Поскольку они давно не виделись, то их встреча в каюте Нойманна протекала радостно. Нойманн поднял рюмку за успехи Хеллера и поделал ему удачи. Он слышал, с каким восторгом Дениц говорил о подлодках Вальтера и о том, как Хеллер рассказывал о них.

вернуться

42

Немецкое название г. Щецина (Польша). 

57
{"b":"4692","o":1}