ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ГЛАВА XXXI

Старшина спасает «U-178»

Оперативная сводка.

Из одиннадцати лодок, потерянных в августе, не менее восьми пропали в Индийском океане. Некоторые из них использовались в качестве транспортных. Их грузы размещались в носовом и кормовом отсеках и в торпедных аппаратах. Но тяжёлые и объёмистые грузы приходилось перевозить за счёт объёмов топливных систерн. Приходилось жертвовать и частью вооружения подводной лодки, так что она не могла проводить боевых операций по пути домой.

Подводные транспорты, строительство которых одобрил Дениц и которые должны были перевозить по 800 тонн груза, находились ещё в стадии разработки.

«U-178» явилась одной из первых лодок, которые действовали на Дальнем Востоке в качестве перевозчиков сырья для поддержки угасающей мощи Германии в Европе.

* * *

Подводной лодкой «U-178» командовал лейтенант Шпар, а механиком на лодке служил лейтенант Вибе.

Это случилось во время перехода Шпара с Дальнего Востока в Европу…

«U-178» имела приказ прибыть на рандеву в южной части Индийского океана с итальянской подводной лодкой. «U-178» уже долго находилась в тропиках, и это сказалось на её двигателях. Гильзы цилиндров местами поизносились, отчего вода системы охлаждения просачивалась в смазочное масло в картере. Такого не выдержит и самый хороший дизель. У старшины команды дизелистов не было иного выхода, кроме как разобрать двигатель и заменить изношенные гильзы. Но даже в доке на такую работу понадобилась бы уйма труда и времени.

Наконец операция закончилась. Но поршень пока ещё висел, покачиваясь в цепях подъёмной лебёдки.

Два дизелиста, раздетые по пояс, потные, вымазанные грязью и маслом, крепко придерживали его, чтобы он на длинной волне не задел трубопроводы.

Ну и, конечно, именно в такой момент надо было прозвучать сигналу воздушной тревоги. Лодке пришлось погрузиться, и погрузиться срочно. При резком погружении оба дизелиста оказались зажатыми между висящим поршнем и топливным баком, сделавшись предохранительными подушками. По счастью, единственная бомба, сброшенная с самолёта, упала очень далеко от цели.

У Вибе боевой пост при срочном погружении находился в центральном отсеке. Как только опасность миновала и спокойствие на лодке восстановилось, он поспешил в дизельный отсек посмотреть, как там его двое подчинённых. Обоих дизелистов, помятых и поцарапанных до крови, вытащили из-за поршня.

– Боже! Что с вами стало! Кто вас просил делать это? – гремел Вибе, в ужасе глядя на бедных дизелистов.

– Все нормально, господин лейтенант. Главное – что с лодкой ничего не случилось.

Несомненно, присутствие духа у этих людей спасло лодку от повреждений, и серьёзных повреждений, потому что она погружалась на ходу с большим дифферентом.

Когда Шпар прибыл на рандеву с итальянской лодкой, то не обнаружил в море ничего, кроме огромного масляного пятна. Должно быть, именно здесь тот самолёт сбросил остальные бомбы. И странно, что и в этом случае противник явно знал, когда и где встречаются лодки. Итальянская подводная лодка, должно быть, попала под бомбы в момент всплытия. Шпар не нашёл никаких следов спасшихся. После этого «U-178» взяла курс домой.

А на борту «U-178» дела шли своим неумолимым ходом. После первого цилиндра пришла очередь второго, а там и третьего, четвёртого, пятого, шестого и седьмого. Больше заменять было нечем.

– Что-то надо делать, – сказал Вибе командиру.

Они только что прошли Кейптаун, и перед ними открывался длинный и долгий путь в Европу.

– Безнадёжное дело – отправляться в такой путь на одном двигателе, не говоря уж о том, что надо пройти самый жёстко охраняемый район в мире.

– А что если взять тонкий лист с уплотняющей резиной и обернуть разрушенную часть цилиндра, господин лейтенант? – предложил старшинадизелист, обращаясь к Вибе. – Теоретически должно выгореть.

– Теоретически, мой дорогой друг, да, а вот… Господи! А ведь это мысль! Придёт же в голову такое! – воскликнул Вибе и в волнении вскочил на ноги.

Дизельный отсек «U-178» сразу превратился в мастерскую. Пот катился по вымазанным телам подводников. Офицеры, старшины, матросы – все горячо взялись за дело. Надо было видеть их в тесноте отсека, как они крутились, изгибались, протискивались, как змеи.

Покажи такое в кино – как полуголые люди работают в лабиринте труб, патрубков, поршней, – зритель, удобно устроившись в кресле, сказал бы:

– Для экрана это хорошо. А вот в жизни попробуй сделать это.

Но они это делали в жизни, и делали неплохо.

И благодаря своему упорству и изобретательности они сделали то, за что дома, при хороших доках, их наградили бы крестом за безупречную службу.

Вибе сидел, прислонившись к дизелю и смотрел на хаос разобранного двигателя, играя в руках бесполезными пробками, которые сводили на нет все труды. Он очень устал, но не от работы, а от мыслей о том, что вся работа, все надежды идут насмарку. С угнетённым видом он пошёл докладывать командиру.

– Не унывай, Вибе! Может, счастье вернётся к нам. Нам надо встретиться с одной лодкой у острова Вознесения, взять кое-какие секретные вещи. Может быть, они нам помогут этими пробками.

Через несколько дней они встретили другую лодку. На её борту они встретили много старых друзей. Та лодка хотела помочь в ремонте и подождать, пока он не закончится, но Вибе и слышать не хотел об этом.

Вибе и его товарищи снова погрузились в огромную работу. Работая день и ночь, недосыпая, они закончили работу.

В своём дневнике механик написал:

Хотя старший по положению должен сказать решающее слово, когда встаёт вопрос о том, как ликвидировать неисправность, великое дело, я должен сказать, видеть, как даже самый молодой матрос подходит к делу с головой и делает всё возможное, чтобы помочь. Важно, чтобы «маленький человек» имел смелость встать и сказать своё слово, если считает, что может внести свой вклад.

«U-178» благополучно пришла в Бордо на отремонтированном двигателе. Одним словом, старшина спас подводную лодку.

ГЛАВА XXXII

Борт к борту с британским эсминцем в Арктике

Оперативная сводка.

Посреди общего краха, посреди поражений на всех фронтах, подводный флот прикладывал сверхчеловеческие усилия на переоборудование и перевооружение подводных лодок. В сентябре вошли в строй первые 14 новых лодок. За ними последовали 32 в октябре и 65 в ноябре. Это был пик производства за всю войну. Рядом с этим стоит упомянуть, что в октябре потопленный тоннаж составил всего 7 тысяч тонн – самый низкий результат за всю войну. И достигнут он был ценой потери четырёх подводных лодок. Последний факт объясняется выведением из строя действующих большинства старых моделей лодок.

Новые типы лодок оказались последней надеждой в попытке воспрепятствовать потоку живой силы, материалов и техники через океан и уменьшить напряжённость на Восточном фронте, а также остановить помощь Востоку. Эти лодки, которые, помимо различных других инноваций, имели автоматическую перезагрузку торпедных аппаратов и дополнительные систерны для быстрого погружения, так что лодки могли погружаться на глубину 140 метров за тридцать секунд, а также достигать глубины, на которой все до тех пор известные противолодочные средства были бессильны, должны были приступить к операциям в ноябре. Но эти сроки не удалось выдержать. Для того чтобы повысить безопасность команд и избежать крушения самых больших надежд на успех, связанных с ними, было сочтено, что эти лодки приступят к боевым действиям не раньше весны 1945 года. Новые трудности возникли после того, как рухнул финский фронт и русские подводные лодки смогли угрожать германским учебным группам.

Метод подводного движения Вальтера был идеален для всех новых лодок. Первая серия таких лодок, XVIIb, наконец была принята в строй. Но возник дефицит с пергидролем. Потребности в пергидроле для ВВС и ракет «Фау», возросли до астрономических пределов, и два завода по производству пергидроля не могли удовлетворить этих запросов. Если бы компетентные власти уделили больше внимания производству пергидроля в начале войны, ситуация была бы совершенно иная. Сверхмалые лодки тоже встретились с растущими трудностями и даже близко не подошли к тому успеху, которого от них ожидали. Время, выделявшееся для подготовки команд этих лодок, было, как оказалось, явно недостаточным.

Большинство боевых подводных лодок старого типа, часть из которых оборудовали шнорхелями, направили на норвежские базы.

65
{"b":"4692","o":1}