ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Обычно гальюном можно было пользоваться, только когда лодка находилась на небольшой глубине. Но на «U-1206» была установлена новая техника, которая функционировала на любой глубине. Но она была сложнее и непроста в обращении. Под обычной чашей находился бак, рассчитанный на забортное давление, он открывался и закрывался с помощью задвижки и, что самое важное, опорожнялся за борт сжатым воздухом посредством специальной запирающей системы, способной преодолеть давление забортной воды даже на большой глубине.

Через какое-то время Шлитту пришлось приводить технику в действие. Он прочёл инструкцию к аппаратуре, которую дали на каждую лодку, – нормальную корабельную инструкцию соответствующего объёма. Но Шлитт не стал рисковать и перечитал инструкцию вторично.

«А, все просто», – подумал он.

Однако всё оказалось не так просто, как он думал. Шлитт, должно быть, действовал неуклюже. Он старался, ворчал, чертыхался, но ничего не получалось. И подумал, что, пожалуй, лучше послать за гальюнных дел мастером – человеком, который проходил на базе курсы по обслуживанию системы. Пока Шлитт боролся с рычагами и вентилями, дверь неожиданно открылась. Механик забеспокоился, не случилось ли чего, и послал за Мёбиусом, тем самым специалистом, чтобы тот пришёл на выручку командиру. Бедный парень не знал, конечно, что командир не закрыл задвижку, которая отрезала бак высокого давления от отсека, и в желании услужить командиру тут же открыл клапан эжектора. Столб воды шириной в ногу с шумом и пеной вырвался вверх, вначале окатив командира и Мёбиуса отнюдь не ароматным содержанием нижнего бака, а затем каскадом солёной воды. Вода била с такой страшной силой, что обоих отбросило.

– Закройте эжектор! – выкрикнул Мёбиус. – Закройте эжектор!

Он сам попытался остановить миниатюрный смерч и бросился вперёд. Ослеплённый водой, он тщетно шарил в поисках клапана. Море продолжало врываться в лодку с такой силой, что Мёбиуса снова и снова отбрасывало назад. Лодка находилась в тот момент на глубине 90 метров, и с соответствующей силой вода врывалась внутрь лодки через хитроумное изобретение.

Понимая, что происходит, механик быстро взял в этот момент управление на себя. Не ожидая приказов, он вывел лодку на перископную глубину. Это значительно снизило давление поступающей воды и позволило Мёбиусу закрыть клапан эжектора. Но вода уже проникла внутрь лодки и сквозь настил палубы просочилась в аккумуляторные батареи. Оттуда стал подниматься белый пар.

Лейтенант Шлитт сразу почувствовал парализующую немоту, голова закружилась, и он тут же понял, что происходит.

Хлор!

Шлитт увидел, как люди задыхаются, кашляют, многих тошнит. Смертельные белые кисточки, словно призраки, разбредались по лодке среди бледных товарищей Шлитта.

Если ничего не делать, «U-1206» погибла.

– Продувай балласт, механик! Всплываем! Что бы там ни было наверху, всплываем! – еле проговорил Шлитт, под которым уже подгибались колени.

Механик продул балластные систерны. Шлитт с трудом поднялся по трапу и с неменьшим трудом приподнял крышку люка. В лодку с шумом устремился свежий воздух, вентиляция удалила ядовитый газ.

Кружившие в небе два самолёта сразу увидели лодку и бросились в атаку. Пока артрасчеты выходили из лодки, на неё обрушились бомбы. «U-1206» не получила ни одного прямого попадания, но близкие разрывы нанесли ей такие серьёзные повреждения, что она лишилась способности погружаться.

«U-1206» была приговорена. Шлитт махнул рукой и скомандовал:

– Оставить корабль!

То, что начиналось как смешная и нелепая проблема, вылилось в серьёзный материальный ущерб и трагедию. Потому что не всем членам команды удалось покинуть обречённую лодку. Хлор унёс несколько жизней.

ГЛАВА XXXIV

Рыцари до конца

Оперативная сводка.

Окутанный туманом неизвестности, год 1945-й застал германский подводный флот в ещё более боеспособном состоянии, чем прежде. Он имел в своём распоряжении 426 подводных лодок. Ещё оставался на горизонте крохотный лучик надежды на то, что будет найдена подходящая база для переговоров, которые остановят войну. Число потопленных судов противника стало снова возрастать. Во всех районах боевых действий лодки, обогащённые опытом использования шнорхеля, избегали обнаружения воздушными средствами противника. В январе подводные лодки потопили 11 судов (57 000 тонн), в феврале – ещё 15 (65 000 тонн).

«Стало очевидным, – признавал противник, – что, в то время как мы загнали германские подводные лодки под воду и тем самым значительно снизили их атакующую мощь, шнорхель, которым оснащены теперь подводные лодки, свёл на нет эффективность аппаратуры радиолокационного обнаружения, которую мы со столь заметным успехом применяем с 1943 года». В феврале Э.В. Александер, первый лорд адмиралтейства, предупредил Палату общин, что, несмотря на вдохновляющие успехи, достигнутые за последние два года, противолодочную войну никоим образом нельзя считать законченной. «Это и значительно, и тревожно, что, несмотря на трудное положение с базами и вспомогательными объектами, немцы, похоже, по-прежнему способны возобновить сражение в Атлантике».

Но пока ни одна из новых больших электрических лодок, серии XXI, не вступала в боевые действия. И тем не менее факт остаётся фактом, что британские опасения были отнюдь не иллюзорными.

* * *

Одна из лодок, оборудованных шнорхелем, вернулась из-под Гибралтара. Командир утверждал, что он действовал в районе пролива десять дней и ни разу у него не возникало угроз со стороны радаров противника. Но с другой стороны он сказал, что его потенциальные возможности снизила более низкая подводная скорость хода старой лодки.

Все лодки, вернувшиеся в марте, доложили о победах. Дениц был мнения, что лодки, которые ещё не вернулись, тоже должны были добиться успехов. Британцы, конечно, хранили молчание об активности последних, чтобы не давать немцам лишних доказательств успешности применения шнорхеля.

В марте лейтенант Хехлер возвратился на базу после операций у восточных берегов Англии. Он командовал малой электрической лодкой серии XXIII, созданной для боевых действий в прибрежных водах. Хехлер потопил британское судно; высокая подводная скорость хода позволила ему вначале атаковать в районе, строжайшим образом охраняемом с воздуха и моря, а затем избежать обнаружения и атаки противника и уйти на высокой скорости из района, где его искали.

* * *

В апреле успехи подводных лодок снова выросли. Наконец-то первые из больших лодок серии XXI закончили учебную подготовку и были объявлены готовыми к боевым действиям. Их командирами являлись по большей части старые подводные асы, опытные, показавшие себя в деле – Шнее, Топп, фон Шрёдер, Эммерманн.

Тот факт, что эти лодки, массовое применение которых в боевых действиях Дениц обещал в ноябре 1944 года, стали применимы лишь теперь, в последнюю минуту, объяснялся не только разрушениями, вызванными на верфях и заводах воздушными налётами. Лишь только когда эти новые лодки были приняты в строй, стало очевидным, что для этих лодок нового типа существующая тактика неприемлема и её следует полностью пересмотреть и – что самое главное – как следует испытать. С ноября 1944 года Топп и Эммерманн тщательнейшим образом собирали и анализировали статистические сведения о новых лодках, приданных учебному отряду подводного плавания. Несмотря на критическую ситуацию, в распоряжение отряда был предоставлен целый флот учебных целей, конвойных судов и самолётов для отработки задач в Данцигском заливе, были организованы условия, весьма близкие к реальным условиям битвы с конвоями.

Именно во время таких учений было впервые установлено, что новые типы лодок неустойчивы в надводном положении – ведь они были сконструированы как исключительно подводные корабли. На поверхности они чувствовали себя, как рыбы, выброшенные не берег. В результате некоторые из менее опытных командиров оказались жертвами таранов. То и дело случались ночные столкновения – иногда со своими лодками, иногда с торговыми судами и патрульными кораблями противника. И не одной лодке, объявленной годной к боевым действиям, приходилось, вместо того чтобы идти на позицию, возвращаться в доки.

67
{"b":"4692","o":1}