ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как только вы его положите на диван или кровать, вы сразу же удалитесь, деньги на такси у вас есть, я вас отпускаю!

Они кивнули мне головой, по-видимому, уже предвидя очертания моего преступного замысла. Поднимаясь вместе с ними, я нес в своем кейсе бутылку шампанского и коробку конфет.

Я еще не представлял себе, как я предложу незнакомой мне молодой женщине выпить со мной в присутствии ее спящего супруга, но во мне таилась какая-то слабая надежда, слегка озаренная хитроумным планом моего неугомонного и неуемного Фортеля.

«Фортель выкинул Фортель», – мечтал я про себя, поднимаясь вверх по лестнице. За мной шли Кирилл с Данилой, бережно несущие тело моего визави.

Коварный злодей, изверг, изувер, зверь своей потаенной страсти, я рисовал себе самые живые и сладкие картины внезапного совращения.

Однако увидев заплаканное лицо Людмилы, я чуть было не отступился от своего плана, то есть плана Фортеля. Чувство неловкости и стыда сразу же сковало все мои движения, а главное мой язык. Я лишь кивнул Кириллу и Даниле, которые положив тело Людмилы на диван, тут же вышли из квартиры.

– Почему вы не уходите?! – спросила меня Людмила.

Мучительная пауза, повисшая между нами, на миг осветила мне разницу между любовью и сексом: секс снимает чувство неловкости, в то время как любовь его порождает. Эта фраза Вуди Аллена была превыше многих афоризмов Фортеля. Я внимательно вглядывался в ее лицо, словно пытаясь воплотить свою жажду в ее желание заняться со мной любовью, но это было невозможно, я вторгся в чужую жизнь как вор, и все же что-то меня останавливало на пороге этого бедного жилища, будто какое-то чудо из глаз Людмилы, льющееся на меня, вдохновляло на самый бесстрашный порыв, страсть, сплошное безумство.

– Почему вы молчите?! – испугалась моего молчания Людмила.

– Я взял себе за привило никогда не разговаривать с красивыми женщинами, – отшутился я и Людмила улыбнулась.

– В общем-то я работаю вместе с Олегом, вернее сказать, мы работаем вместе, душа в душу, и я очень был удивлен, что он так сильно напился.

– Да, с ним вроде никогда ничего подобного не было, – смущенно прошептала Людмила и опустилась в кресло, я тоже сел напротив нее.

– Боюсь, что Олег начал спиваться, – вздохнул я.

– А что, на это есть какие-то причины?! – с интересом взглянула на меня Людмила.

– Молчание творит басни, – хитро улыбнулся я.

– У него есть женщина?! – Людмила зло сверкнула глазами.

– Даже если бы у него и была женщина, то я бы вам этого никогда не сказал, потому что я ценю мужскую дружбу! – эта фраза была произнесена мною с нарочитым пафосом. Кстати, я уже два дня упражнялся с этой фразой перед зеркалом.

– А вы не хотите выпить?! – неожиданно предложила Людмила.

– Извините, но я за рулем!

– А вы можете остаться ночевать у нас!

– И я бы спал на полу в коридоре?! – с лукавой смешинкой и поглядел Людмиле в ее чудесные глаза.

– Ну, почему, – улыбнулась еще шире Людмила, – я бы раздвинула диван, и вы бы легли с одной стороны Олега, а я с другой.

Я с иронией поглядел на громко храпящего Олега. Искусственно созданное мною и Фортелем приключение неожиданно начинало мне нравиться.

– Хорошо, я с вами выпью, и сразу уеду на такси, – согласился я.

– Спасибо! – Людмила так благодарно посмотрела на меня, словно уже выудила из меня все интересующие ее сведения о муже.

– Пожалуйста, не надо, – прошептала, слабо протестуя, Людмила, но было поздно, все произошло, как я хотел.

Потом она как фокусник удивительно быстро достала из-под стола бутылку коньяка с двумя рюмками, и половинку шоколадки. Судя по распечатанной бутылке с двумя третями содержимого и по половине шоколадки, а также по ее странному, я бы сказал чудаковатому виду, она сама недавно потребляла коньяк.

– И давно вы пьете?! – грустно улыбнулся я.

– Нет, совсем нет, – смутилась еще больше Людмила, – просто с тех пор, как разразился кризис, я стала безработной, а потом Олега долго не было, и я очень разнервничалась!

– Ничего, вы еще встанете на ноги, может даже на четыре!

– Вы все шутите? – повеселела Людмила.

– Угу, – я кивнул головой, хотя нисколько не шутил. Я глядел на нее как зверь разглядывает свою добычу.

Мы выпили за знакомство. Людмиле по-видимому, захотелось расслабиться, тем более, что она посчитала меня другом Олега, а еще, как мне показалось, она надумала меня споить, чтобы выведать все, что я знаю про Олега.

Мы пили так быстро, будто стреляли залпом из боевых орудий – сами по себе.

– Как жаль, что коньяк так быстро кончился, – огорченно вздохнула Людмила через пятнадцать минут после нашего с ней злоупотребления.

– Я прихватил в вечеринки бутылку шампанского, – признался я.

– Так что же вы молчите?! – Людмила не дожидаясь меня, ловко раскрыла мой кейс и вытащила оттуда бутылку шампанского. Она даже не обратила внимания на бокалы лежащие там же, она была уже изрядно пьяна.

Мы мигом осушили бутылку шампанского, а потом сбросили Олега на пол, чтобы раздвинуть диван. Раздвинув диван, мы уже не смогли поднять его обратно, поэтому легли вдвоем.

– Пожалуйста, не надо, – прошептала, слабо протестуя, Людмила, но было поздно, все произошло так, как я хотел.

Яркая вспышка безумия ослепила мой разум, и я пламенным вихрем ворвался в нее, в ее глубокое и нежное лоно.

– Пожалуйста, не в меня, – тихо всхлипнула она, но я так желал собственного бессмертия, что излил в нее все свое семя, и еще раза два изливался в ней. Она кусала мои уши, она шептала мне «милый», а потом блаженная, уснула.

Я осторожно встал и сделал на своем телефоне несколько снимков обнаженной Людмилы. Теперь я был абсолютно убежден, что она будет моя и никогда не посмеет мне ни в чем отказать. Теперь я в полной мере ощутил себя ее покровителем. Уходя из квартиры, я успел ее снова одеть, чтобы потом ее рогатый супруг не был шокирован. Так же я унес с собой пустые бутылки, предварительно убрав со стола и вымыв стаканы.

Напоследок мне даже удалось водрузить тело спящего Олега на диван.

Спящие и пьяные супруги производили впечатление какого-то причудливого хаоса, какой часто возникает в глубине нашей неудовлетворенной Вселенной.

Глава 4

Асимметрия Вселенной

Я пришел к ней через сутки, когда Олег уехал из дома на работу.

– Я думала, что это какой-то кошмарный сон, – жалобно глядя на меня, прошептала Людмила, – мне так стыдно, – она безмолвно заплакала, пропуская меня в квартиру.

– Может ты все таки уйдешь, – взмолилась она.

– Ни за что, – я грубо повалил ее на диван, а через минуту овладел ею.

Я имел ее долго, больше часа, и только когда я достиг оргазма в третий раз, она отчаянно застонала, превратившись в чувственную самку. Чувство громадного животного превосходства переполнило мою душу до краев, и тут же выплеснулось за край моего воспаленного сознания.

Мое воспаленное сознание как и ее горячо возбужденное лоно слились в один безумный фантом, и переворачивая вокруг себя все вещи, стены, окна, объединились в один пронзительный крик.

Удовлетворяясь, она снова плакала, но уже благодарными добрыми слезами. Я целовал ее слезы и сглатывал их по крупинкам в себя, соленые и теплые как кровь, они будоражили меня, заводя снова, и я снова погружался в нее, и тут же ярко, юрко, ронял в ее лоно свое живое семя.

– О, Боже, я залечу от тебя! Что мне теперь делать, – простонала она от осознания собственной беспомощности.

– Выходи за меня замуж, – предложил я, – и я тебя озолочу!

– Я не могу, – снова заплакала она, – мне его жалко! Я не могу его бросить!

– Ну, что ж, тогда это твои проблемы, – вздохнул я и с горечью выпил бокал виски «Белая лошадь», которое привез с собой.

– Дай и мне, – попросила она, и я налил ей тоже в бокал виски и она жадно выпила.

– Тебе же нельзя, – спохватился я.

– Ну и черт со всем, – зло усмехнулась она, – мало ли, что нам нельзя, теперь нам все можно!

5
{"b":"469213","o":1}