ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Стараясь выглядеть настоящим мужчиной, он начал разговор с проституткой с расспросов о ее «профессии», потом вдруг с дерзостью, свойственной очень застенчивым людям, спросил, как она лишилась невинности. И только после этого утратил наконец свою собственную…

Но пусть лучше сам Бонапарт опишет эту знаменитую сцену, переиначенную столькими историками.

«Четверг, 22 ноября 1787 года. Париж.

Особняк Шербур, улица Фур-Сент-Оноре. Я вышел от итальянцев и прогуливался быстрыми шагами по аллеям Пале-Рояля. Я совершенно не ощущал холода, благодаря закаленности и сильным чувствам, волновавшим тогда мою душу; как только я немного пришел в себя, осенний холод проник в жилы, и я решил войти под аркады галереи. Неожиданно мой взгляд скользнул по молодой девушке, стоявшей неподалеку от железных ворот. То, что в такой поздний час совсем молоденькая девушка обреталась в этом малопочтенном месте, не оставляло сомнений; передо мной была проститутка. Я пригляделся повнимательнее: она остановилась и посмотрела на меня — маленькая, застенчивая. Меня поразило сходство между нами, ее робость внушила мне уверенность в себе, и я решил заговорить с ней… Я говорил с ней, я, всегда ненавидевший шлюх, я, которого оскорблял даже взгляд, брошенный на меня девкой!.. Но эта девушка была так бледна и слаба, что вполне могла удовлетворить мое жгучее любопытство, если, конечно, не была глупа как пробка.

— Вы совершенно замерзли, — сказал я, — зачем же вы бродите по аллеям?

— Ах, мсье, я все-таки надеюсь найти клиента. Нужно же мне оправдать вечер.

Равнодушие ее тона, привычные слова окончательно убедили меня, и я решил пойти с ней.

— Вы мне кажетесь очень слабой, как же вы занимаетесь своим делом, ведь это очень утомительно?

— Черт возьми, мсье, нужно ведь как-то жить!

— Да, конечно, но неужели вы не могли найти себе дела, больше подходящего вашему здоровью?

— Нет, мсье, жизнь есть жизнь…

Я был очарован: она мне отвечала — такого успеха я еще ни с кем не добивался.

— Вы, вероятно, приехали откуда-нибудь с севера, раз не боитесь холода?

— Я родилась в Бретани, в Нанте.

— Я знаю эти места. Прошу вас, расскажите мне, как вы потеряли невинность.

— Первым у меня был офицер…

— Вы злились на него?

— А вы как думаете?! (Она вдруг заговорила очень выразительным вкрадчивым голосом.) Моя сестра, например, очень удачно вышла замуж и прекрасно устроена. Я тоже могла бы жить вполне достойно.

— Когда вы приехали в Париж?

— Тот негодяй бросил меня, и мне пришлось бежать от гнева матери. Появился другой человек, тоже военный, он-то и привез меня сюда, но очень скоро тоже оставил… С третьим любовником я прожила три года, он был француз, но дела призвали его в Лондон, он и сейчас там. Послушайте, мсье… пойдемте лучше к вам.

— Но что мы будем у меня делать?

— Ну, мсье, мы хоть согреемся, а я смогу доставить вам удовольствие…

Я не стал спорить. Своими последними вопросами я хотел доказать ей, что расспрашиваю ее не из простого любопытства и что у меня вполне определенные намерения на ее счет…» [118].

Это первое, почти тайное, соприкосновение с теми, кого он называл «сексуальными особами», станет началом выдающейся любовной карьеры; как пишет Жан Саван, «его связи и приключения, безусловно, превосходят числом и разнообразием доблести Короля-Солнце и Возлюбленного» [119].

Наполеон не терял времени попусту в. постели, он ковал там свою будущую судьбу. Почти все женщины, с которыми он был близок в период с 1789 года по 13 вандемьера, открывали ему нужные двери, помогали перешагнуть очередную ступеньку или возвращали на «императорскую дорогу», когда он пытался с нее свернуть.

Самые первые его любовницы помогли отточить слабую любовную технику. «Скромные работницы, обтесывавшие этого великого человека, они имеют право на нашу благодарность. Без них Наполеону никогда не удалось бы ослепить других, тех, кто, обезумев от благодарности за наслаждение, будут, трепеща, вскакивать с постелей, чтобы дать ему власть и славу…» [120].

Именно этим тайным скромным труженицам мы и воздадим сейчас должное…

* * *

Весной 1789 года Бонапарт был любовником молодой бургундки Манески Пние, с которой он познакомился в Оксопе. В этот момент его посылают в Сер, где внезапно начались мятежи. Он сумел организовать себе весьма приятное существование: по долгу службы он должен был следить за порядком в маленьком городке и его окрестностях, поэтому завел сразу двух любовниц — одну в полях, очаровательную фермершу госпожу Г… де Ф.., а другую — в городе — госпожу Приер, жену высокопоставленного чиновника [121].

Для пущего удобства он взял в любовницы дочь своих домохозяев, чтобы не скучать в дождливую погоду…

Устроившись таким образом, он провел в Бургундии несколько упоительных и весьма полезных для будущей карьеры месяцев.

К концу лета Бонапарт решил использовать начинавшуюся революцию, чтобы избавить родную Корсику от французского владычества. Он немедленно испросил отпуск и уехал в Аяччо, собираясь стать хозяином маленького острова.

Приехав, он немедленно пошел на службу к Паоли и вместе с братом Жозефом начал повсюду произносить страстные речи против захватчиков.

Однако вскоре у него появились гораздо более приятные занятия.

Однажды он встретился с молодой женщиной, некой госпожой Далетти, чей бурный темперамент составлял гордость мужа.

Лукавые глаза очаровательной молодой женщины привлекли внимание Бонапарта, он забыл об организации национальной гвардии и употребил свои знания в области стратегии, полученные в Высшей военной школе, чтобы одержать более мирную победу…

Госпожа Далетти сопротивлялась не слишком долго. Она быстро отдалась страстному артиллеристу, который, по словам одного ехидного памфлетиста, приходил в ее спальню почти каждый вечер «оттачивать свое оружие».

Их связь длилась несколько месяцев, пока Наполеон не познакомился с прекрасной молодой жительницей Аяччо и не оставил ради ее огромных золотистых глаз свою первую любовницу. Поняв, что у нее появилась соперница, госпожа Далетти, женщина с принципами, немедленно решила убить неверного поклонника.

Вот как описывает эту малоизвестную историю Дорис.

«У одного капитана Национальной гвардии, господина Дживорни Далетти, была очень красивая жена, одна из самых очаровательных жительниц острова, с которой Наполеон давно состоял в интимной связи. Все, кроме, пожалуй, мужа, знали о том, что они любовники, Бонапарт бывал в доме Далетти на всех обедах, во время всех праздников. Госпожа Далетти принимала Бонапарта даже в отсутствие мужа. Внезапно ей стало казаться, что пыл любовника остывает. Она нежно упрекнула его, что он тратит свою страсть „в других домах“, он пытался оправдаться, но в сердце женщины уже поселилась змея ревности. С этой минуты госпожа Далетти не знала ни минуты покоя: или Наполеон будет принадлежать ей безраздельно, как прежде, или она сумеет отомстить за себя.

Как-то вечером Бонапарт получил записку от своей неистовой любовницы. Она писала, что муж будет обедать в городе, и приглашала заменить его.

Приглашение так польстило честолюбию Наполеона, что он не смог отказаться и немедленно отправился к возлюбленной.

Ужин прошел очень весело, хотя госпожа Далетти казалась слегка озабоченной. Несколько раз Бонапарт ловил на себе ее недобрый взгляд. Откланявшись, он вернулся домой и лег спать. Два часа спустя он проснулся от страшных колик в желудке, позвал на помощь, немедленно сбежались мать, сестры и многочисленная прислуга. Госпожа Петиция, нежно любившая сына, закричала от ужаса, увидев искаженное болью лицо Бонапарта. Немедленно вызвали врача, он прописал больному микстуру, которая немножко облегчила страдания».

вернуться

118

Наполеон Бонапарт. Неизданные рукописи.

вернуться

119

Жан Савав. Любовные связи Наполеона.

вернуться

120

Жозеф де Марсийи. Женщины и Наполеон, 1887

вернуться

121

Эта дама еще раз встретилась со своим любовником в 1805 году. Наполеон, уже провозглашенный императором, ехал в Милан, где его должны были объявить королем Италии. В Шалоне, где он ненадолго остановился, многие просили у него аудиенции. Среди них была и госпожа Приер, переехавшая в этот город. Перед аудиенцией император бросил взгляд на список посетителей и увидел там имя своей прежней любовницы. Он с улыбкой повернулся к камергеру и сказал: 

— Похоже, вы в курсе моих гарнизонных шалостей! Смотрите, никому не проболтайтесь, и пусть она войдет.

60
{"b":"4695","o":1}