ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В самом деле, как сказал Кюрт: «Франки видели в королях потомков своих богов. Только боги и их отпрыски имели право вершить судьбы народов. Принять христианство означало предать своих предков, разрушить генеалогическую цепочку, отречься от престола. Требовалось большое мужество для принятия веры Христовой».

Клотильда все это понимала. Но в то же время она твердо решила обратить Хлодвига в другую веру и убедить его воинов, что королевская власть не зависит от богов их предков. Для начала она добилась разрешения крестить Ингомира — их первенца. Клотильда позаботилась, чтобы церковь была украшена вуалью и дорогими коврами. Считая, что пышность церемонии должна поразить и растрогать мужа. Хлодвиг был в восторге.

— Какая прекрасная религия! — повторял он.

Увы! Через несколько дней после крещения маленький Ингомир заболел и умер. Все старания бедной королевы оказались напрасны.

— Если бы этот ребенок был предназначен моим богам, — воскликнул в порыве гнева король, — он бы выжил, но он не смог жить, потому что был крещен во имя вашего Бога.

Хотя Клотильда и была убита горем, она нашла в себе силы кротко ответить супругу:

— Я благодарю, — сказала она, — великого Сотворителя мира, что он не счел меня недостойной послать в царство небесное вскормленного моей грудью ребенка. Я знаю, что дети, которых Бог забирает себе еще в младенческом возрасте, воспитываются под его Всевышним взором.

Хлодвиг был озадачен. Никогда раньше он об этом не задумывался. Эта спокойная покорность судьбе преисполнила его таким восхищением, что он еще больше влюбился в прекрасную Клотильду и жаждал, не мешкая, ей это доказать.

Венец его нежных забот и утешений вскоре был налицо — у королевы появился на свет маленький Меровинг, которого прозвали Кладомиром.

Рождение ребенка обрадовало Хлодвига. Клотильда тотчас воспользовалась этим и уговорила мужа дать еще раз согласие на крещение ребенка. Король снова поддался на нежные уговоры милой супруги, и обряд состоялся, превзойдя по своей пышности крещение первенца.

Но на следующий же день заболел и Кладомир. Хлодвиг начал было разочаровываться в Клотильде и ее религии.

— С ним не могло не произойти того же, что произошло и с его братом, крещенным во имя вашего Христа, ему тоже предназначено умереть, — с горечью сказал он жене.

Бедная Клотильда с трудом владела собой. Она бросилась в церковь и, закрывшись там, в течение двух дней, по словам Григория Турского, так усердно молилась, что вымолила выздоровление ребенка.

Это было сделано вовремя! Хлодвиг уж было, решил никогда не обращаться в такую опасную веру.

Но, говорят, Клотильде быстро удалось вернуть его в свои любящие объятия.

Однако напуганный король упорно не хотел креститься. Правда, тогда у него были другие заботы. Всегда неугомонные германские племена без конца угрожали перейти Рейн и обосноваться в Галлии. Однажды утром стало известно, что племена алеманов — дерзких грабителей, захватили Эльзасскую равнину. Чтобы не позволить им продвинуться в глубь территории, Хлодвиг во главе франкского войска бросился им наперерез и остановил продвижение. По преданию, во время этого сражения Хлодвиг, почувствовав, что превосходство в битве переходит к врагу, решил обратиться с молитвой к «Богу Клотильды».

И тотчас же после этого германцы в беспорядке бежали, а франкский король, одержав победу, принял решение креститься, тем самым, посвятив себя Господу Богу.

Современные историки отвергают эту легенду. И решающую роль в обращении Хлодвига в христианство отводят не его победе над алеманами, а любви франкского короля к Клотильде.

После разгрома германцев Хлодвиг вернулся к своей восхитительной жене, сгорающей от страсти. Между поцелуями и ласками Клотильда все же сумела поговорить с мужем по душам, потому что утром король, наконец, согласился, чтобы отец Реми посвятил его в христианскую религию. Почтенный епископ дал ему несколько начальных уроков катехизиса, и к Рождеству 496 года Хлодвиг принял крещение в Реймсе при огромном стечении народа, съехавшегося со всех концов Галлии. Не один Хлодвиг склонил голову перед епископом — три тысячи воинов по его приказу тоже приняли крещение. Это был весьма ловкий прием, ибо франки, принимая веру короля, оставались, как и прежде, подчиненными ему.

Это обращение в новую веру в угоду любимой женщине имело очень большое политическое значение. В то время как другие короли варваров, готов и бургундов оставались «арианами» [2], Хлодвиг, принявший новую веру, был признан миллионами галло-римских католиков, населявших Галлию, своим предводителем.

Этот титул позволил ему заручиться поддержкой епископов, чье влияние было тогда огромным, и завоевать у вестготов значительную территорию от Луары до Пиренеев. А позже титул «короля католиков» позволил его сыновьям овладеть Бургундией. Это ли не чудо женской улыбки!

Можно сказать без преувеличения, что именно, благодаря обворожительной и нежной улыбке Клотильды Франкское королевство впервые стало единым государством. Этот союз, в котором мужская сила подчинилась женской красоте и кротости, стал в дальнейшем колыбелью Франции.

Вернувшись с этой битвы, Хлодвиг стал могущественным правителем и обосновался в Париже, ставшем отныне столицей Франкского государства.

ФРЕДЕГОНДА И БРЮНЕОТА — ДВЕ ЖЕСТОКИЕ, РАСПУТНЫЕ КОРОЛЕВЫ

Каждая из них всем сердцем ненавидела другую.

А. Тома

В VI веке сыновья Хлотаря [3] разделили свои владения на три королевства: Парижское (Нейстрия) принадлежало Хильперику, Мецское (Австразия) — Сигеберту, Отен (Бургундия) — Гонтрану. Все три государя завидовали друг другу. Каждый мечтал о владении всеми землями, и поэтому их отношения были весьма напряжены. Так, например, обладающий ужасным характером Хильперик пытался несколько раз убить своих братьев.

Это было неудивительно, так как им с детства были известны нравы Меровингов, и они часто видели за делом своего отца. К примеру, когда посетитель ему надоедал, Хлотарь просил слугу отрубить бедняге голову. Если же у него было хорошее настроение, жертва отделывалась лишь отрезанным языком.

Когда умер его брат Кладомир, оставив троих малолетних детей, он решил, что их содержание будет для него слишком затруднительным.

Однажды днем он пригласил их во дворец.

— Эти милые малыши у меня поиграют, — сказал он их бабушке, королеве Клотильде.

Когда дети прибыли, Хлотарь отправил матери, бабушке своих племянников, записку следующего содержания:

«Я хочу знать, какую судьбу ты выбрала бы своим внукам — остричь их наголо или перерезать горло?»

Острижение наголо было позором. Бабушка с возгласом, достойным героев Корнеля, воскликнула:

«Я мечтала бы видеть их лучше мертвыми, чем опозоренными».

Хлотарь не ожидал такого ответа, но, получив письмо, он вошел в залу, где играли дети, и с помощью своего брата Хильдебера всех их зарезал. После этого два преступника разделили владение Кладомира.

Эти жестокие нравы были обычны для того времени. Именно поэтому Хильперик, Сигеберт и Гонтран весьма настороженно относились друг к другу, что, правда, не мешало проводить им время в безудержных кутежах.

Особенно распутный образ жизни вел Хильперик. У него был целый гарем, и каждая его избранница носила титул королевы. Не гнушался он иной раз задрать подол у какой-нибудь из своих служанок и сделать с ней на краю стола то, что обычно делают в двуспальных кроватях.

Хорошо знавший его Григорий Турский писал; «Невозможно представить тот вид сладострастия, которому бы он не предавался».

Однажды Хильперик увлекся служанкой Одоверы, своей главной королевы. Эту молодую и очень красивую франкскую девушку звали Фредегондой. Но вскоре он был вынужден покинуть новую возлюбленную и отправиться на войну с саксонцами.

вернуться

2

Ариане — последователи учения священника Ария, главы секты еретиков, отрицавшего божественную невинность Христа.

вернуться

3

Хлотарь — один из сыновей Хлодвига, умер в 561 году.

2
{"b":"4696","o":1}