ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 577 году на Францию обрушилась страшная эпидемия оспы, унесшая миллионы жизней. Все дети Фредегонды умерли. А королева, оплакивая их, не могла понять, чем она провинилась перед Богом. Но так как по складу характера она была реалисткой, то решила немедленно действовать. Немного погоревав, она пошла к Хильперику:

— Мне необходимо родить ребенка, — сказала она, — нам нужен наследник.

Хильперик, как всегда, подчинился ее воле. Но она была не очень уверена в возможностях супруга, поэтому предусмотрительно обратилась с той же просьбой к разным вельможам и даже дворцовой страже. Наконец все хлопоты увенчались успехом, у нее родился сын, прозванный Хлотарем.

После рождения ребенка Фредегонда почувствовала себя молодой и прекрасной. В ней кипела неведомая до этого страсть, и, чтобы хоть как-то утолить ее, она пропустила через свою постель всех знакомых мужчин. Королева так отдалась чувствам, что забыла об осторожности. Утром в ее спальню вошел Хильперик и в шутку слегка похлопал по ее плечу палочкой. В это время она занималась своим туалетом и сидела спиной к двери.

— Потише, Ландри, — вскрикнула Фредегонда, так и не повернув головы.

Думая, что это ее любовник, она добавила несколько крепких слов, не предназначенных для ушей короля.

Когда она поняла свою ошибку, рассерженный Хильперик уже вышел из спальни. Прикусив губу, она с тоской подумала, что узнавший теперь обо всем король замучает ее суровыми упреками, а может, и отправит в монастырь. Фредегонда не любила семейных сцен, находила их бесполезными и скучными. Поэтому в этот же вечер, по ее просьбе, муж был убит во время охоты.

Теперь никто не мешал Фредегонде открыто проводить время в любовных приключениях и скандальных интригах.

За одну ночь она истощала по десять-пятнадцать мужчин в самом расцвете сил. Те, которые не могли ее удовлетворить, подвергались жестокой расправе — наказанию шпагами (такой варварской кастрации подвергся знаменитый Абеляр)…

В 597 году Фредегонда безмятежно умерла в своей постели. Единственное, что она не успела сделать, — это убить Брюнеоту.

* * *

Брюнеота была здорова и счастлива, хотя у нее недавно скончался сын Хильдебер, который после смерти своего деда — короля Гонтрана — был владыкой Австразии и Бургундии. Это огромное королевство было теперь вновь разделено между двумя сыновьями Хильперика — Теодоберу досталась Австразия, Тьерри — перешла Бургундия. По законам франков старший сын не наследовал полностью владение отца.

Привыкшая к власти Брюнеота попыталась укрепить свое прежнее влияние в Австразии, как это было при правлении ее сына, но этому воспрепятствовал ее внук Теодобер. Тогда Брюнеота решила отвлечь его от правления королевством, устраивая бесконечные праздники и оргии.

Проводя все время в развлечениях, юноша перестал обращать внимание на дела в королевстве. Молодая служанка, которая хорошо понимала, к чему приведет такая жизнь, и в которую он был влюблен, сумела убедить его прогнать свою бабку.

Брюнеота, потерпевшая неудачу, укрылась в Бургундии у своего младшего внука. Там она действовала иначе, призывая бороться с распутством.

— Нужно покончить со всеми этими пороками, — сказала она, — я этим займусь.

Для начала по ее приказу был убит городской голова, а его место занял Продью, один из ее любовников. Затем она назначила на все важные посты своих приближенных. Наконец, чтобы получить абсолютную власть, она все больше и больше втягивала бедного Тьерри в пьянство и разврат.

Один лишь священник Дидье попытался наставить юношу на путь истинный, но был забит камнями по приказу Брюнеоты.

— Вот настоящий мученик, — сказала она, смеясь. И продолжала окружать молодого Тьерри любовницами и устраивать оргии.

В 610 году Теодобер был убит братом. Тьерри, изнуренный распутной жизнью, вскоре последовал за ним в могилу. Семидесятилетняя Брюнеота добилась своего, став полноправной правительницей. Подраставшим правнукам она готовила ту же участь, что и Тьерри с Теодобером. Но вельможи Австразии, которые не могли выносить больше это распутство, выдали ее сыну Фредегонды.

Хлотарь II, которому от матери передалась дикая ненависть к Брюнеоте, пытал ее в течение трех дней.. Затем, чтобы еще больше унизить, ее раздели, посадили на верблюда и прокатили по городу. Смерть Брюнеоты была страшна. Ее привязали за волосы, руку и ногу к хвосту необъезженной лошади, которая поволокла ее по камням. Когда лошадь остановилась, некогда прекрасное тело Брюнеоты, пылкой и жестокой любовницы, было превращено в бесформенную массу окровавленного мяса.

Согласно преданию, эта казнь произошла недалеко от Лувра, на месте, где сейчас сходятся улица Сен-Оноре и улица Де Л'Арбр-Сек.

НАНТИЛЬДА — САМАЯ ОБМАНУТАЯ КОРОЛЕВА

Во время мессы в Ромийи король Дагобер [4] услышал прекрасное пение, раздававшееся под сводами собора. Оно настолько восхитило его, что после службы он захотел узнать имя обладательницы чарующего голоса.

— Это Нантильда, послушница, — сказал ему священник.

Дагобер, как и все франкские короли, был резок, важен и не терпел возражений.

— Я хочу познакомиться с ней, приведите ее, — приказал он священнику.

Через несколько минут ему представили красивую молодую девушку с голубыми глазами и длинными светлыми косами.

— Пой! — велел ей Дагобер. И Нантильда спела.

— Действительно, это твой голос я слышал. Ты едешь со мной!

Священнику был хорошо известен страстный темперамент короля.

— Позвольте! Позвольте! — пытался он остановить Дагобера. — Вы, видимо, забыли, ваше высочество, что это служительница церкви. Что вы хотите с ней делать?

Дагобер, восторженно рассматривая грациозную фигуру девушки, оттолкнул священника, изрыгнув бранное слово.

— Какое твое дело? Я король! Она моя!

— Прежде всего она принадлежит Богу, — спокойно, но твердо возразил священнослужитель.

Нантильда во время этого разговора не смела поднять глаз. Ее охватило смятение, и от этого она стала еще прекраснее.

Дагобер был набожен. И в уме франкского короля, мало привыкшего думать, происходила медленная борьба: он понял, что похищение служительницы культа — серьезное преступление, которое открывает ему дорогу в ад, но он страстно желал Нантильду и не привык отказывать себе в таких удовольствиях.

— А если она станет моей женой? — немного подумав, спросил король.

— Это меняет дело, — растерявшись, ответил священник, — но разве, ваша светлость, у вас нет законной супруги?

— Есть. Но она не способна дать мне наследника. Поэтому меня с ней ничего не связывает. Я ее прогоню.

— Правда? — удивился священник.

— Я тебе это обещаю.

— В таком случае можете забрать Нантильду с собой.

Дагобер не заставил дважды повторять свои слова. Заключив в объятия девушку, он сел на лошадь и поскакал к королевскому замку. Неожиданно он остановил коня и обеспокоено спросил Нантильду:

— Ты франкского происхождения? Чистокровна?

— Да, ваше высочество.

Обрадованный ответом, Дагобер поцеловал ее в губы. И теперь, совершенно успокоившись, продолжил путь. Испуг его был вызван тем, что короли Галлии не могли брать в жены чужестранок. Теперь, когда он убедился, что его избранница принадлежала к племени франков, женитьба была возможна.

На следующий день после прибытия в замок Дагобер отверг свою жену, очаровательную Гоматруду, и объявил, что женится на Нантильде. Нисколько не удивившись решению короля, епископ благословил его новый союз и пожелал супругам обзавестись множеством детей.

Поведение короля было обычным для того времени: женщин брали в жены, насиловали, отвергали, убивали. Богословы даже сомневались, есть ли у них душа…

Через несколько дней после женитьбы Дагобер решил оставить Ромийи, он остановил выбор на своем родном городе Клипьякюсе (Клиши), рядом с Парижем, где амбары и подвалы были забиты всякой снедью.

вернуться

4

Дагобер — правил в 629-639 годах

4
{"b":"4696","o":1}