ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это кровопролитие не обеспокоило Изабо. Напротив, ей показалось, что теперь она легко может добиться своих честолюбивых замыслов при содействии Англии. И она решилась на предательство…

Несмотря на разразившуюся в стране трагедию, королева не желала изменять своим привычкам и принялась за организацию празднеств, о которых все летописцы сообщают с негодованием. Иногда ей в голову приходили просто непристойные идеи, так, она любила с частью своих фрейлин, переодевшись в проституток, ходить по улицам Парижа, «удовлетворяя похотливые желания» профессоров Университета…

Однажды коннетабль д'Арманьяк узнал об этих чудовищных развлечениях. Было начато тайное расследование и установлено, что вдохновителем всех интриг и постоянным фаворитом был Буа-Бурдон. Коннетабль пришел к королю:

— Государь, — сказал он, — вам гнусно изменяют на протяжении многих лет. Пойдемте, вы убедитесь в этом сами.

И он проводил Карла VI в Венсен, где у королевы в ту пору размещался двор. Судьба распорядилась так, что именно в тот момент, когда они подходили к личным апартаментам Изабо, Буа-Бурдон выходил из спальни королевы с таким непринужденным видом, что это подтверждало их близкие связи с королевой. Столкнувшись с королем, фаворит слегка побледнел, но прошел мимо, не останавливаясь.

Карл, которого задело это явное проявление неуважения, немедленно отдал приказ коннетаблю д'Арманьяку арестовать и посадить наглеца в тюрьму. Карл не захотел объясняться со своей женой и вернулся в Париж. Буа-Бурдон был немедленно арестован и препровожден в небольшой замок в Шателье. Здесь его в присутствии короля подвергли пыткам, и государь, как повествуют летописцы, узнал намного больше того, о чем хотел бы знать. Злой гений королевы был приговорен к смертной казни. В тот же вечер стражники бросили его в Сену, «зашив в кожаный мешок», на котором были написаны слова: «Разрешено королевским правосудием».

Через несколько дней после казни Буа-Бурдона дофин Карл совместно с коннетаблем д'Арманьяком отдал приказ об аресте королевы, и ее отправили под надежной охраной сначала в Блуа, потом в Тур. У Изабо не было времени обратиться за помощью к герцогу Бургундскому, находившемуся тогда в Нормандии.

Ссылка сама по себе была тяжелым унижением для королевы, но когда она узнала, что ей не разрешили взять ни одного из роскошных платьев, в которые она так любила наряжаться, ни одной драгоценности, она упала в обморок. Во время путешествия, продолжавшегося три дня, она частенько притворялась больной в надежде разжалобить своих конвоиров. Разумеется, это было бесполезно. И теплым майским вечером 1417 года она прибыла в Тур, где ее ожидали три строгих на вид человека, которым предстояло стать ее надзирателями. Не особенно церемонясь, ее бросили в тюрьму, под которую переоборудовали один из замков.

Там она влачила весьма тягостное существование. Находясь под постоянным строгим надзором, она не могла ни писать, ни принимать гостей, ни самостоятельно выходить на прогулку. К тому же ее стражники, зная о том, что эта женщина, циничные любовные похождения которой возмущали все королевство, была главной причиной всех бед Франции, проявляли беззастенчивость и наглость по отношению к ней. Забыв о том, что перед ними королева (хотя помнила ли об этом она?), они вызывающе с ней разговаривали, даже не сочтя нужным снять головной убор.

В это время в Париже дофин Карл не сидел сложа руки. Ничего не сказав королю, который, впрочем, выходя из своих депрессий, только и делал, что занимался любовью с Одеттой де Шамдивер, он конфисковал все сокровища, припрятанные его матерью [47].

Потом, желая пополнить кассу группировки арманьяков, он продал платья, шитые золотом, хорошую мебель и драгоценности, которые Изабо оставила в Венсене. Но одних денег было недостаточно для того, чтобы придать группировке силу; нужны были люди, а их как раз и не хватало. Из-за неосмотрительности коннетабля д'Арманьяка большое количество сторонников неожиданно покинуло дофина и приумножило ряды герцога Бургундского.

Король Англии тем временем высадился в Нормандии, уверенный в том, что будет поддержан Иоанном Бесстрашным. Отряды бургипьонов примкнули к английским войскам, и Генрих V двинулся на Париж. Дойдя до Санлиса, он потребовал от Карла VI уступить ему французскую корону.

— Дайте ему попять, — сказал он своим послам, — что я буду ему признателен до конца его жизни, если, во-первых, я стану регентом и мне одновременно присвоят титул французского короля, во-вторых, если за меня выйдет замуж Екатерина, сестра дофина.

Карл VI, который, к счастью, не был в состоянии депрессии, изучил эти предложения вместе с советниками. В это время в Type неистовствовала Изабо, перебирая в уме все возможные пути для того, чтобы покинуть тюрьму и помочь английскому королю в его борьбе против супруга, который ее стеснял уже в течение тридцати лет, и дофина, похитившего все ее богатства.

Однажды вечером верный ей слуга сообщил, что к Туру приближается со своим отрядом герцог Бургундский. Немедля она послала ему свою печать. Иоанн Бесстрашный обо всем догадался. Он ответил, что готов помочь ей, и назначил встречу на следующий день, в день Поминовения усопших, в аббатстве, расположенном в двух лье от Тура.

Вечером перед тем, как лечь спать, королева смиренно обратилась к тюремщикам:

— Господа, я хотела бы завтра помолиться в церкви в Мармутье. Я думаю, что никто не может запретить этого?

— Конечно, нет, Мадам.

— В таком случае, будьте готовы рано утром составить мне компанию.

На следующий день едва Изабо со своими спутниками приступила к молитве, как в церковь в Мармутье ворвалось шестьдесят человек. Сильно напуганные охранники обратились к королеве:

— Мадам! Это люди группировки бургиньонов и англичане. Спасайтесь!

— Будьте спокойны, — сказала, улыбнувшись, Изабо.

Тогда трое охранников поняли, что попали в западню, и попытались сбежать. Но у них было слишком мало времени. Перед королевой предстал Гектор де Савез, командующий отрядом, направленным Иоанном Бесстрашным, и почтительно с ней поздоровался. — Савез, — сказала Изабо, — арестуйте этих троих людей!

Двое стражников были пойманы, третьему удалось выскользнуть из церкви и убежать к Луаре, где он сел на лодку, но она перевернулась. Никто о нем больше ничего не слышал. Когда все стало спокойно, герцог Бургундский явился на поклон к Изабо.

— Рада видеть вас, — сказала она ему, — вы единственный человек в королевстве, который заслуживает моей любви. Вы освободили меня. Будьте уверены, я никогда вас не предам.

Обоим «был устроен торжественный прием в монастыре», затем они расположились на ночлег в одной из комнат, «чтобы вновь принадлежать друг другу».

На следующий день королева приехала в Тур, чтобы предаться наслаждениям любви с герцогом. Потом два любовника отправились в Шартр, где им была устроена торжественная встреча. Изабо объявила себя регентом «на основании королевских указов, которые не могли быть пересмотрены», выбрала печать, на которой было запечатлено ее изображение в полный рост. Через несколько дней она прибыла в Труа, где располагался ее двор и ее парламент. Таким образом, судя по словам маркиза де Сада, «в королевстве появилось два королевских двора, четыре мятежные группировки и два короля» [48].

В такой необычайной обстановке Изабо вступила в сговор с Генрихом V, заверив его в своей поддержке при решении вопроса о престоле, и предложила ему руку своей дочери Катерины. Но Париж, где находился коннетабль д'Арманьяк, оказывал сопротивление войскам королевы. Тогда Изабо прибегла к старому способу — предательству, и майским вечером 1418 года Перине Леклерк — один из ее верных друзей, бывший секретарь Буа-Бурдона — отворил Сен-Жерменские ворота бургиньонам, которые захватили город и перебили всех сторонников д'Арманьяка. После страшной резни, продолжавшейся в течение нескольких недель, Иоанн Бесстрашный и Изабо торжественно вошли в столицу. Совсем не злопамятные парижане забросали их цветами…

вернуться

47

«Маленькая королева» подарила Карлу VI дочь, которая была названа Маргаритой де Валуа. После смерти короля этому ребенку была предоставлена рента на 500 ливров в год. В 1424 год она спасла Карла VII, поставив его в известность о готовившемся против него заговоре. В знак признания король призвал ее на службу ко двору и признал законность ее рождения. После чего он ее выдал замуж за Иоанна де Гардепене, рыцаря-сенешаля Ceнтонжа, сеньора де Монтегю и де Бельвиль. Это означало, что она являлась одновременно дочерью короля и плодом любви.

вернуться

48

Роялисты, жители Дофине, бургиньоны и арманьяки.

55
{"b":"4696","o":1}