ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После ученых заседаний Бонапарт ложился спать, страдая как от морской болезни, так и нежных воспоминаний о Жозефине.

Захватив по пути остров Мальту, 2 июля Бонапарт высадился в Александрии. И сразу, сквозь раскаленные и сверкающие под солнцем пески, он ринулся на мамелюков, которые хотели преградить ему дорогу в Каир.

Несмотря на нестерпимую жару, которая вынуждала французов передвигаться только ночью, несмотря на мучительную жажду, от которой сотни солдат изнемогая, падали на землю, он поверг вражеское войско перед пирамидами и 24 июля с триумфом вошел в столицу Египта.

Расположившись, словно султан, в одном из лучших дворцов города, он тотчас принялся строчить Жозефине письма, полные горечи, так как известия, полученные им из Франции, к нежным излияниям не располагали. Его брат Жозеф сообщил, что по дороге в Пломбьер его жена встретилась в Лионе с Ипполитом Шарлем и теперь на курорте с целебными водами любовники вовсю усердствуют, чтобы обеспечить Бонапарту наследника. Поэтому в Париж летели письмо за письмом, полные горестных упреков.

А 1 августа новое ужасное бедствие постигло Бонапарта: английская эскадра у Абукира полностью уничтожила французский флот. И в довершение несчастья адмирал Нельсон перехватил курьера с письмами, выставлявшими напоказ супружеское поражение победителя Пирамид.

Бонапарт опасался худшего, и он был прав: месяц спустя английское правительство опубликовало эту переписку и открыло миру эти семейные бедствия. С каким радостным злорадством встретила Европа разоблачения, ясно из этого письма с детской орфографией, адресованного Наполеоном своему брату Жозефу:

"Ты прачитаешь в этих документах о завоевании Египта, добавившем еще страницу к истории воинской славы нашей армии.

Но семейная жизнь моя потерпела крушение, все завесы упали. У меня остается только твоя дружба, и если и ты меня придаш (предашь), я стану мизантропом.

Как грустно жить, если есть только один человек на свете, к которому обращены твои чувства…

Я разочаровался в людях, я хочу провести зиму после возвращения во Францию в деревне, под Парижем или в Бургундни.

Мне необходимо уединение, величие мне наскучило, слава надоела, сердце мое иссохло — в 29 лет я кончинный (конченый) человек. Надо стать эгоистом, — жизнь привела меня к этому.

Я хотел создать свой дом, я никогда не думал, что со мной случится такое… Мне незачем жить теперь… Прощай, мой единственный друг…"

Публикация Англией писем Бонапарта весьма позабавила народы Европы. Экземпляр переписки был отправлен адмиралу Нельсону, который доставил его в Египет, чтобы высмеять главнокомандующего., оплакивающего свои семейные горести, перед его же собственной армией.

Таким образом, неверность Жозефины могла деморализовать французскую армию, отрезанную в этот момент от родины.

БОНАПАРТ ОБЗАВОДИТСЯ МЕТРЕССОЙ ЧТОБЫ ВОССТАНОВИТЬ СВОИ ПРЕСТИЖ

«Во Франции знак мужского достоинства знаменует собой и способность к правлению».

Р. М. Арло

В Париже Баррас и компания приняли ужасную весть о разгроме под Абукиром прямо-таки с неприличным удовлетворением. Убежденные, что Бонапарт навсегда исчез в песках Африки, они устраивали балы и взирали на будущее с легким сердцем. Благодаря Нельсону эти господа могли по-прежнему выжимать соки из Франции, не опасаясь государственного переворота со стороны этого чрезмерно популярного генерала. Некоторые не стеснялись открыто благодарить Провидение.

— Наконец мы избавлены от этого маленького честолюбца, — говорили они.

На улице Виктуар Жозефина тайно разделяла их облегчение. Когда ей сообщили об Абукире, она, как хорошая комедиантка, с бурными рыданиями бросилась на канапе:

— Бедный Бонапарт, как ему жарко, наверное! После чего отправилась с Ипполитом Шарлем на очередной бал.

Несколько дней спустя ложный слух из Египта, достигший Парижа, выявил истинное настроение Жозефины. Во время приема люксембургского посла, на котором она присутствовала, к Баррасу подошел его секретарь с депешей из Египта. Танцующие остановились, и Баррас, призвав к молчанию, торжественно-унылым Голосом объявил:

— Друзья мои, я должен сообщить вам печальную новость: в Каире убит генерал Бонапарт.

«В глазах танцоров появилось выражение глубокой печали, а Жозефина, поникнув в объятиях Ипполита Шарля, упала в кресло, изображая обморок».

— О, простите мою бестактность, мадам! — кинулся к ней Баррас и, обращаясь к присутствующим, добавил:

— Друзья мои, мы слишком глубоко потрясены, чтобы продолжать наше празднество. Давайте расстанемся сейчас, доктор Дюфур вместе со мной позаботится о мадам Бонапарт…

Как только закрылась дверь за последним гостем, Жозефина вскочила, разразилась счастливым смехом и спросила Барраса:

— Но вы уверены, что генерал Бонапарт убит?

Он ласково успокоил ее:

— Я думаю, что это верно; тот, кто мне это сообщил, никогда не давал мне ложной информации.

Она заломила руки в порыве радости:

— Ах! Теперь я могу свободно вздохнуть… Ах, мой друг, если это правда, я не буду больше чувствовать себя такой несчастной… Ведь этот человек, который думает только о себе, об одном себе. Это самый сухой, самый жестокий эгоист из всех, кто когда-либо жил в этом мире. Он думает только о своей выгоде, о своем честолюбии…

Не в состоянии поверить в свое счастье, она снова спросила:

— Он действительно умер?

— Я полагаю, что так.

На этот раз она подскочила от радости:

— Ах! Это зловещий человек… Вы не можете себе представить, что это был за человек! Он всегда строил козни, играл людьми, настраивая одних против других. Он хотел бы мучить всех на свете… [18]

В то время как парижане думали, что убитый Бонапарт, забальзамированный египтянами, скоро будет доставлен во Францию морем и выставлен для обозрения в Музее истории природы, молодой генерал, догадываясь о настроениях Директории, энергично готовился возвратиться во Францию через Индию, осуществив мечту Александра Великого.

В первый же день после Абукира он обратился к солдатам с великолепной речью:

— У нас нет более флота, — ну и что ж! Надо умереть здесь или с честью выйти из этого положения, по примеру великих людей древности! Мы должны будем совершить подвиги, и мы их совершим! Моря отделяют нас от родины, но от Азии мы не отделены морем, а она соприкасается с Европой; Нас много, у нас достаточно оружия и амуниции, а если их не хватит, ученые, которых я привез сюда, сделают их… Перед нами открывается необъятное будущее!

Эта необыкновенная речь словно гальванизировала войска, и все до одного, от мальчишки-барабанщика до генерала, были готовы совершать чудеса.

В то время как ученые измеряли гигантского сфинкса, вели раскопки и расшифровывали иероглифы, войска были заняты всевозможными работами: подвозом питьевой воды, сооружением ветряных мельниц, хлебопекарен, винокуренных заводов и т. п.

Бонапарт ежедневно объезжал все строительные площадки, и всюду солдаты приветствовали его с энтузиазмом. Но однажды он услышал посреди восторженных кликов насмешливый шепоток, и он понял, что во французскую армию попали экземпляры его личной переписки, опубликованной англичанами, и что солдатам стало известно об его отношениях с Жозефиной.

Он вернулся во дворец расстроенный и, поразмыслив, решил, что лучший способ восстановить свой престиж — немедленно обзавестись любовницей и сделать этот факт широко известным. Он позвал Бертье и распорядился:

— Немедленно разыщите самых красивых женщин и приведите ко мне.

Через несколько дней, сообщает нам Бурьен, мамелюк привел ему полдюжины грациозных азиатских красавиц, «но их специфические манеры и изобильные телеса не понравились Бонапарту, и он тотчас велел отослать их обратно» [19].

вернуться

18

Этот диалог приводится в мемуарах Барраса.

вернуться

19

Бурьен. Мемуары. Герцогиня д'Абрантес добавляет к этому, что многие офицеры имели связи с этими жирными и благоухающими восточными ароматами красавицами, а у Жюно родился в Египте от абиссинской рабыни по имени Кфаксарана сын, названный Отелло.

12
{"b":"4698","o":1}