ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Молодая лектриса не возражала и даже была польщена тем, что ее популярность в семье Бонапартов возрастает.

На следующий день Мюрат снова явился к Элеоноре для содействия делам империи, и вскоре это вошло в обычай. Когда Элеонора возвращалась из Тюильри, Мюрат, высмотрев ее из окошка, бросался в садовый павильон, где она жила, и, в стиле более основательном, чем Наполеон, давал ей то, что Леон Буазар красиво называет «ударом смычка по виолончели».

Пока красавец Иоахим самым похвальным образом трудился в интересах родственников своей жены, Наполеон, который любил сражаться одновременно на разных фронтах, серьезно увлекся Стефанией Богарнэ.

Юная племянница Жозефины, которую Наполеон удочерил, должна была выйти замуж за принца Луи Баденского. Сговор состоялся, но нареченная невеста не сводила глаз с Наполеона и знать не хотела своего жениха. Это положение разрешилось таким образом, что новая любовная авантюра Наполеона всполошила весь дворец. Вот как рассказывает об этом мадам де Ремюза;

"Стефании было семнадцать лет: милое личико, живой и веселый ум, слегка инфантильна, что ей шло, звонкий голос, нежная кожа, выразительные голубые глаза и красивые светлые волосы.

Принц Баденский моментально в нее влюбился, но вот в него-то влюбиться было трудно. Молодой, но очень толстый, черты лица неприметные и невыразительные; движения неловки, да еще к тому же сонливость — засыпал повсюду чуть ли не на ходу. Мог ли такой увалень пленить живую, пикантную Стефанию, уверенную, что она оказывает принцу честь согласием выйти за него замуж — ведь она приемная дочь Наполеона! Но она и не отказывалась от этого замужества, твердя, что дочь Наполеона должна стать женой сына и потомка королей.

Это наивное честолюбие и задорные шутки, которым ее семнадцать лет придавали особое очарование, понравились Наполеону и стали его забавлять. Она пришлась ему более по вкусу, чем полагается для роли приемного отца, и к моменту свадьбы император обнаружил, что он влюблен в Стефанию.

Победа вскружила голову молодой девушке, она стала еще заносчивей обращаться с женихом, который тщетно искал способа ей понравиться".

Обнаружив, что красавица, к которой он воспылал, сама восхищается им так же пылко, Наполеон, потеряв чувство меры, поселил ее во дворце, словно фаворитку. Можно догадаться, что это не доставило удовольствия ни Жозефине, ни семье Бонапартов, ни толстому жениху.

Послушаем мадам Ремюза:

"Император приказал, чтобы Стефания всюду следовала непосредственно за императрицей, впереди всей семьи; самое сильное недовольство новым положением проявила мадам Мюрат, которая возненавидела Стефанию всей душой.

Молодая девушка только смеялась над этим, как смеялась по малейшему поводу всему на свете, смеялся и император, искренне забавлявшийся ее шутками".

Его безграничное потворство Стефании возбудило ревность Жозефины.

«Императрица была недовольна новой прихотью своего супруга. Она серьезно поговорила с племянницей, убеждая Стефанию противиться всем попыткам императора ее соблазнить. Мадемуазель Богарнэ покорно выслушала советы тетки, доверчиво рассказала ей о некоторых чересчур горячих проявлениях чувств приемного отца и обещала быть пай-девочкой. Откровенности Стефании стали обсуждаться членами семьи, и императору было не по себе, когда он думал, что эти пересуды могут дойти до ушей принца Баденского, который не. подозревал, что происходит чуть ли не на его главах».

Не только принц был бы скандализован. Весь двор взирал на императора с изумлением.

— Это любовь лишает его поведение логики, — шептались одни, — ведь обычно он довольствуется девицей, которую подкладывают ему в постель, а теперь он любит.

— К тому же, — добавляли другие, — отцовские чувства, которые он должен к ней питать, противоречат страсти и борются с ней. Да, это серьезно.

Влюбленность Наполеона росла с каждым днем; когда он преподнес Стефании свадебный подарок, то все придворные действительно были в шоке. Платья, драгоценные уборы общей стоимостью в 22 миллиона 800 тысяч наших старых франков и сверх того убор из бриллиантов стоимостью в 450 миллионов наших старых франков.

К сожалению, Наполеон не удовольствовался тем, что осыпал свою дорогую Стефанию золотом. Он подарил ей территорию: Бризгау. Так на излете этой любви он лишился владения, которое могло бы служить оплотом военных действий последующих лет.

* * *

За несколько дней до брачной церемонии Наполеон из осторожности перестал на людях бросать немые взгляды на Стефанию. Она же, как и обещала тетке, вела себя недотрогой. Но жениха своего она по-прежнему третировала.

«Апартаменты были малы для послесвадебного приема, — пишет мадам Ремюза, — и все поехали в Сен-Клу, включая молодоженов. Но и там молодая принцесса продолжала отвергать мужа. Он провел ночь в кресле в углу ее спальни, а наутро пожаловался Жозефине, и та выбранила племянницу. Наполеона такой поворот событий приободрил — надежды его воскресли» [48].

Но в конечном счете Наполеон, устав от сцен ревности Жозефины и потеряв надежду стать любовником Стефании, отправил молодоженов в Баден [49].

Вся эта история, как считает Леон Буазар, «возбудила в нем любовный пыл, плоды которого достались прекрасной Элеоноре». В самом деле, ведь Наполеон каждый день навещал эту молодую женщину, изливая на нее нежные чувства, предназначенные для Стефании. Посещал ее и Мюрат, продолжавший там свои упражнения в «игре на виолончели».

Такая активность в одном и том же месте не могла не принести плодов. В начале апреля Элеонора забеременела.

Конечно, она немедленно сообщила об этом Наполеону. Он обезумел от радости и тотчас же перевел ее в прекрасный особняк на улице Виктуар, 2 [50].

Сплетники и сплетницы Тюильри радостно смаковали новый скандал и несколько дней спорили, каковы будут результаты знаменательного события.

— Теперь император разведется с Жозефиной, так как у него есть бесспорное доказательство ее бесплодия, — говорили женщины.

— Нет, он, наверное, узаконит сына, которого подарит ему мадам Ревель, — возражали мужчины. — Ведь Людовик XIV узаконил бастардов госпожи Монтеспан и даровал им титулы герцога Мэнского и графа Тулузского.

— Да, но тогда правила старинная династия. Короли могли позволить себе любые прихоти…

— А кроме того, — добавляли злые языки, — в таком случае не исключено, что когда-нибудь на трон заберётся сын Мюрата.

В ответ все посмеивались. Но — исподтишка.

В то время как придворные потихоньку злорадно комментировали событие, Наполеон, на седьмом небе от счастья" изливал свою признательность за знакомство с Элеонорой Каролине и Мюрату, о чьей чрезмерной преданности имперским делам он не подозревал.

Сначала он хотел наградить их в полной мере, соответственно счастливому событию, но потом решил, что эта семья уже получила от него поместья и титулы, и этого достаточно. Он был согласен с Талейраном, который советовал «не возбуждать в людях чрезмерной признательности».

Потом Наполеон распорядился ускорить развод Элеоноры с Жаном-Франсуа-Оноре Ревелем, который еще находился в тюрьме.

Муж протестовал, но ему дали понять, что его жена стала любовницей государя. Тогда он вообразил себя жертвой заговора бонапартистов, засадивших его в тюрьму, чтобы уложить его жену в постель императора, совершенно упустив из виду, что в тюрьму он попал за подделку документа. Впоследствии он даже издал книжечку на этот сюжет под названием: «Наполеон и Мюрат обольщают юную женщину. Исторические мемуары разъяренного мужа».

Во время процесса он в своих речах часто игнорировал факты, но иногда раскрывал некоторые интересные детали.

«В истории были случаи, — писал он, — когда государь похищал жену у своего подданного, но Наполеон и Мюрат впервые дополнили этот сюжет ужасным планом, обрекавшим мужа на нищету и позор».

вернуться

48

М-м де Ремюза. Мемуары.

вернуться

49

В течение некоторого времени Стефания продолжала отказывать мужу в интимной близости. Наполеон вынужден был вести тайную корреспонденцию с Баденом, чтобы убедить Стефанию в необходимости даровать княжеству законного наследника. Она уступила и у нее было много детей, один из них — злополучный и таинственный «Каспар Хаузер», украденный у родителей и воспитанный вне общения с людьми, а потом убитый…

вернуться

50

Эта улица сыграла важную роль в любовной истории Наполеона. В году VI-м он жил там с Жозефиной, потом там была помещена Элеонора и, наконец, Мария Валевская

45
{"b":"4698","o":1}