ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Герцогиня д'Абрантес в своих мемуарах в этом не сомневается:

"В память моего мужа, — пишет она, — я должна разоблачить маневры сторонников Мюрата. Они вводили в обиход ужасную гипотезу о возможности гибели императора на полях сражений (тогда говорили только о такой возможности). Таким образом привыкли представлять себе Мюрата сидящим на троне императора, скачущим на его любимой лошади и т. д. возникал образ Мюрата — повелителя Франции, и эта мысль, настойчиво внушаемая и обкатанная временем, из смехотворной становилась привычной.

Но ведь вражеская пуля может и не поразить, ожидать непредсказуемых случайностей войны приходится слишком долго.

Отсюда не так уж далеко было до мысли, что ведь полет вражеской пули можно и ускорить…"

Ну, я, конечно, оставляю логику этих рассуждений и вытекающего из них обвинения целиком на совести герцогини д'Абрантес…

* * *

Уже несколько лет накануне 19 марта Двор совещался о том, каким сюрпризом ознаменовать день рождения императрицы. В этом году Каролина и Полина Бонапарт предложили Жюно устроить спектакль.

Губернатор Парижа был этой идеей обескуражен, поскольку из всех видов театра ему был знаком лишь театр военных действий. Он посовещался с секретарем великой герцогини Берга месье Лоншаном, слывшим «мастером на все руки», и тот предложил сочинить пьесу, «соответствующую обстоятельствам и подходящую участвующим в спектакле персонам».

«Я изображу в этой пьесе, — заявил он, — и сияние красоты Ее Светлости принцессы Полины, и блеск ума Ее Светлости принцессы Каролины».

Жюно был в восторге.

— Но, — добавил месье Лоншан, — вы сами должны будете взять роль, и мадам Жюно тоже. Все должны принять участие в спектакле.

Губернатор Парижа согласился, хотя беременность его жены несколько затрудняла ее участие в спектакле. «Секретарь, наделенный множеством талантов», принялся сочинять пьесу. Через три дня комедия была закончена, начались репетиции. Бедняжка мадам Жюно сразу обнаружила, что пьеса полна намеков на любовную связь ее мужа и великой герцогини Берга.

Жюно в роли Шарля объяснялся в любви юной крестьяночке, которую играла Каролпна. Потом двое влюбленных, обнявшись, исполняли дуэт, «полный восторга к нежности».

Эта сцена, выставляющая напоказ реальные отношения, представляла собой самое удручающее зрелище во всем спектакле. К тому же великая герцогиня Берга фальшивила, а губернатор Парижа, взволнованный возможностью обнимать свою любовницу у всех на глазах, забывал текст и нес отсебятину. Все это производило смехотворный эффект.

Бедная мадам Жюно едва удерживала рыдания, когда ее муж на сцене, «согласно роли», обнимал свою любовницу сколько душе угодно.

Настал день праздника. Пьеса была представлена в маленьком театре Мальмезона, и зрители, до которых уже дошло много толков, слушали внимательнейшим образом. Но напрасно они думали, что им придется улавливать тонкие намеки — аллюзия была совершенно ясной, каждая фраза явно относилась к связи Каролины и Жюно. Особый успех выпал на долю одной из реплик. Губернатор Парижа должен был сказать своей партнерше:

— Когда я нахожусь около вас, моя пастушка, моя кровь еле движется…

Немного неуклюжая, но соответствующая ходу действия реплика.

Увы! Взволнованный Жюно переврал вторую часть фразы невероятнейшим образом — результат получился весьма забавный и фривольный.

Зал грохнул хохотом. Публика, в полном восторге, аплодировала стоя, а обескураженные артисты с грехом пополам доиграли пьесу.

Каролина после спектакля немедленно изобразила обморок. Когда императрица бросилась к ней, чтобы ослабить шнуровку корсажа, из-за него выпало письмо. Жозефина подняла его, но ее золовка уже очнулась и агрессивным тоном потребовала:

— Отдайте мне, это письмо Мюрата. Но Жозефина уже видела подпись Жюно. По окончании праздника великая герцогиня Бергская оказала честь супругам Жюно вернуться из Мальмезона в их карете. В три часа ночи у Елисейского дворца комендант Парижа галантно высадил герцогиню и проводил ее в ее покои. Мадам Жюно терпеливо дожидалась его возвращения, но, наконец, ей пришлось вернуться домой без пего. Она поступила мудро, так как комендант вышел из Елисейского дворца только в полдень.

Наполеон еще в Тильзите от генерала Саварн узнал о любовной связи своей сестры и Жюно. Это вызвало у него холодный гнев, который вырвался после его возвращения в Париж.

Он немедленно вызвал к себе Каролину и осыпал ее бранью, которую нашла бы слишком крепкой даже хозяйка публичного дома. Но великая герцогиня Бергская была умная и ловкая женщина, а к тому же превосходно знала своего брата. Переждав грозу, она смягчила его лаской я нежностью, а потом искренне, без утайки рассказала, с какой целью она затащила Жюно в свою постель. Эта искренность была хитроумной уловкой.

Обнаружив в сестре такое честолюбие, Наполеон был ошеломлен и восхищен. «С этого дня, — говорил он, — я был самого высокого мнения о способностях сестры, так что эта интрига в конечном счете привела ее на дарованный мною неаполитанский трон».

На следующий день Наполеон вызвал Жюно и сообщил ему, что он осведомлен о его связи. Охваченный дрожью, Жюно пробормотал, что если Мюрат считает себя оскорбленным, то он готов дать ему удовлетворение.

— Я живу, — сказал он, — совсем близко от Елисейского дворца, и…

— Слишком близко, — отрезал император. И он решительно запретил Жюно вызывать на дуэль Мюрата, поскольку это могло спровоцировать скандал и придать ему широкую огласку. — Ты не будешь драться, — заявил он, — но ты покинешь Париж. Ты будешь командовать корпусом наблюдения в Жиронде. Потом отправишься в Португалию и возглавишь там военные действия…

Жюно поклонился и вернулся к себе совершенно расстроенный.

Это решение императора было чревато серьезными последствиями. Послушаем Жозефа Тюркена:

"Все взаимосвязано в человеческой жизни и в жизни народов. Я не устану повторять, что Каролина была первой причиной бедствий Франции и падения Наполеона; ее же можно назвать последней и решающей причиной.

Будь Каролина честной женщиной, не заведи она интриги с Жюно, Наполеон не выслал бы его из Парижа и не поручил бы командования в Португалии такому бездарному генералу, военных способностей которого хватило бы разве что «на младшего лейтенанта в гусарском полку» (слова генерала Тьебо). Будь туда послан другой генерал, он не проиграл бы битвы при Вимейро, а сокрушил бы английскую армию; следовательно, не была бы подписана конвенция в Синтра, и французские войска не были бы эвакуированы из Португалии. И англичане не послали бы вторую армию в эту страну.

Когда французы вели войну с Португалией, португальская армия была многочисленной, хорошо вооруженной; португальцы построили превосходные укрепления. В Португалии англичане нашли первый в Европе плацдарм, где они смогли помериться силами с Наполеоном. Крестьяне в деревнях Португалии тоже поднялись против французов, захватывали обозы, убивали отставших от своих частей солдат. В тылу вторгнувшейся на полуостров французской армии поднялись испанцы, и в результате она потеряла все коммуникации и снабжение из Франции.

Историки полагают, что император потерял в Испании триста тысяч человек, а ведь всеобщего восстания в Испании не произошло бы, если бы французы не были вынуждены эвакуировать свою армию из Португалии. Эти огромные потери, а также необходимость держать армейский корпус на Пиренейском полуострове не дали императору возможности встретить с достаточным количеством хорошо обученных войск силы европейской коалиции.

Таким образом, вовсе не так уж опрометчиво утверждение, что Каролина была первопричиной сотрясения власти Колосса; она же нанесла последний удар — способствуя его падению, как никто другой, предав его так ужасно, что трудно подыскать слова для характеристики ее поступка"'.

Может быть, поэтому Наполеон сказал когда-то:

«Душой всех интриг являются женщины. Их дело — домашнее хозяйство; к политике их допускать нельзя».

57
{"b":"4698","o":1}