ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что у Вас за спешное дело? — спросил он.

М-м Ремюза, которая тоже пыталась изобразить непринужденную светскость, рассказала ему о визите Фуше.

— Этот дурак хочет заставить меня развестись с женой? Это безумие!

И придерживая штаны, которые едва не соскользнули в спешке, он побежал к императрице.

При виде рыдающей Жозефины он тоже заплакал, нежно утешал ее, обнимал и, наконец, стал так нежен, что м-м Ремюза вынуждена была удалиться на цыпочках.

На следующий день министр полиции получил грозное предписание не вмешиваться в дела не его компетенции, а «императорская чета», как называет ее Эрнест Лависс, прожила новый медовый месяц [56].

Все историки сходятся в том, что Наполеон обладал необычайной работоспособностью. Это качество позволяло ему заниматься одновременно мирным договором, этикетом Вестфальского двора, финансами Франции, вопросом о числе пуговиц на гусарской форме, положением французских актеров и организацией пожарного дела. Это же качество проявлялось и в его интимной жизни.

Возобновив визиты в спальню Жозефины, он по-прежнему испытывал нежность к Марии Валевской, ухаживал за м-м де Б., дарил интимные радости Гаццани и мимоходом опрокидывал на софу девушку из дворцовой обслуги, грудь которой показалась ему соблазнительной…

В конце октября такой особой, получавшей от императора мимолетные, но энергичные знаки внимания, была Фелисите Лонгрой. Он присвоил ей титул «дамы, объявляющей посетителей» при императрице. За то, что она охраняла дверь Жозефины и отворяла свою дверь императору, она получала ежемесячное жалованье 180000 франков в месяц.

Очень скромное, если учесть, что император проводил с ней утренние и послеполуденные часы, а иногда приходил к ней и ночью [57].

* * *

Эта активность в галантных делах не мешала Наполеону продолжать поиски супруги, более плодовитой, чем Жозефина.

В начале ноября ему вдруг вспомнилось, что у очаровательной принцессы Августы Баварской, жены Евгения Богарне, есть сестра Шарлотта. Он встал, походил из угла в угол в своем кабинете и решил, что если эта молодая особа так же хороша, как старшая сестра, то было бы приятно каждый вечер укладывать ее в постель.

— Сообщите в Милан вице-королю Евгению, королю, королеве и принцессе Шарлотте Баварской, что я отправляюсь туда немедленно, — приказал он адъютанту.

На следующее утро — 16 ноября — он отправился в Италию — один — решив, что Жозефина вряд ли захочет помогать ему в этом деле.

Путешествие было очень трудным, на пути к будущей супруге Наполеон встретился и немалыми опасностями.

Послушаем Рустана:

"Мы прибыли к подножью горы Ценис. Погода стояла ужасная. Император думал подняться в гору в карете, но через четверть часа налетела вьюга, ветер достиг необычайной силы, снежные хлопья ослепляли лошадей. Они встали, пришлось сделать остановку.

Вместе с маршалом Дюроком Наполеон в нетерпении покинул карету. Кареты свиты остались позади. Мы шли по дороге. Невдалеке виднелся небольшой сарай, но вьюга усилилась и император стал задыхаться от ветра. Маршал, более сильный, еще держался.

Я подхватил императора на руки и понес его, так что коски его сапог скребли землю. Я продвигался с большим трудом. Наконец мы достигли строения; там мы обнаружили крестьянина, продававшего водку прохожим.

Наполеон вошел и сел у камина, где горел скудный огонь. Его Величество сказал, обращаясь к маршалу:

— Ну что ж, Дюрок, Рустан, оказывается, сильный и храбрый малый.

Он повернулся ко мне и спросил:

— Ну, что будем делать, ты, молодчина?

— Мы дойдем, Сир, — ответил я, — монастырь недалеко.

Я стал искать в доме, из чего бы можно было бы сделать портшез. Я нашел в углу лестницу, потом какие-то обручи, которые привязал к ней толстыми веревками, постелил сверху свой плащ…"

Вот в таком экипаже Наполеон добрался до монастыря.

* * *

Прибыв в Милан, Наполеон испытал большое разочарование: принцесса Шарлотта оказалась дурнушкой.

Наполеон нашел деликатный предлог для отказа от своего проекта, заявив, что по размышлении он решил, что брак, в котором он станет свояком своего приемного сына, нашли бы странным.

Приветствовав государя Баварии, в душе очень расстроенный неудачей, он явился к своему брату Люсьену, который без согласия Наполеона вступил во второй брак с мадам Жобертон, разведенной женой подозрительного дельца.

Наполеон атаковал брата сразу:

— Разводись немедленно!

— Нет!

— Почему это?

— Потому что я люблю свою жену!

Тогда Наполеон разложил на столе карту Европы и сказал:

— Посмотри-ка на эту карту. Здесь и твоя часть, возьми ее. Она будет отличной, уверяю тебя. Я только что лишил трона короля Португалии — возьми этот трон. Ты получишь все, что захочешь, но ты должен развестись раньше, чем я.

Люсьен продолжал отказываться, разъяренный Наполеон начал угрожать:

— Я покорил Европу, что ж ты думаешь — я не справлюсь с тобой! Ты правишь в Риме благодаря мне, я распоряжусь выбросить тебя из Италии и из Европы!

— А если я все равно не уступлю?

— Я арестую тебя!

— А дальше что?

— Знаешь, лучше оставь этот тон, дерзость тебе не поможет!'

Император удалился, хлопнув дверью.

В прихожей он обратил внимание на очень красивую девушку лет пятнадцати — это была старшая дочь Люсьена Шарлотта, в семье называемая Лолотта.

Подумав, что не следует отдавать из семьи на сторону красавицу, он загорелся идеей жениться на ней. Фредерик Массон рассказывает нам об этом проекте серьезным спокойным тоном: "Она ведь созрела для замужества, эта Лолотта, которую он знал с пяти лет и водил за ручку по дворцовым покоям…

Это была дочь Люсьена от первого брака с Катериной Буайе, которую Наполеон любил как сестру, хотя, вступая в семью Бонапартов, она была просто дочерью трактирщика из Сен-Максимен-дю-Вар и не умела подписать свое имя. После развода Лолотта поступила под опеку Элизы и уехала из Франции с отцом и приемной матерью. Но может быть, она и сохранила в пятнадцать лет какие-то воспоминания о раннем детстве".

Излагая необычайный брачный проект Наполеона, достойный историк — всегда склонный извинять слабости великих людей — не моргнув глазом добавляет:

«Император, который был не так уж щедр на милости, в отношении членов своей семьи проявлял безграничную снисходительность, всю жизнь прощал своим братьям многочисленные провинности, и в данной ситуации примирение с Люсьеном казалось ему делом первостепенной важности. Он задумал влить в свое потомство кровь своей же семьи, таким образом, стать основателем династии полностью своего рода».

К счастью, этот рискованный проект не был осуществлен. И Наполеон, которого уже обвиняли в кровосмесительных. связях со своими сестрами, не женился на Лолотта и не основал свою династию, наградив ребенком собственную племянницу.

НАПОЛЕОН В МАДРИДЕ ВЫНУЖДЕН ПОКИНУТЬ ПОСТЕЛЬ СЛИШКОМ СИЛЬНО НАДУШЕННОЙ МОЛОДОЙ ДЕВИЦЫ

«Он любил только запахи пороха и крови».

Репе Бейль

1 января 1808 года Наполеон, проехавший через Францию инкогнито под именем «графа Тулузского», прибыл в Тюильри. Парижане, взволнованные этим неожиданным возвращением, строили тысячи самых экстравагантных предположений; в салонах бурлили всевозможные ложные слухи. Каждая «информация» несла отпечаток соответствующего характера — желчные предполагали, что Наполеон поторопился покинуть Италию, чтобы скорее развестись с Жозефиной. Недоброжелательные уверяли, что у него началась болезнь желудка, требующая немедленной операции. Злорадные нашептывали, что итальянские девицы наградили его дурной болезнью. И, наконец, оптимисты полагали, что его привезли умирающим.

вернуться

56

Историки пытаются объяснить демарш Фуше. Очевидно, он стремился ускорить развод и заключение нового брака с целью укрепить положение партии «нантских цареубийц», к которой принадлежал Фуше.

вернуться

57

Автор одного из памфлетов, вышедших во времена Второй Империи, обвинял Наполеона в том, что он вел себя с Фелисите Лонгрой как садист: грубо разбудив ее среди ночи, привязывал кровати, затыкал рот кляпом и насиловал всевозможными, неприятными для женщин способами

61
{"b":"4698","o":1}