ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Герцог Бретонский очень доволен, — заявили парламентеры, — что эта ужасная война закончилась.

— Да будет так! — ответил король. — Но не забудьте напомнить ему, что лично я недоволен тем, что она началась.

После этой великолепной реплики, возможно даже, подсказанной Анной де Боже, дальнейшие переговоры велись в гораздо более спокойном тоне. И, наконец, 19 августа 1488 года стороны подписали договор, по условиям которого Франциск II обязывался: 1) Изгнать из Бретани всех иностранных принцев и солдат, которые в данный момент там находятся; 2) Не выдавать замуж своих дочерей без согласия на то короля Франции.

Сломленный всем случившимся, старый герцог занемог и через несколько недель, а именно 7 сентября, скончался.

В свои одиннадцать лет Анна Бретонская осталась совершенно одна. И тут же все те претенденты, которым Франциск II обещал свою дочь, начали терзать ее своим преследованием. Теперь она была законной герцогиней Бретонской, и благодаря этому титулу ей стали воздавать почести и делать всяческие заверения, без которых она бы прекрасно обошлась. Девочка была совсем не глупа. Она хорошо понимала, что толпящиеся вокруг нее воздыхатели или их послы зачастую не знали даже, какого цвета у нее глаза.

Она переезжала из одного города в другой, спасаясь от этой своры гончих, охотившихся за ее приданым, и с тоской вспоминала Людовика Орлеанского, единственного, кто, кажется, любил ее ради нее самой. «Только за него я бы вышла замуж с удовольствием, — думала она про себя. — Но, увы, ему никогда не разорвать свой первый брак… А теперь он и вовсе оказался в темнице…»

К сожалению, ей грозили еще большие неприятности. Враждебная деятельность принцев, упорно не желавших покидать Бретань, несмотря на обязательства, взятые Франциском II, раздражила Карла VIII до такой степени, что в одно прекрасное утро он возобновил военные действия.

Насмерть перепуганная маленькая герцогиня Анна потребовала защиты у одного из претендентов на свою руку, который вызывал у нее наименьшее отвращение, — у Максимилиана Австрийского.

— Я согласна стать вашей женой, — написала она ему.

И стала ждать…

У Анны была младшая сестра по имени Изабо. Ее мать умерла в 1486 году, на несколько месяцев раньше Антуанетты де Меньле, фаворитки Франциска II.

А тем временем королевские войска осадили город Нант, оборону которого держал один из ее женихов, Ален д'Альбре.

Анна де Боже, которой хитрости было не занимать, придумала, как взять город без боя. Она послала сообщить Алену д'Альбре, что герцогиня Анна уже остановила свой выбор на Максимилиане и готовится к бракосочетанию с ним. Разозленный несостоявшийся жених тут же покинул лигу принцев, предал дело герцога Бретонского и сдал Нант Карлу VIII.

Взирая на эти события с высот чистилища, Людовик XI должен был бы гордиться своей дочерью.

Послание маленькой герцогини привело Максимилиана в восторг и одновременно расстроило, потому что война не позволяла ему отправиться к невесте. И тогда он решил жениться через поверенного.

Церемония, совершенная несколько недель спустя в Ренне, выглядела просто шутовской. Анну уложили в постель, и посол императора Австрии, Зольфганг де Полей, приблизился к ней, держа в левой руке доверенность своего господина; затем он обнажил свою правую ногу и засунул ее на мгновение под простыни.

Совершив обряд, он с серьезнейшим видом покинул супружескую спальню, не забыв поприветствовать Анну, которая до утра размышляла над тем, что страхи по поводу первой брачной ночи, пожалуй, слишком преувеличены…

ШЕСТЬ ГОРОЖАН ПРИСУТСТВУЮТ ПРИ ПЕРВОЙ БРАЧНОЙ НОЧИ

Все существующее в этом мире есть лишь вожделение наших глаз.

Паскаль

Анна де Боже не предприняла ничего, чтобы помешать этому союзу, поскольку считала, что событие может произойти лишь после окончания военных действий. Вот почему она была очень удивлена и озадачена, узнав, что коварный Максимилиан использовал такую хитрость, как «брак через поверенного».

Удивление Анны переросло в ярость, когда она узнала, что австриец отдал своему послу распоряжение подписывать лишь те документы, на которых значится:

«Максимилиан и Анна, король и королева Римские, герцог и герцогиня Бретонские».

Регентша срочно призвала на совет своего мужа:

— Франция окружена, — сказала она. — Необходимо без промедления аннулировать этот брак. А чтобы раз и навсегда исключить его вероятность, мы соединим Карла VIII и Анну Бретонскую.

— Но ведь брак их освящен епископом Рейнским! — возразил Пьер де Боже.

— Разумеется, — ответила Анна. — Однако он был заключен в нарушение договора, подписанного Франциском II, так как Карл не был предупрежден. Обнародовав этот договор, мы сможем аннулировать этот гибельный для Франции брак.

Но так как Анна была женщиной умной и дальновидной, она подумала, что прежде чем заявлять о правах, надо бы продемонстрировать силу. Поэтому она отправила войско с приказом осадить Ренн, где жила маленькая герцогиня.

Потом она призвала своего брата и рассказала ему о своих планах.

— Но я уже обручен с Маргаритой Австрийской, — возразил Карл VIII.

— Речь идет о благе Франции, — ответила Анна де Боже. — И потому, брат мой, вам следует взять на себя командование армией и отправляться в Ренн.

Карл в расстройстве опустил голову. Но все-таки он поехал в Амбуаз, чтобы проститься со своей невестой.

Невесту уже предупредили о намерениях регентши. Поэтому она расплакалась, когда король обнял ее, и сказала:

— Я знаю, что вы едете в Бретань, чтобы «жениться на другой женщине!

«Другая женщина». Выражение это на устах девятилетнего ребенка могло бы вызвать улыбку. Однако Карл был очень взволнован.

— Я никогда не покину ту, которую предназначил мне в жены мой отец, — произнес он. — И пока вы живы, у меня не будет другой.

Он мог бы еще добавить, что Людовик XI поклялся жениться на той, другой. Но счел разумным не касаться этого.

И вот он направился во главе сорокатысячной армии в Ренн.

Ко Дню всех святых 1491 года король был под стенами города, где маленькая герцогиня, дрожа от страха и не надеясь уже ни на чью помощь, уповала лишь на волю Божью. Да и что ей оставалось делать, если для защиты города у нее было всего четырнадцать тысяч солдат.

Она уже понимала, что Карл VIII неизбежно завладеет ею. Как же она ненавидела французов, по вине которых умер ее отец! Стоило ей только подумать, что в один прекрасный день она окажется лицом к лицу с молодым королем, которого она считала самым большим своим врагом, как она тут же принималась плакать от негодования.

Ее дядя, смотревший на вещи вполне трезво, говорил ей, стараясь немного смягчить ее отношение, что Карл VIII имеет намерение жениться на ней. Но это не помогало.

— Я уже замужем, — отвечала она.

— Да… но без одобрения короля, а значит, ваш брак недействителен.

Анна упорствовала. Ей не нужен был король Франции, и однажды, исчерпав все доводы, она произнесла в порыве гнева:

— Впрочем, если он хочет, чтобы я отдала ему руку, ему следовало бы по меньшей мере попросить ее!

У Анны де Боже повсюду были шпионы. Очень быстро ей доложили слова герцогини, и тогда она стала искать человека, который смог бы поехать в Ренн и официально просить руки от имени Карла VIII.

И тут ей в голову пришла поистине макиавеллистическая идея, которая позволит ей расплатиться за все обиды.

Перед отъездом в Ренн Карл VIII по многократным просьбам своей сестры Жанны, скучавшей без мужа, приказал выпустить на свободу Людовика Орлеанского.

А почему бы не поручить ему эту деликатную миссию?

Анна де Боже подумала, что для него будет жестоким унижением просить для короля руки маленькой герцогини, о которой он так мечтал, и эта мысль для нее была необычайно сладостна.

Поняв, что его ждет, герцог стал «белее савана». Однако он согласился выполнить поручение, потому что в его положении не мог не подчиниться регентше.

9
{"b":"4699","o":1}