ЛитМир - Электронная Библиотека

Карен Хокинс

Кольцо любви

Глава 1

У моего деда был положительно невыносимый и вредный нрав. За долгие годы совместной жизни приучившись не обращать внимания на брюзгливое ворчание мужа, после его смерти бабушка часто с усмешкой говаривала, что скучает по нему, как собака по палке, поскольку только теперь зажила в свое удовольствие!

Миссис Уэлтерби – графине Ферт в ожидании появления принца в гостиной Карлтон-Хауса

Девон Сент-Джон расхаживал перед камином, мрачно нахмурив брови и сцепив руки за спиной. Его быстрые, нервные шаги, заглушавшиеся толстым ковром, сопровождались резким потрескиванием горящих поленьев.

Наконец он остановился перед повернутым к огню креслом с подушечкой для головы, где уютно устроился его брат Брэндон.

– Я придумал – это ты скажешь ему обо всем!

– Я? Ну уж нет, покорно благодарю! – Брэндон покачал головой, и на его черных волосах заиграли отблески огня. – Помнишь, что Маркус выкинул в последний раз, когда мне пришлось сообщить ему дурную весть? Он на целый месяц сослал меня в северную Шотландию, велев надзирать за тамошними арендаторами, и там я чуть не умер от этого проклятого холода!

– А меня как-то в самый разгар сезона он загнал погибать от скуки в дикую глухую деревню, затерянную в Йоркшире, и тоже по самому вздорному поводу! Все это происходило в те времена, когда наш братец еще считался довольно сносным человеком! – отозвался с дивана томимый дурными предчувствиями Чейз.

– Чего не скажешь о нем теперь, – уныло заметил Брэндон.

– Да, последнее время Маркус стал ужасно раздражительным, – мрачно подтвердил Чейз. – Один лишь Бог знает, куда он нас всех разгонит сейчас, когда у него есть серьезные основания быть нами недовольным.

– Вы уж меня простите, ведь все это из-за меня, – виновато проговорил Девон.

Наконец подал признаки последний член семьи, до сих пор хранивший молчание. Единокровный брат Девона Энтони Эллиот, граф Грейли, сидя в глубоком кресле, протянул ноги поближе к огню и кинул взгляд на Девона из-под приспущенных век.

– Чепуха! Кольцо потерялось совершенно случайно.

– Да, и я должен был поскорее его найти, но мне показалось забавным, чтобы сам Маркус стал его разыскивать.

– Это и было забавно... до тех пор, пока Маркусу это не удалось, – усмехнулся Брэндон. – Ты же передал Маркусу список гостей, которые были на балу, когда потерялось кольцо, и мы не сомневались, что оно окажется у одного из них.

– Так оно и произошло бы, если бы эти гости не привели на бал своих друзей, – холодно заметил Чейз. – Но время идет, кольцо до сих пор не нашлось, а Маркус обозлился и рычит на всех, как голодный медведь!

Энтони беззаботно пожал плечами.

– Ну и пусть себе злится! Не загрызет же он нас на самом деле.

– Будто ты не знаешь Маркуса! – возразил Девон. – Воображаю, какую взбучку он нам закатит!

Брэндон с тяжелым вздохом снова забился в кресло.

– К тому же у него такие странные представления о супружеской жизни. Как раз сейчас у нас с ним очень напряженные отношения, потому что отец Верены попал в кое-какую переделку с итальянскими властями, и мне пришлось заплатить деньги, чтобы выручить этого беднягу. Маркуса это страшно возмутило.

– А разве ты мог остаться в стороне? – Чейз недоуменно пожал плечами. – Ведь он – отец твоей жены!

– Кажется, Маркус не понимает, что, женившись на женщине, мы в каком-то смысле женимся и на ее родственниках.

– Наш Маркус вообще не видит смысла в супружеской жизни, – лениво промурлыкал Энтони и, взяв свой стакан, сделал глоток. – Кажется, он считает, что предпочтительнее иметь любовницу.

– Что он и делает. Но разве можно сравнивать любовницу с женой! – Чейз поднялся на ноги, потянулся, потом подошел к столу и налил себе вина из хрустального графина. – Да уж, не слишком ли он стал в последнее время нервным и вспыльчивым? Вечно всем недоволен. Вообще-то Гарриет хотела на праздники пригласить его в наш новый дом...

– Отличная идея! – просиял Брэндон. – Просто великолепная!

Все удивленно обернулись в его сторону.

– Гм, извините. – Брэндон неловко улыбнулся. – По правде говоря, Верена тоже об этом подумывала, только мне не хотелось, чтобы своим ворчанием Маркус испортил нам Рождество. Мы с ней решили, что пригласим его только в том случае, если никто из вас этого не сделает. Но если его собираются пригласить Чейз с Гарриет...

– Ты не дал мне закончить мысль, – перебил Чейз. – Гарриет только собиралась его пригласить, но потом передумала. В деревне Маркуса мало чем можно развлечь, а поскольку Гарриет чувствует себя не очень хорошо... – Он улыбнулся и поднял бокал. – Вот еще одна причина моего отличного настроения – моя очаровательная жена начала понемножку полнеть!

Брэндон состроил выразительную гримасу.

– Я бы тоже был не против, если бы Верена пополнела, особенно если бы это послужило предлогом провести праздники без Маркуса. Честное слово, он стал настоящим брюзгой. Представьте, вчера наш братец заявил мне, что считает рождественские праздники только потерей времени и терпеть не может всю эту суету.

– Да уж, он положительно невыносим! – удрученно вздохнул Девон. – С тех пор как я потерял кольцо, Маркус ни разу не заговорил со мной приветливо, а ведь прошло уже несколько месяцев! Признаться, не думал я, что на поиски этой проклятой вещицы уйдет столько времени. – Он озабоченно потер подбородок, и его голубые глаза потемнели от огорчения. – Можно подумать, что кольцо просто не желает обнаруживаться!

Это заявление было встречено угнетающим молчанием, которое первым нарушил Чейз:

– Собственно, мы никогда об этом не говорили, но... кажется, у нас с вами общее мнение о кольце? – Чейз осторожно поглядел на братьев. – Вы тоже считаете, что легенда о нем... Словом, для нее действительно есть серьезные основания?

Общее молчание становилось все более напряженным, и это понятно: в конце концов, кольцо так или иначе сыграло свою роль в женитьбе каждого из них.

– Не знаю, как вы, но я в нее верю, – решительно проговорил Энтони.

– И я. – Брэндон бросил на брата благодарный взгляд.

– Я тоже, – облегченно признался Чейз.

– А я сначала не хотел верить в легенду, но теперь... – Девон улыбнулся и пожал плечами. – Думаю, если бы не кольцо-талисман, то я не обратил бы на Кэт никакого внимания. Даже подумать страшно, какое это было бы для меня несчастье!

– Это относится и к нам, – согласился Энтони, Откинув голову на бархатную подушечку. – Что ж, Девон, выхода нет: придется тебе сообщить Маркусу о своей неудаче. Он вернется домой примерно через час.

– Да, понимаю. Представить не могу, как я ему все это выложу!

– И все-таки чем раньше ты ему скажешь, тем лучше.

– Что – тем лучше? – раздался от двери низкий баритон.

Девон стремительно обернулся; Чейз, который только что пригубил бокал, поперхнулся и закашлялся. Брэндон быстро выпрямился в кресле и стал машинально поправлять камзол.

Между тем Энтони по-прежнему казался беззаботным и невозмутимым и с интересом наблюдал за братьями.

– Только не все сразу, – вкрадчиво процедил Маркус, подходя к письменному столу.

У Маркуса было типичное для Сент-Джонов телосложение: высокий рост, широкие плечи, тонкая талия, и он прекрасно выглядел в строгом черном камзоле изысканного покроя и в черных панталонах.

Остановившись у стола, Маркус молча осмотрел братьев взыскательным взором мрачных голубых глаз, составлявших такой примечательный контраст с блестящими как вороново крыло черными волосами. Хотя в дневное время было принято носить светлые одежды, оставляя темные тона для вечерних светских мероприятий, Маркус и в этом отношении следовал исключительно своему вкусу и настроению. За последний год его костюмы становились все более и более темными, словно отражая его душевное состояние; лишь белоснежный галстук нарушал эту мрачную монотонность наряда, который придавал его голубым глазам такое жесткое и пронизывающее выражение. Во всяком случае, так думал наблюдавший за братом Энтони.

1
{"b":"47","o":1}