ЛитМир - Электронная Библиотека

Маркиз отлично понимал, что мисс Бейкер-Снид не запугаешь взрывом ярости; под внешней светскостью и женской мягкостью в ней скрывалась непоколебимая решимость выиграть. А он-то, дурак, позволил себе об этом забыть!

Маркус отставил изящную фарфоровую чашку.

– Предлагаю двести фунтов, но это мое последнее слово.

Онория огорченно прищелкнула языком:

– Такие маленькие цифры! Нам нужно подойти серьезнее к этому вопросу. – Она слегка склонила голову, и на ее густых волосах заиграл луч света, выделив серебром светлую прядь в каштановом море волнистых волос.

Маркус недовольно сжал губы. Он знал, что мисс Бейкер-Снид хороша собой, но только теперь понял, что вер нее назвать ее красавицей. К тому же эта странная прядь над правым виском придавала ее лицу необычайную прелесть.

То, что мисс Бейкер-Снид была натурой страстной, не подлежало сомнению – человек, который хоть раз видел, как упорно она сражается за право обладать приглянувшейся ей редкостью, не стал бы это отрицать, а вот какова она в постели? Будет ли она такой же неистовой и страстной? И отдастся ли так же самозабвенно акту любви, как отдается азарту приобретательства? Маркус представил ее в постели с запрокинутой головой, с длинными темными волосами, в беспорядке разметавшимися по подушке...

Господи, о чем он только думает! Сейчас ему надо заставить ее вернуть вещь законному владельцу!

Нетерпеливо дернувшись, Маркус заявил:

– У меня нет времени на пустые разговоры, мисс Бейкер-Снид! Назовите наконец вашу цену!

– Гм... – Она сделала еще глоток, и маркиз впился взглядом в ее губы, коснувшиеся краешка чашки: чай увлажнил их, и теперь они казались еще более розовыми и свежими. Уверенным жестом Онория опустила чашку на блюдце. – Ну, я бы, пожалуй, согласилась на... – Вытянув перед собой руку, она посмотрела на кольцо оценивающим взглядом. – Эта вещь единственная в своем роде... Боже, какой трудный вопрос! Если бы у меня было время как следует подумать...

– Назовите цену, и покончим с этим!

Онория задумчиво побарабанила пальцами по подбородку.

– Гм... Если, скажем, семь?

– Семьсот фунтов? Да вы шутите!

– О нет! – Густые длинные ресницы затрепетали, когда она невинно взглянула на него. – Не семьсот фунтов, а семь тысяч.

– Черт побери! – Маркус вскочил на ноги и в ярости смерил ее уничтожающим взглядом. – Это просто возмутительно!

– Не понимаю, что здесь возмутительного, – чуть ли не с сожалением проговорила Онория. – Семь тысяч фунтов, милорд, или кольцо останется у меня.

– Вы сошли с ума, если думаете, что я заплачу такие деньги за это проклятое кольцо!

– В таком случае нам больше не о чем говорить. – Онория почти радостно улыбнулась, встала и протянула гостю руку. – Благодарю вас за визит. Надеюсь, вы снова к нам зайдете, когда у вас будет больше времени.

Коварная ведьма! Маркиз молча сверлил упрямицу взглядом, не обращая внимания на ее руку. Неужели она думает, что он уплатит целое состояние за то, что является его же собственностью?

Невольно им овладели крайняя досада и раздражение. С трудом взяв себя в руки, Маркус снова опустился на стул.

– Я не уйду без кольца.

– А я отдам его только за семь тысяч фунтов, и ни на пенни меньше! – Онория тоже уселась и расправила складки скромной юбки, как будто это был парадный туалет. – Что ж, раз уж вы не уходите, может, все же отведаете пирога? Поверьте, он очень вкусный. – Она снова протянула ему тарелку.

Провались он пропадом, этот пирог! Все же Маркус сумел сдержать ярость и даже заставил себя немного рассла биться. Не стоит поддаваться эмоциям: это не даст ничего хорошего.

Выбрав кусочек пирога, он засомневался – а сможет ли проглотить его? Положение было поистине немыслимым. Из-за такого пустяка, как кольцо, он вынужден пускаться на постыдные уловки, тогда как с меньшей затратой энергии приобретал целые поместья. Будь проклят Девон, который ухитрился потерять материнское кольцо!

– Очень вкусный пирог, вы не находите?

Маркус вдруг понял, что все еще таращится в свою тарелку.

– Да, действительно. – Он поднял голову и увидел, что Онория с усмешкой наблюдает за ним. – Слишком вкусный, чтобы его есть.

– Советую попробовать, не пожалеете. – Она отломила кусочек пирога и положила его в рот, словно приглашая гостя отведать угощение. К ее полной губке прилипла крошка, и она смахнула ее салфеткой, а затем любезно улыбнулась. – Наша повариха превосходно готовит всякого рода десерты.

– У каждого свой вкус.

– Как и цена, которая часто оспаривается и еще чаще в конце концов уплачивается. Ваше кольцо стоит дорого – я вижу, вы высоко его цените.

– Мне не следовало в этом признаваться, – с горечью посетовал маркиз.

– Да, вы определенно допустили промах.

– Я не думал, что вы окажетесь до такой степени бессовестной! Больше я не стану вас недооценивать.

Вместо ответа мисс Бейкер-Снид небрежно пожала плечами, и в ее ясных глазах промелькнула улыбка.

– Успокойтесь, дорогой маркиз! Разговор о кольце – деловой разговор, а в делах нет места эмоциям. – Она протянула руку навстречу солнечному лучу, и на поверхности кольца ярко вспыхнули высеченные древние письмена. – Вещь очень красивая и значительная. Я уверена, что семь тысяч фунтов – настоящая ее цена.

Маркус перестал делать вид, что собирается угощаться пирогом, и, поставив тарелку, устремил на хозяйку дома испепеляющий взгляд. И почему только злосчастное кольцо оказалось в руках именно этой женщины! Любой другой человек на ее месте был бы только рад и даже польщен, что сможет вернуть похищенную вещь, а уж он сумел бы оказать ему какую-нибудь услугу и даже заплатить пару гиней. К несчастью, эта бестия не удовлетворится парой гиней, нет! Ей подавай целое состояние!

Онория слегка склонила голову, и ей на плечо упала прядь густых каштановых волос.

– Для вас семь тысяч фунтов не такая уж большая сумма: я сама видела, как вы выбросили не меньшую за обычный гобелен.

Маркиз поморщился:

– Моя мать приобрела это кольцо у цыганки на ярмарке всего за два шиллинга.

– Значит, ваша мать умела лучше вас торговаться, потому что я и не подумаю расстаться с кольцом за какие-то два шиллинга.

– Ну а я не стану платить такую огромную сумму!

Онория устремила на него долгий внимательный взгляд.

– Кажется, вы говорите это серьезно.

Маркус натянуто улыбнулся:

– Еще как серьезно! Таких денег вы от меня не получите, и не мечтайте. Тем не менее я согласен выкупить у вас кольцо, и какой бы незначительной ни была предложенная мной сумма, уверяю вас, от другого покупателя вы и ее не получите.

– Понимаю. – Посмотрев на кольцо, Онория вздохнула. – Да, вы меня огорчили. – Она задумалась, а затем медленно сказала: – Возможно, мы сможем решить вопрос как-то иначе...

– Как именно?

– Ну...

Она, очевидно, прикидывала различные варианты, и Маркус ждал, гадая, что его капризная собеседница пожелает в обмен на кольцо. Может быть, тот самый гобелен, который он отбил у нее на аукционе? Конечно, ему не хотелось расставаться с вещью, которую он заполучил с таким трудом, но если это даст возможность вернуть материнское кольцо...

– К семье Сент-Джон в свете относятся с большим уважением, не так ли? – Онория твердо посмотрела маркизу в глаза. – Вас повсюду приглашают...

Маркус недоуменно нахмурился. К чему она ведет?

– Да, верно, нас приглашают на все без исключения светские мероприятия... И что с того?

– В списках гостей ваши имена числятся среди первых... Думаю даже, что вы получаете больше приглашений, чем вам требуется. – Она задумчиво постучала пальчиком по подбородку, как будто решая сложную загадку.

– Не пойму, куда вы клоните...

– Что же тут непонятного? Вы решительно не желаете расставаться с деньгами...

Неправда, я готов с ними расстаться, но о сумме в семь тысяч фунтов и речи нет.

– Гм... Раз вы не желаете тратить деньги, возможно, вы предпочтете потратить немного времени? – Онория посмотрела на него загадочным взглядом.

10
{"b":"47","o":1}