ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не ошибалась. Онория действительно размышляла о невероятно важном и серьезном событии, а именно о пылком, страстном и совершенно неприличном поцелуе и о его виновнике – маркизе.

Нет, конечно, Онория не все время думала об этом поцелуе! Например, вчера, когда она помогала миссис Кембл проверять постельное белье, то забыла о нем на целых двадцать минут. Сегодня, подбирая подходящую по размерам коробку для бедного Ахиллеса, она ни разу не вспомнила ни о маркизе, ни о его злосчастном поцелуе. Эти небольшие перерывы помогли отдохнуть ее бедной голове, потому что все остальное время бодрствования – и даже во сне – она была заполнена смущающими отзвуками этого поразительного события.

Хорошо еще, что она уже достаточно взрослая и способна справляться со своими чувствами. Если бы это произошло с ней в более нежном возрасте, чего доброго, она могла бы вообразить, что влюбилась в маркиза! Ну может ли быть что-нибудь более нелепое!

А отсюда оставался один шаг до наивной мечты о настоящей любви маркиза и браке с ним – идея, которую Онория давно и решительно отвергла.

Она рассеянно вертела на пальце кольцо, поглядывая на поблескивающие рунические знаки. В свое время мать так хотела удачно выдать ее замуж, а вот у нее на первом плане были другие устремления – например, страсть к коллекционированию антиквариата. Для нее редкие вещицы были не просто неодушевленными предметами: они рассказывали ей об истории человечества. Давно исчезнувшие с лица Земли люди словно оживали в созданных ими творениях; вот почему собирание драгоценных свидетельств старины было для Онории неизмеримо более увлекательным и важным делом, чем обязанности жены, вечно озабоченной домашними проблемами. И все же она вынуждена была признать, что, пожалуй, с маркизом в качестве мужа ее семейная жизнь не ограничивалась бы только этими пустыми хлопотами...

Девушка невольно улыбнулась, ощутив на своих губах легкое приятное покалывание. Что бы ни говорили о Тре-монте, в этом он, несомненно, обладал талантом...

– Онория! – Уютно устроившись в огромном кресле у камина с книгой об уходе за лошадьми, Джульетта обернулась к сестре. – Ты хорошо себя чувствуешь? Ты что-то слишком тихая – это так на тебя не похоже!

– Просто я дремала с открытыми глазами. – Онория попыталась улыбнуться.

Четыре пары глаз недоверчиво встретили эту откровенную ложь.

– Ну хорошо! Если это так уж вас интересует, я думала о маркизе, который приходил несколько дней назад.

Порция быстро отбросила книгу на стол, подтянула к себе стул и уселась напротив сестры.

– Я все время ждала, когда ты нам расскажешь все.

– Но ведь она уже говорила, – заметила Кассандра, – он приходил спросить о кольце.

– Нет, тут должно быть что-то еще. – Порция настойчиво вглядывалась в глаза сестры. – Иначе она не была бы такой рассеянной.

– Что ж... – Онория решила уступить. – Слушайте. Кольцо действительно оказалось собственностью лорда Тремонта. Я запросила за него большую сумму, а он отказался. Однако пока мы с ним торговались, я вдруг сообразила, что у него есть нечто более ценное, чем просто деньги.

– И что же может быть ценнее денег? – простодушно спросила Оливия.

– Положение в обществе, вот что! Если бы маркиз согласился покровительствовать Кассандре, все наши тревоги остались бы позади. Ей положительно необходимо появиться в свете в нынешнем сезоне!

Щеки Кассандры порозовели.

– Ах, сестрица, неужели ты попросила его об этом!

– Попросила, – с некоторым вызовом заявила Онория. – Увы, он мне отказал, и по вполне оправданной причине: это было бы не совсем прилично и даже могло бы повредить твоей репутации. А ведь поначалу идея показалась мне такой удачной! – Онория грустно подперла щеку рукой. – В результате мы с ним вернулись к вопросу о деньгах, которые тоже оказались бы очень кстати, но... Маркиз не дает о себе знать уже несколько дней.

– Думаешь, он передумал забирать кольцо?

– Думаю, он со мной играет – надеется, что я окажусь в отчаянном положении и скину цену.

– Просто он недостаточно тебя знает. – Кассандра улыбнулась.

– Верно. – Онория кивнула. – Настал момент повы-сить ставки. Я должна показать его напыщенной светлос-ти, что с Бейкер-Снидами опасно играть! Осталось только найти другого покупателя, который заинтересуется кольцом, и Тремонт будет вынужден согласиться на мои условия!

В это время дверь распахнулась, и в гостиную поспешно вошла миссис Кембл, за которой следовал невысокий худощавый человек с загорелым, изборожденным глубокими морщинами лицом.

– Мисс Онория, с вами хочет поговорить Бекет.

– Отлично! – Впервые за два дня настроение у Онории повысилось. Дождавшись ухода экономки, она нетерпеливо спросила: – Ну, мистер Бекет?

Бывший кучер поспешно стащил с головы потрепанную шляпу и стал неловко теребить ее в руках.

– Мисс Бейкер-Снид, может быть, вы выслушаете меня без свидетелей?

– Не бойтесь, сестер также касаются результаты вашей работы.

– Хорошо, мисс. Так вот, как вы велели, я следил за его светлостью...

– Онория! – возбужденно вскричала Порция. – Неужели ты действительно велела Бекету следить за маркизом?

– Не томите же нас, рассказывайте дальше! – Онория поощрительно улыбнулась Бекету.

Польщенный оказанным ему вниманием, кучер продолжил доклад:

– Я стал незаметно сторожить около его дома, но за эти два дня он только и делал, что приходил домой, уходил на свои склады около пристани, оттуда к своему поверенному и в клуб «Уайтс», а потом...

– Мистер Бекет, вы узнали то, о чем я вас просила? Бекет самодовольно улыбнулся.

– Конечно, мисс! Когда маркиз вернулся из клуба «Уайтс», я слышал, как он сказал своему кучеру, что скоро снова уедет – и на этот раз – на бал. У Окс... как их... – Он наморщил лоб, пытаясь вспомнить имя устроителей бала.

– Оксфорд? – Порция посмотрела на Онорию. – Может, герцог Оксфорд?

Бекет покачал головой:

– Нет, не так. Окс... а дальше, помнится, там вроде была буква «Б»...

– А! – обрадованно воскликнула Кассандра. – Оксбриджи! Тетушка Кэролайн как раз вечером едет к ним: сегодня мне сказала об этом кузина Джейн, когда мы с ней встретились в библиотеке.

Онория вмиг забыла о вышивании. Именно такого случая она и дожидалась.

– Благодарю вас, Бекет, вы мне очень помогли.

– Да что там... – Бывший кучер, казалось, был очень доволен и, почтительно поклонившись, тут же ушел.

Как только дверь за ним закрылась, Онория обернулась к сестрам:

– Кассандра, ты сможешь уложить мне волосы? Джульетта, ты у нас лучше всех управляешься с утюгом, так что мне понадобится твоя помощь. Да, Порция! Ты одолжишь мне жемчужное ожерелье.

– А я? – обиженно напомнила о себе Оливия.

– А ты напишешь тетушке Кэролайн и спросишь, могу ли я появиться на этом балу в качестве ее гостьи. Ей перед нами очень неловко из-за того, что она не помогает Кассандре, так что думаю, в этой просьбе она не откажет.

Джульетта устремила на сестру любопытный взгляд:

– Что ты задумала?

– Как что? На бал приедет его светлость, и я хочу напомнить ему, что у Бейкер-Снидов имеется то, что он так страстно хочет приобрести и что очень легко может уплыть в другие руки! – Торжествующе улыбнувшись сестрам, Онория стремительно вышла из гостиной.

Глава 6

Бога ради, негодница, осторожнее со своими шпильками! Одно дело – потерять голову по политическим мотивам, тогда по меньшей мере на моем надгробии высекли бы почтительную эпитафию, против чего я бы не возражала! Но я не желаю скончаться от такой унизительной причины, как небрежно воткнутая шпилька!

Леди Саутленд – горничной-француженке, пытавшейся уложить волосы хозяйки в прическу а-ля Сафо

Бальное платье из шелковистого голубого муара было подбито легкой белоснежной подкладкой, вышитой изящными маленькими голубыми и розовыми цветочками; короткие рукава с буфами обнажали гибкие, совершенной формы руки Онории, а круглый вырез декольте подчерки вал стройность ее шеи. Короче, платье полностью соответствовало ее целям.

14
{"b":"47","o":1}