ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорд Оксбридж, разодетый так же пышно, рассыпался в приветствиях и угодливо поклонился.

– Чертовски рад вас видеть, Тремонт! Вот уж не думал, что вы посещаете подобные вечера. Тем более рад, очень-очень рад!

Леди Оксбридж жеманно засмеялась, и ее глаза блеснули.

– Оксбридж, что ты говоришь! Просто лорд Тремонт известен своей разборчивостью в приглашениях. Надеюсь, он найдет нечто привлекательное на нашем скромном празднике...

– Право, не нужно скромничать, – пробормотал Маркус, поглядывая за спину расфуфыренной леди и ища глазами карточный зал. Он не сомневался, что найдет там уютно расположившегося лорда Мелтона, прожигающего последние крохи своего состояния.

Леди Оксбридж по-своему истолковала его ищущий взгляд. Наклонившись вперед, она произнесла таинственным шепотом:

– Смею думать, вы хотели бы увидеть Джейн, не так ли?

Маркус растерянно заморгал:

– Ах да, Джейн. Не думаю, что я...

Леди Оксбридж шаловливо шлепнула его веером по руке:

– Не притворяйтесь скромником! Я вижу, вам не терпится поскорее присоединиться к танцующей молодежи. Оксбридж, отпусти молодого человека. – Она склонилась еще ближе к Маркусу и громко прошептала: – Моя старшая дочь, Джейн, вон там, недалеко от стола, в белом с розовым платье. Попросите ее, чтобы она отдала вам последний танец перед ужином: я велела ей приберечь его на случай, если появится принц, но, кажется, он не приедет, так что вы смело можете занять его место.

Господи, все оказалось даже еще хуже, чем он предполагал! Кажется, лорд Оксбридж и тот смутился от этой бестактности.

– Джудит! Право же, к чему так суетиться!

Толстые щеки и шея леди Оксбридж залились пунцовым румянцем, и она зашипела на мужа, как разъяренная кошка.

Маркус счел за благо воспользоваться моментом и поспешно ретировался. Следуя за теми, кто со всех концов зала стекался к широким дверям, он легко нашел зал для игры в карты и сразу увидел свою жертву. Лорд Мелтон сидел за обтянутым зеленым фетром карточным столом; его галстук был завязан безупречно, но лицо уже раскраснелось от вина, а глаза возбужденно сверкали. Этот молодой человек одевался с тонким вкусом, и почти все находили его очень красивым и представительным, но Маркус знал его таким, каким он был на самом деле – расточительным игроком, за одну игру спустившим старинное поместье на берегу Темзы.

И вот он снова сидит здесь, пьет вино и играет. Маркус направился к столу и, вежливо поклонившись, поймал взгляд Мелтона.

Легкая улыбка, игравшая на губах молодого человека, мгновенно угасла; сильно побледнев, он схватил бокал, одним глотком осушил его и дрожащей рукой снова поставил на стол.

Игроки за столом с любопытством перевели взгляды с молодого лорда на Маркуса, который, холодно поклонившись, не отрывал взгляда от Мелтона.

–Добрый вечер, Чарльз. Надеюсь, вы в добром здравии.

Дородный, с двойным подбородком лорд Палтни перестал тасовать колоду карт.

– Хорошо, что вы не играете, Тремонт. Сегодня у нас дьявольское невезение. За весь вечер ни Чарльзу, ни мне ни разу не удалось выиграть.

Маркиз с досадой скрипнул зубами. Черт побери, о чем только думает этот идиот? Сидит себе за столом и испытывает удачу, а у самого поместье заложено до последнего гвоздя. Маркус просто постичь не мог причину столь безответственного поведения.

– Мелтон, наконец-то мне удалось повидаться с вами.

Смертельная бледность на лице юноши сменилась лихорадочным румянцем.

– Да-да, вот вы меня и нашли! – Он вдруг оживился и жестом велел лакею наполнить свой бокал. – Прошу, Тремонт, выпьем вина!

– Нет, благодарю.

Мелтон замер.

– Считаете недостойным для себя выпить со мной?

Палтни бросил на молодого лорда укоризненный взгляд из-под нависших бровей.

– Ну, ну, друг мой! Тремонт только что прибыл и, как умный человек, сначала должен осмотреться. Позднее он выпьет с вами глоток-другой.

– Что ж, возможно. – Маркус прищурился. – Однако у нас с лордом Мелтоном есть одно незаконченное дело. Мне хотелось бы как можно скорее покончить с ним.

Мелтон бросил карты на стол.

– Мне тоже, но... я был занят.

– Вот как? В таком случае, может, мы обсудим наше дело здесь и сейчас?

Мелтон быстро огляделся и еще больше покраснел.

– Не думаю, что это обязательно делать сегодня.

– Хорошо. Тогда завтра в десять утра.

– В десять я еще не встаю. В двенадцать.

Маркус пожал плечами.

– Пусть будет в двенадцать, мне все равно. Только постарайтесь не опаздывать. – Он кинул на юношу холодный взгляд. – Мы понимаем друг друга, не так ли?

Деваться Мелтону было некуда, и он только дернул головой.

– Буду ровно в двенадцать.

– Отлично. До свидания, джентльмены. – Поклонившись, Маркус вышел. Этот Мелтон – горячая голова, невольно подумал он, поразительно несдержанный и одолеваемый страстями молодой человек. Ничего удивительного, что он умудрился проиграть целое состояние. Лучше бы этому щеголю явиться к нему утром, представить необходимые сведения и подписать проклятые бумаги, в противном случае придется снова захватить его врасплох, только на этот раз все будет далеко не так мило и вежливо.

Маркус взглянул на бронзовые часы, украшавшие широкую мраморную доску над огромным камином, и убедился, что до возвращения Гербертса еще почти час. Может, стоило показаться в зале и лишний раз доказать Энтони его неправоту?

Ленивым взглядом он обвел пеструю толпу гостей, задерживаясь на женских головках, затем решил пройтись в расчете встретить кого-либо из знакомых. Здесь мог оказаться герцог Эксетер; Маркус надеялся заинтересовать его участием в одном горном предприятии, обещавшем солидную прибыль.

Когда, заложив руки за спину, он вошел в зал, то у подножия просторной мраморной лестницы ему сразу бросилась в глаза странная пара. Густая толпа мешала ему рассмотреть мужчину, но женщину он узнал сразу – мисс Онория Бейкер-Снид собственной персоной!

Ну и ну! Что привело сюда эту коварную бестию? Хотя... сейчас она вовсе не походила на бестию. В ярком свете свечей ее волосы приобрели теплый каштановый оттенок, притягивающая взгляд белоснежная прядь выделялась над виском, тянулась вверх и исчезала под сверкающей тиарой. Она отчетливо выделялась в толпе, затмевая даже записных светских красавиц.

Вот она слегка наклонила голову, засмеялась, и над залом поплыл нежный, мелодичный звук ее голоса. Он пристально разглядывал ее живые, выразительные глаза, грациозную линию шеи и плеч. Вдруг Онория покачала головой, и смех ее замер, а в глазах появилось настороженное выражение.

Маркус недоуменно нахмурился. Что произошло? И с кем это она разговаривает, черт возьми? Он шагнул в сторону, чтобы разглядеть ее спутника, который оказался мужчиной среднего роста со следами былой красоты на обрюзгшем лице.

Черт побери, да это же лорд Радмер! Маркус частенько имел дело со старым прохвостом, поскольку Радмер был серьезным коллекционером и на каждый аукцион являлся, как на битву. Этот тип получал особое удовольствие, когда ему удавалось перехватить какую-нибудь вещицу из-под носа у Маркуса. Мисс Бейкер-Снид, конечно же, не...

Онория сняла перчатку и вытянула руку, предлагая лорду Радмеру осмотреть ее; при этом кольцо-талисман ослепительно сверкнуло серебром, так что Маркус даже вздрогнул.

– Проклятие!

– Мило же ты приветствуешь своего брата! – раздался рядом ленивый голос.

Маркус хмуро взглянул на Энтони, очень элегантного в черном вечернем костюме.

– А ты что здесь делаешь?

– О том же я хотел спросить тебя. По-моему, ты не показывался на балах уже больше года.

Маркус пожал плечами.

– Мы уже говорили об этом не далее как сегодня днем.

Энтони искренне огорчился:

– Ты все еще сердишься? Я ведь только...

– Да нет, не сержусь. Мне кажется, кое-что из того, что ты тогда изрек, довольно справедливо. – Маркус заставил себя беззаботно улыбнуться. – Полностью согласиться с твоим мнением о моем характере не могу, но отчасти ты все-таки прав.

17
{"b":"47","o":1}