ЛитМир - Электронная Библиотека

– Маркус, я вовсе не хотел сказать, что ты плохой человек или плохой брат... – слегка покраснев, начал Энтони, но тут взгляд его остановился на Онории. – Боже, кто это?

– Мисс Бейкер-Снид. – Маркус продолжал наблюдать за тем, как Онория улыбается Радмеру; он был уверен, что старый прохвост польщен ее вниманием, но те, кто действительно знал мисс Бейкер-Снид, понимали, что эта улыбка означала лишь коварный прием. Ей что-то нужно было от этого человека, и Маркус догадывался, что именно. – Ее стоило бы задушить!

– А мне кажется, она создана для поцелуев! Определенно Чейзу говорили правду: мисс Бейкер-Снид весьма очаровательна.

– На вид она, может, и невинная особа, но на самом деле – упрямая, хитрая и жестокая бестия.

– Это даже к лучшему – ведь скромницы так скучны!

– Энтони, ты что, не видишь: она же показывает Радмеру наше кольцо! Если ему станет известно, что я им интересуюсь, добра не жди.

– Так вы с ним враждуете?

– Да нет, просто частенько схватываемся на аукционах. В прошлом месяце мне удалось перехватить у него старинную китайскую вазу. Он мне этого не простил, поэтому мне не нравится, что мисс Бейкер-Снид находится в его обществе.

– Боишься, что он ее заинтересует?

– Ха! Куда больше меня беспокоит то, что мисс Бейкер-Снид может продать кольцо этому старому идиоту! После он потребует за него целое состояние, если вообще согласится его продать.

– Она этого не сделает!

– Ты не знаешь мисс Онорию Бейкер-Снид... да и Радмера. Этот болван голову бы отдал, лишь бы меня обскакать.

Энтони пристально посмотрел на стоящую в отдалении пару.

– А по-моему, у Радмера на уме нечто совсем иное.

Маркус помрачнел. Радмер слыл грязным распутником, тогда как Онория... Хотя и не совершенно наивная, она слишком давно вела самостоятельный образ жизни и вряд ли достаточно подготовлена для общения с таким человеком, как Радмер.

Маркус вспомнил о своем разговоре с ней. Хотя Онория вела себя довольно смело, торгуясь за кольцо, было абсолютно ясно, что ее опыт в общении с мужчинами довольно ограничен. В ней были свежесть и непосредственность; хотя и спрятанные под уверенными манерами, в определенных условиях они могли подвести ее.

– Черт побери! Думаю, мне стоит посмотреть, что происходит между мисс Бейкер-Снид и этим негодяем. Радмер распутный тип, и я не позволю ему вести себя неподобающим образом.

Энтони удивленно приподнял брови.

– Ты собираешься выступить в роли рыцаря? На тебя это не очень-то похоже.

– Успокойся и подожди меня здесь, пока я выясню, что к чему.

Странно, что Онория появилась именно на этом балу. Маркус представлял себе единственную причину, которая привела ее к Оксбриджам... но как она узнала, что он здесь? Скорее это простое совпадение.

И все же его не оставляла тревога. Во-первых, Онория сама признала, что нуждается в связях, а во-вторых, она не являлась завсегдатаем подобных развлечений. И все-таки она оказалась здесь и демонстрирует его кольцо не кому-нибудь, а именно Радмеру.

Основательно поразмыслив, Маркус пришел к заключению, что она появилась на балу с единственной целью – сбить с него спесь. Он стал пробираться к лестнице, но его то и дело задерживали навязчивые мамаши, озабоченные тем, как бы подыскать для своих дочерей богатого жениха. Господи, как же он ненавидел все эти светские вечера!

Едва вырвался от особенно прилипчивой матроны, как вдруг кто-то тронул его за локоть. Маркус стремительно обернулся, ожидая увидеть Онорию.

– Вы...

Но это была не Онория: на него пристально смотрели знакомые синие глаза.

Едва сдерживая раздражение, он слегка поклонился:

– Леди Персивал!

Как всегда, она была ослепительно прекрасной и холодной.

– Ах, Маркус, – пожаловалась она, удерживая его за рукав. – Я как раз думала о вас.

– В самом деле? Очень мило с вашей стороны. Как поживаете? – Он бросил взгляд на толпу, пытаясь разглядеть Онорию и ее спутника.

Да где же она? Неужели Радмер уговорил ее уйти? Сердце Маркуса забилось сильнее.

– Маркус!

Он опустил взгляд и отметил, что нежные синие глазки стали ледяными.

–Да?

Вайолет повернула голову, проследив направление его взгляда, и ее губы сжались в тонкую линию.

– На кого это вы смотрите?

– Так, ни на кого. – Заметив в толпе тонкий профиль Онории, Маркус резко высвободил руку. – Леди Персивал, рад нашей встрече. Возможно, в другой раз... – Прежде чем она успела прийти в себя от его бесцеремонности, он поклонился и устремился сквозь толпу. Выбравшись из толчеи, Маркус наконец оказался в другом конце зала, у подножия лестницы, но уже не застал там ни Онории, ни Радмера.

Глава 8

Я уверен, что мисс Хепфорд найдет восхитительным ваш новый камзол, особенно если вы будете стоять поближе к принцу-регенту. Он всегда выглядит таким расфранченным, что выгодно оттеняет элегантность тех, кто находится рядом.

Камердинер лорда Саутленда – своему хозяину, стряхивая воображаемые пылинки с только что сшитого камзола молодого человека

– Ну вот! – удовлетворенно воскликнула Онория, достигнув противоположного конца зала.

– Здесь гораздо лучше!

Ее спутник недоуменно уставился на нее. Он был поражен, когда она вдруг схватила его за руку и чуть ли не силой протащила через весь зал.

– Вы так думаете? То есть, да, конечно, я согласен. Правда, я не понял, почему вы...

– Там из карточного зала вырываются клубы табачного дыма, и у меня даже голова заболела. – Отчасти это было правдой, но на самом деле Онорию заставил спасаться Тремонт, который вдруг стал решительно продираться к ней сквозь толпу гостей. Она не возражала против того, чтобы Тремонт увидел ее с Радмером – ведь это входило в ее план, но переход к силовым упражнениям ею вовсе не рассматривался.

Она протянула вперед руку с кольцом.

– Так что скажете?

– Ах да! – Радмер снова стал внимательно рассматривать кольцо, сощурившись и сосредоточенно жуя губами. – Определенно старинная вещица. Судя по отделке и форме, вероятно, не слишком ценное, хотя я уверен, что найдутся люди, готовые заплатить за него очень солидные деньги. Я бы сказал... да, фунтов сто.

Онория взглянула на ослепительно сверкнувшее колечко.

– Я думала, что оно чего-то стоит само по себе, ведь это не простое кольцо.

– А что же?

– Знаменитый талисман Сент-Джонов.

У Радмера даже щека задергалась, он схватил Онорию за руку и с интересом стал рассматривать кольцо.

– Я дам вам столько, сколько вы пожелаете, только продайте его мне!

Онория с улыбкой погладила кольцо.

– Это уже больше соответствует тому, что я думала услышать.

– Значит, вы его продадите?

– О нет! У меня на него другие виды.

– Гм... – Радмер разочарованно выпустил руку Онории. – Не касаются ли ваши виды Тремонта?

– Да.

– И он одобряет ваши планы?

– Нет, нисколько.

– В таком случае искренне желаю вам успеха. – Радмер неприятно осклабился. – Слишком часто Тремонт меня обставлял, чтобы я желал ему добра.

– Когда я закончу переговоры, то получу все, что хотела, а Тремонт останется ни с чем. Разумеется, кроме своего кольца.

– Я вижу, вы тоже не очень доброжелательно относитесь к маркизу...

Почему-то Онории пришлось не по вкусу подобное утверждение. Конечно, она была разочарована отказом Тремонта уступить, но кто мог винить его за стремление выторговать лучшие условия? Больше того, если бы он без возражений согласился, то, безусловно, его авторитет упал бы в ее глазах.

– Вы не поняли меня, лорд Радмер. Тремонт никогда не вел себя непорядочно по отношению ко мне, он был твердым и неуступчивым противником, но нисколько не враждебным.

– О?

Онория сухо улыбнулась, давая понять, что больше не желает говорить на данную тему; она и без того чувствовала себя неловко. Впрочем, она не сказала ничего, что могло бы оскорбить маркиза.

18
{"b":"47","o":1}