ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темное удовольствие
Милкино счастье
На первый взгляд
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Вата, или Не все так однозначно
Конфедерат. Ветер с Юга
Сглаз
Так держать, подруга! (сборник)
Великие Спящие. Том 1. Тьма против Тьмы

Что же произошло со стариной Маркусом? Раньше он был таким веселым компанейским парнем, способным на забавные розыгрыши в кругу друзей и братьев, но за несколько последних лет стал уж слишком серьезным и деловитым. Энтони кольнуло чувство вины. Не слишком ли обременили Маркуса заботы о состоянии и землях семьи, которые взвалили на него братья?

Маркус редко обращался к ним за помощью, и Энтони отлично понимал это. Порой легче сделать что-либо самому, чем пускаться в длинные объяснения. И все же изменения, происходившие с Маркусом, не обещали ничего хорошего.

Девон смущенно кашлянул.

– Добрый день, брат. Мы ждали тебя только через час.

Маркус невозмутимо поднял брови.

– И ошиблись. – Холодным взглядом голубых глаз он обвел каждого из присутствующих.

– Выходит, ошиблись. – Брэндон предостерегающе взглянул на братьев.

Маркус уселся за стол и, придвинув к себе поступившие за день письма, начал перебирать их, затем бросил настороженный взгляд на Девона.

– Что с кольцом? Надеюсь, у тебя хорошие новости. Энтони ободрил Девона кивком, но тот, сцепив руки за спиной, как провинившийся школьник, продолжал переминаться с ноги на ногу.

– Мы... Мы как раз о нем и говорили. Из списка гостей мне оставалось поговорить только с леди Толбот, которая появилась на балу с какой-то знакомой. К несчастью, леди Толбот скончалась месяц назад, а кроме нее, эту даму никто не знает. – Маркус сурово нахмурил брови, и Девон торопливо добавил: – У леди Толбот были две служанки, и ни одна из них не смогла вспомнить имя молодой леди, которую их хозяйка пригласила с собой на бал. Они, кажется, познакомились незадолго до бала.

Лицо Маркуса вытянулось.

– Мне тоже страшно неприятно, – уныло вздохнул Девон. – Но экономка все же кое-что припомнила. Эта женщина собиралась отправиться домой на почтовом дилижансе, проезжающем через Саутгемптон, так что я поехал туда навести справки.

– Ну и?..

Энтони невольно вздрогнул: вопрос прозвучал подобно выстрелу.

– Мне так ничего и не удалось выяснить, – судорожно сглотнув, ответил Девон. – Я без толку провел там два дня, а потом вернулся в Шотландию, чтобы присутствовать на крестинах племянника Кэт. У ее брата это первый ребенок, так что там собралась вся семья...

– Черт побери! – Маркус швырнул на стол перо. – Это кольцо принадлежало нашей матери, и она оставила его нам, а ты его потерял!

– По чистой случайности, – Энтони бросил на Маркуса укоризненный взгляд, – и тебе это отлично известно.

Маркус коротко пожал плечами.

– Случайно или нет, но оно пропало.

– Оно незаметно соскользнуло с пальца Кэт, – сокрушенно сказал Девон. – Поверь, кольцо матери и мне очень дорого, и я расстроен не меньше твоего. Я изо всех сил старался его найти. Когда я уже не мог больше задерживаться в Саутгемптоне, я отправил туда Чейза.

Прежде чем заговорить, Чейз подкрепил себя глотком вина.

– Верно. Девону удалось получить от экономки леди Толбот описание незнакомки, и я надеялся хотя бы узнать ее имя, но мне не повезло.

– Тебе хотя бы известно, как она выглядела? – Маркус пристально посмотрел на Девона.

– Экономка запомнила ее внешность, но не имя. По ее словам, молодая женщина была высокой, стройной, с хорошими формами, ясными карими глазами и темно-каштановыми волосами. Но главная подробность, которая, как я надеялся, поможет нам установить, кто эта женщина, – у нее около виска бросающаяся в глаза прядь седых волос.

Маркус медленно откинулся на спинку кресла.

– Светлая прядь... Интересно! А в Саутгемптоне кто-нибудь вспомнил ее имя?

– Я встретился там с хозяином гостиницы. – Чейз покрутил головой. – Он разговаривал с ней, пока она ожидала дилижанс, но узнал только, что женщина возвращается домой, в Лондон.

Энтони показалось, что Маркус не был этим удивлен. Уж не узнал ли он эту женщину по описанию?

– Итак, кольцо вернулось в Лондон, – тихо проговорил Маркус. – Чейз, ты еще что-нибудь сумел разузнать?

– Хозяин гостиницы сказал, что она отлично разбирается в старинном оружии – у него на стене добрая дюжина пистолетов. Она обронила пару замечаний о характерных деталях отделки шпаг из Италии, о чем сам хозяин и понятия не имел, хотя гораздо больше ее заинтересовали старинные...

– Табакерки! – уверенно закончил Маркус, и у него на скулах заиграли желваки. Черт побери! Надо же так влипнуть! Ему хотелось надеяться, что он ошибся, но, судя по описанию ее наружности и увлечений, это могла быть только она.

Только этого ему сейчас не хватало! Он был полностью занят хлопотами, связанными с покупкой поместья лорда Мелтона, которое этот идиот спустил за карточным столом, как и все свое наследство. Маркус давно уже поглядывал на это поместье, так как оно примыкало к солидному участку земли, который он купил на аукционе несколько лет назад. Сейчас оно наконец могло перейти в его соб ственность, и он давно и терпеливо ожидал часа, когда этот растяпа Мелтон окончательно растратит доставшееся от родителей состояние. Маркус уже дважды напрямую обращался к нему с предложением купить у него землю, и оба раза Мелтон презрительно отказывал ему, но теперь беспутный юноша оказался в отчаянном положении и выразил желание обсудить сделку. Разумеется, Маркус охотно согласился, но прежде чем закончить все переговоры относительно этой покупки, ему хотелось найти кольцо, пропажа которого не давала ему покоя. Тем не менее Маркус понимал, что сейчас ему важнее было сосредоточиться на увеличении земель, принадлежащих их семье, а не на этой несчастной истории с материнским кольцом. Черт побери, у него и без того по горло важных дел, а кольцо только отвлекает его.

Поймав его взгляд, Энтони уверенно кивнул:

– Ты ее знаешь!

Маркус вздохнул. Из всех братьев только Энтони понимал, что значит нести ответственность за честь и состояние всей семьи – он ведь и сам был главой не очень процветающей семьи Эллиот.

– Существует лишь одна женщина, которая соответствует этому описанию и вдобавок разбирается в старинном оружии, – мисс Онория Бейкер-Снид!

Господи, одного ее имени было достаточно, чтобы у него стало тяжело на душе.

– Впервые слышу, – заметил Энтони.

– Считай, что тебе повезло. Мисс Бейкер-Снид – проклятие всей моей жизни! – По острому интересу братьев Маркус понял, что этой краткой характеристикой ему не отделаться, и снова тяжело вздохнул. – Ее отец путешествовал по всему земному шару и повсюду собирал различные древности. Эта дама часто появляется на аукционе у Нилсона, где продаются старинные редкости, и понемногу распродает кое-что из его коллекции. Видно, с деньгами у них туговато.

– У Нилсона? – удивленно переспросил Брэндон. – Это не там ты приобрел гобелен, который висит у тебя в холле?

– Ну, скажу я тебе, жутковатая вещь, этот твой гобелен! – содрогнувшись, заметил Чейз.

– На нем изображено одно из крупнейших сражений крестоносцев, – с достоинством пояснил Маркус.

– Да, а еще множество обезглавленных воинов. – Чейз передернул плечами.

– Ну, если вспомнить, что гобелен соткан еще в двенадцатом веке...

– Откуда тебе это известно? – с сомнением поинтересовался Брэндон.

– А ему это вовсе не известно, – спокойно пояснил Чейз. – Так сказали на аукционе, когда всучили ему этот гобелен.

– Мне кажется, на всех этих распродажах древностей происходит одно и то же: каждый уверяет, что какая-то заржавевшая дрянь – именно шлем викинга или что-нибудь в этом роде.

Маркус почувствовал тупую боль в затылке и поморщился.

– Да этому гобелену цены нет!

– Ну и красоты в нем я тоже не нахожу, – хмыкнул Чейз.

Брэндон согласно кивнул:

– Ни за что на свете не повесил бы его в своем доме!

– Вы просто ничего в этом не смыслите, – с ленивой усмешкой вставил Энтони. – Лично я с удовольствием завладел бы им, да только не первым его обнаружил. – Он выжидающе посмотрел на Маркуса: – Ты расскажешь нам наконец об этой мисс Бейкер-Снид? Что, она хорошенькая?

2
{"b":"47","o":1}