1
2
3
...
23
24
25
...
55

– Как ни хорош этот поцелуй, все-таки он не был настоящим.

Онория бросила на него подозрительный взгляд, затем отвела глаза.

Маркус терпеливо ждал.

Спустя некоторое время она с упреком взглянула на него.

– А что значит настоящий поцелуй?

– Я не уверен, что вы готовы это узнать.

– О?

В этом коротком «О» крылось множество вопросов, и Маркус счел возможным ответить:

– Я разорвал наши объятия до того, как поцелуй стал настоящим, чтобы оценить вашу реакцию, и это испортило мне удовольствие.

Онория покраснела.

– Нам следует обсуждать вопрос о кольце, а не глупые поцелуи.

Маркиз протянул руку и стал накручивать на палец один из ее блестящих локонов.

– Что ж, если вы так решительно настроены на серьезный разговор... Мисс Бейкер-Снид, какой компромисс можете вы предложить?

– Никакого.

Он пропустил тяжелый шелковистый локон между пальцами.

– Разве вы не думаете, что справедливо хоть немного понизить запрашиваемую сумму?

Некоторое время Онория напряженно молчала.

– Шесть тысяч фунтов и ни пенни меньше!

– Все равно это слишком.

– Отлично. В таком случае, если Радмер явится ко мне с предложением, мне придется его рассмотреть.

– Но это кольцо моей матери!

– Я знаю, и сама я не буду искать встречи с Радмером, но это все, что я могу вам обещать. – Она вздохнула, прижав пальцы к вискам. – Вы не понимаете моего положения. Видите ли, мой отец вложил все свои деньги в корабль, который утонул в море.

– Очень неосмотрительное решение!

– Может быть, он и допустил ошибку, но у него настоящее чутье на старину, редкости, и он обязательно все исправит. Впрочем, сейчас не это важно. Мы рассчитывали дать Кассандре возможность провести этот сезон в Лондоне, а теперь у нас нет денег, и поэтому...

Маркус с любопытством посмотрел на нее.

– Поэтому вы хотите выручить за кольцо как можно больше денег.

– Отцу потребуется не меньше года, чтобы восстановить состояние, и еще год, чтобы оплатить выезд дочери в свет.

– Ваша сестра готова выезжать уже сейчас?

– Да, скоро ей исполнится девятнадцать, и через два года... – Онория огорченно нахмурилась. – Это глупо и несправедливо, но через два года она уже будет считаться старой девой.

– Как и вы, – не удержался Маркус.

Онория спокойно кивнула. Все-таки она удивительная девушка, эта воинственная Диана!

– Кассандра давно об этом мечтает. Там, где мы жили раньше, не так уж много подходящих мужчин, и я опасалась, что в конце концов она станет женой какого-нибудь одичавшего в деревне сквайра...

– А вы?

– О, меня брак нисколько не привлекает! – Онория насмешливо скривила губы. – Я слишком ценю свою независимость и право на собственное мнение. Кажется, я вам уже говорила, что в свое время уже начала выезжать в свет, а всего через несколько недель заболела моя мать. Я уехала домой без сожалений, потому что в светском обществе чувствовала себя чужой, а развлечения света не находила интересными. Зато Кассандра их обожает, и она так хороша, что, бесспорно, будет иметь успех.

– Значит, вы предпочитайте не торчать в душных гостиных, а проводить время на аукционах в охоте за древностями?

Глаза Онории сверкнули.

– Вот именно! Во всяком случае, более увлекательного занятия я для себя придумать не могу.

– Теперь мне ясно, почему вы так желаете ввести сестру в свет.

– А мне – почему вы так хотите вернуть кольцо. – Онория вздохнула. – Милорд, позвольте мне быть откровенной. Я давно уже посещаю аукционы и понимаю ценность вещей– поэтому и считаю сумму в семь тысяч фунтов не слишком высокой для этой вещи.

– Вы же сказали – шесть!

– Это было до того, как я поняла, что, говоря о компромиссе, вы имели в виду уступку только с моей стороны, – быстро возразила она.

Маркус невольно рассмеялся:

– У меня такое ощущение, как будто вы уже выиграли!

– Так оно и есть. – Онория удовлетворенно улыбнулась. – Только вы не хотите этого признать.

Маркус поежился. Черт побери, когда она вот так на него смотрит, ему еще больше хочется ее поцеловать.

– Мисс Бейкер-Снид, не вынуждайте меня спешить.

– А как вы собираетесь это сделать? Еще одним поцелуем?

Маркусу смертельно захотелось притянуть красавицу к себе, но он побоялся, что тогда уже не отпустит ее.

– Тремонт... – послышался издалека мужской голос.

– Вас кто-то зовет.

– Тремонт! – снова послышался этот же голос, но уже ближе, казалось, из соседнего зала.

– Вы избавлены от меня каким-то невежливым незнакомцем, – улыбнулся Маркус. – Судьба положительно заботится о вас, моя дорогая.

– Черт побери, Тремонт, я же знаю, что вы здесь! – громко вскричал мужчина. – Я видел вашу карету и разговаривал с этим болваном, которого вы называете своим кучером.

Только теперь Маркус узнал этот голос.

– Это Мелтон, он должен был зайти ко мне сегодня в двенадцать. Какого черта он притащился сюда и орет, как в таверне?

Онория прислушалась.

– Похоже, этот человек очень сердит.

– Да уж, симпатии ко мне он явно не питает.

Его заявление было встречено молчанием, и Маркус неожиданно сообразил, что, если их застанут наедине, репутация Онории будет погублена навсегда, и только по его вине.

Словно читая его мысли, Онория сухо сказала:

– У меня нет желания оказаться замешанной в скандал. – Она повернулась к выходу. – Нам лучше уйти. Через минуту лорд Мелтон окажется здесь, и тогда...

Маркус последовал за ней в соседний зал, где немногочисленные посетители не спеша переходили от экспоната к экспонату.

– А вот и мои сестры.

Маркус посмотрел в указанном направлении и увидел в смежном зале девушек, три из которых были явно школьного возраста, тогда как одна, постарше, выделялась поразительной красотой. Девушки о чем-то возбужденно переговаривались.

Снова послышался голос лорда Мелтона, но он доносился уже откуда-то издалека. Онория огляделась.

– Кажется, ваш преследователь свернул в другой коридор.

– Надеюсь, – пробормотал Маркус.

– Что ж, мне пора подойти к сестрам. Очень жаль, что мы с вами ни о чем не договорились. К счастью, у вас еще осталось несколько дней на раздумье.

«Да, мисс Бейкер-Снид – крепкий орешек», – с сожалением подумал маркиз.

– Я постараюсь что-нибудь придумать.

– Надеюсь. До свидания, лорд Тремонт. – Величественно кивнув, Онория отправилась в соседний зал, а Маркус, недовольно нахмурившись, медленно побрел по коридорам музея к ожидающей его карете, проклиная лорда Мелтона за то, что тот явился в музей, а не к нему в дом, как было условлено.

Глава 10

Мисс Хенфорд кокетничает, делая вид, что не замечает меня, но вот-вот взглянет в мою сторону, я в этом уверен...

Лорд Саутленд – своему другу мистеру Кэбот-Хьюзу

Маркус недовольно посмотрел на Энтони:

– Ты не мог бы обойтись без этого?

Энтони поднял на него вопросительный взгляд:

– Ты это о чем?

– О твоем постоянном мурлыканье! Оно меня раздражает!

Обычно сонные глаза Энтони, казалось, совсем исчезли в прищуренных веках.

– Вовсе я не мурлыкал.

Мистер Доналдсон, помощник Маркуса, деликатно кашлянул.

– Прошу прощения, милорд, но вы действительно что-то напевали.

– В самом деле? И что же это была за мелодия?

Круглое лицо Доналдсона мгновенно сморщилось.

– Кажется, из концерта Гайдна, милорд, хотя я не очень уверен.

Энтони потянулся и зевнул.

– Послушай, я уже проголодался. Ты наконец разделался со своими делами?

Мистер Доналдсон, поправив круглые очки, поспешно положил перед Маркусом какой-то документ.

– Вопрос, касающийся лорда Мелтона...

Прочитав бумагу, Маркус взглянул на каминные часы и недовольно нахмурился.

– Придется подождать по меньшей мере еще минут двадцать, хотя этот бездельник может вообще не появиться. – Он поднял глаза на Энтони. – Сегодня Мелтон должен подписать бумаги на свои земли.

24
{"b":"47","o":1}