ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Представьте 6 девочек
Венеция не в Италии
Потерянная Библия
Камни для царевны
Секрет индийского медиума
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Бэтмен. Ночной бродяга
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Затонувшие города

Онория обреченно вздохнула.

– Это так обязательно?

– Мисс Бейкер-Снид, мне нужно поговорить с вами, вопрос очень срочный.

– Ну что ж...

Скосив глаза, Онория украдкой посмотрела на его карету. Куда приятнее вернуться домой в этом роскошном экипаже на прекрасных рессорах, чем тащиться пешком, и тем не менее...

Разве она не дала себе слово, что больше не останется наедине с маркизом?

Резкий порыв ветра взметнул ее юбки, и Онория вздрогнула.

– Что ж, пожалуй, я согласна. А дела пока подождут.

– Отлично.

– Но... Вы должны мне обещать, что по дороге нигде не остановитесь.

Маркиз кивнул и, распахнув дверцу, помог Онории сесть в карету, затем забрался в нее сам и, приказав кучеру ехать через парк, захлопнул за собой дверцу и опустил шторки.

Онория встревожилась:

– Вы же обещали...

– Я обещал довезти вас домой не останавливаясь, но не обещал, что мы поедем самой короткой дорогой.

– Но зачем вы опустили занавески?

– Не хочу подвергнуть опасности вашу репутацию. Мы поедем с опущенными шторами, и никто вас не увидит, если только не окажется прямо рядом с нами, а при том, как Гербертс правит упряжкой, это практически невозможно.

Будто в подтверждение его слов, экипаж дернулся, затем резко рванулся вперед, отчего Онорию с силой отбросило на спинку сиденья. Маркус искоса посматривал на нее. В душе он был доволен: в конце концов, она и не подумала продать его кольцо. Однако пережитый испуг словно подсказывал, что ему нужно поскорее покончить с этой историей и во что бы то ни стало вновь завладеть кольцом.

Маркус вытянул ноги, насколько позволяли размеры кареты, и поуютнее устроился в своем углу. Карета была не такой просторной, как его собственная, но достаточно удобной, чтобы избавить Онорию от необходимости тащиться по грязным улицам. В некотором смысле он сейчас чувствовал себя рыцарем, спасавшим свою прекрасную даму от любопытных взоров всевозможных наглых типов, которых было полным-полно на Бонд-стрит.

Что касается Онории, то она сидела перед ним, напряженно выпрямившись и недовольно поджав губы, и даже не подозревала о совершенном им благодеянии.

Маркиз задумчиво посмотрел на ее рот:

– Должен признаться, улыбка вам больше к лицу.

Онория раздраженно взглянула на него:

– Сожалею, милорд, но в вашем обществе у меня мало оснований для улыбок.

– Неужели? А как вы воспримете вот это? – Он быстро нагнулся и поцеловал ее в губы. Хотя они находились в экипаже, который несся на бешеной скорости, подскакивая на булыжной мостовой, поцелуй получился властным и, конечно же, поставил на место мисс Бейкер-Снид, которая тут же обожгла его яростным взглядом.

После весьма неловкой паузы маркиз пробормотал:

– Прошу прощения. Я только хотел сделать что-то, чтобы вы не были такой суровой...

– И вам это удалось! Если раньше я находила вас человеком навязчивым, то теперь вижу, что вы к тому же грубый, надоедливый, глупый, самонадеянный, надменный, несносный...

– Но не лишенный способностей, когда речь заходит о поцелуях.

Онория ничего не ответила.

Маркус усмехнулся:

– Ну же, мисс Бейкер-Снид! Вы производите впечатление женщины, которая превыше всех человеческих качеств ценит правдивость. Признайтесь, в этом никто не может сравниться со мной!

Она стала рыться в ридикюле, делая вид, что ищет платок и при этом пытаясь собраться с мыслями. Этот подлец прав – она придавала огромное значение честности человека.

Сложность заключалась в следующем: ее признание Маркусу Сент-Джону, что его поцелуй был не просто хорошим, а лучшим и единственно настоящим, которым она когда-либо обменивалась с мужчиной, означало бы, что она унизила себя и дала ему повод для дальнейших насмешек.

Найдя платок, Онория демонстративно вытерла губы и, убрав платок в ридикюль, подчеркнуто громко щелкнула замком.

– Я не намерена обсуждать ваши способности к поцелуям. Важно то, что вы поступили неподобающим образом.

– С поцелуями вечно одна и та же проблема: они редко случаются в подобающий момент; вот и приходится как-то выкручиваться. Тем не менее я благодарю вас за то, что вы признали за мной первенство в поцелуях.

– Я этого не сказала.

– Да, но и не отрицали, что говорит само за себя.

– Просто мой опыт весьма ограничен... – Онория вдруг замолчала, поскольку не готова была признаться в том, что у нее попросту нет никакого опыта в отношении поцелуев. Она закусила губы, лихорадочно подыскивая подходящий ответ. Сказать правду ей не позволяла гордость, но и лгать тоже не хотелось. Тиская ридикюль, она рассерженно взглянула на своего спутника.

– Вы ведете себя неприлично и грубо.

– Я только сказал, что...

– Если вы намерены соблазнить меня в надежде вернуть кольцо, это у вас не получится. Больше того, с вашей стороны просто низко навязывать свои знаки внимания человеку, который ясно дал вам понять, что не желает этого.

Маркиз нахмурился.

– Полагаю, вы сказали достаточно. – Он умолк, и Онория судорожно вздохнула.

– Милорд, думаю, вам лучше остановить карету и выпустить меня.

Маркиз смерил ее долгим, задумчивым взглядом.

– Зато я так не думаю.

– И все же это будет лучше для нас обоих...

Не успела она договорить, как маркиз подхватил ее и бесцеремонно усадил себе на колени.

Она подняла на него испуганный взгляд.

– Что вы н-намерены делать?

– Кажется, мы с вами и минуты не можем поговорить, чтобы тут же не поссориться, однако кое в чем нам все же удается добиться поразительного согласия. Вот почему я опять намерен вас поцеловать.

– Опять? – Онория не узнала собственного голоса, таким он стал робким и... возбужденным.

– Вот именно. Я заставлю вас молчать с помощью поцелуев, помешаю вам со мной спорить, не дам сказать ни единого слова. Вот что, миледи, я намерен сделать, и мне наплевать на кольцо и на вашу щепетильность!

Глава 11

Мы весь вечер наблюдали, как мисс Хенфорд улыбалась, танцевала и разговаривала с кем угодно, только не с нами. Бедняга Саутленд приходил в полное отчаяние, но не сдавался, и час за часом мы торчали у стола с закусками, как самые последние идиоты! Это было ужасно забавно!

Мистер Кэбот-Хьюз – своей сестре леди Марианне Макдобни во время обеда у родителей в Фонтейнхеде

За всю свою жизнь вплоть до этого момента Маркус ни разу не испытывал искушения перейти границы благопристойного поведения, но под влиянием опьяняющего тепла, исходящего от Онории, он повел себя самым странным образом – ему вдруг стало решительно безразлично мнение общества со всеми его понятиями о приличиях и важно было только чувствовать, что эта женщина – совсем рядом, в его объятиях. Как джентльмен он должен был немедленно отпустить ее, а ведь до сих пор он полагал себя истинным джентльменом!

И вот сегодня... Сегодня с ним произошло нечто непостижимое. Сознавая, что нарушает все представления о светских манерах и долге джентльмена, он не терзался угрызениями совести, а, напротив, предался невероятно радостному и ликующему настроению.

Дивясь самому себе, Маркус взглянул на Онорию и крепче прижал ее к своей груди, не обращая внимания на то, что ее кокетливый капор съехал набок, юбки помялись, а прекрасные карие глаза сверкали от негодования.

– Да отпустите же меня наконец! – Она снова попыталась вырваться, от чего капор окончательно сполз и повис на лентах, завязанных под подбородком.

Маркус едва не засмеялся: теперь она стала похожа на беспомощного разъяренного котенка, но неожиданно Онория перестала сопротивляться. Очевидно, в ней возобладало желание сохранить достоинство.

– Я вам этого не позволяла! – ледяным голосом заявила она.

Карета с резким толчком свернула за угол, и Маркус еще крепче прижал Онорию к себе.

– По-моему, у вас просто нет выбора.

– Эти ленты от капора вот-вот задушат меня!

27
{"b":"47","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Дочь авторитета
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Сын лекаря. Переселение народов
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
Трамп и эпоха постправды
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Серафина и расколотое сердце