ЛитМир - Электронная Библиотека

Вряд ли тонкие кружевные ленты могли привести к такому трагическому концу, но все же маркиз поспешил освободить ее от капора, мгновенно сообразив, какое преимущество это ему даст.

– Позвольте мне помочь.

Одной рукой обняв ее за плечи, другой он потянул за конец ленты, и бант сразу развязался, а роскошные каштановые волосы упали ей на плечи.

– Ну вот, так гораздо лучше.

Онория нетерпеливо тряхнула головой.

– Прекратите! Посмотрите, что вы сделали с моим новым капором!

– Что значит – сделал? Ничего с ним не случилось, я просто отложил его в сторону, чтобы он не помялся.

– Нет, вы его швырнули!

Маркиз пожал плечами.

– Что ж, придется купить вам другую шляпку.

Мысль отправиться вместе с очаровательной мисс Бейкер-Снид в шляпную лавку, где она будет в его присутствии примерять один за другим модные нарядные капоры, показалась Маркусу очень соблазнительной – в этом был что-то интимное, волнующее... Путаясь в густых локонах, он стал извлекать из ее прически шпильки и бросать их на пол. Легкий, душистый аромат ее волос, ее близость навевали на него странное умиротворение. Нежно перебирая мягкие волосы, он представлял себе, как медленно разденет ее, как умелыми ласками постепенно пробудит в ней желание, а потом заставит ее загореться огненной страстью, которая подарит им обоим высшее, упоительнейшее наслаждение...

– Лорд Тремонт, я не хочу... Мы не должны... Перестаньте, слышите! – Она раскраснелась, глаза ее подернулись влажной пеленой.

– Да, любовь моя?

– Ваше поведение в высшей степени неприлично! Вы меня совсем не уважаете...

– Я сам себе удивляюсь. – Он откинул с ее щеки крутой локон. – Эта странная седая прядь у вас на виске...

– Я родилась с ней... Тремонт, что вы себе позволяете? Вам все равно не удастся выманить у меня кольцо.

– О Боже, опять это кольцо! – Украдкой вздохнув, Маркус пересадил ее на противоположное сиденье, рядом с бедным капором. – Хорошо, я вас отпускаю, но вы у меня в долгу.

– О нет, милорд, это вы у меня в долгу! – Онория раздраженно расправила юбки, потом схватила капор и с такой злостью натянула его на голову, что Маркус вздрогнул и испытующе посмотрел на Онорию. Она была крайне взволнованна. Хороший признак, подумал он. Раз уж она не позволила ему поцеловать себя, пожалуй, сейчас самый подходящий момент заговорить о деле. В таком состоянии его Диана вряд ли сможет рассуждать трезво и хладнокровно.

– А что, мисс Бейкер-Снид, не поговорить ли нам о кольце?

Онория презрительно фыркнула и демонстративно забилась поглубже в угол кареты, отчего ему захотелось наброситься на нее, осыпать страстными поцелуями это милое гордое лицо, ощутить под своими губами ее трепещущие ресницы!

Но сейчас не время. Сначала они договорятся о кольце, а там будет видно...

Маркус усмехнулся и откинулся на спинку сиденья.

– Не положить ли нам конец этой игре в кошки-мышки?

Она снова фыркнула:

– Я и не думала с вами играть. Вы пожелали получить кольцо, и я назвала вам цену, только и всего.

– Такую цену я платить не стану.

– Боже мой, какой же вы упрямый! Я понимаю, что вам моя цена не нравится, но что поделаешь.

– Семь тысяч фунтов – подумать только! Дикая, ни с чем не сообразная цена. – Маркус помолчал, прикидывая в уме различные варианты сделки. – Может, вы согласитесь принять что-либо иное? У меня есть несколько домов, в которых я не живу, а только сдаю их внаем. Может быть...

Онория устало вздохнула, и маркиз обрадовался, приняв это за добрый знак, однако он явно поторопился.

– Поймите, Тремонт, нам нужны именно деньги, на которые мы смогли бы вывозить Кассандру в свет. Я предложила вам взамен денег оказать ей содействие, но, как вы совершенно справедливо объяснили, этого вы сделать не можете, потому что... – Она вдруг замолчала и посмотрела на него так, как будто увидела его впервые.

– Да, так что?

Онория прищурила глаза и задумалась. Карета резко дернулась, огибая угол, и она вцепилась руками в сиденье.

– Есть одна вещь, которая мне нужна, но это довольно серьезная просьба. – Карета выбралась наконец на ровную дорогу, и Онория, усевшись поудобнее, поправила бант на капоре. – Это потребует времени, что вас, кажется, не очень устраивает.

Ну и ну! А он-то рассчитывал, что в таком взволнованном состоянии...

– Мисс Бейкер-Снид, прошу вас, скажите прямо, что вы просите за кольцо?

– Тысячу фунтов...

Он слегка улыбнулся:

– Уже лучше. И что еще?

– Ваше содействие в представлении свету моей сестры.

– Но мне кажется, мы с вами согласились, что это будет крайне неразумно с моей стороны...

Онория с досадой взмахнула рукой.

– Я говорю не об официальной поддержке – это действительно было бы не совсем пристойно. Поверьте, я все продумала. Вам нужно будет только появиться на одном из балов, где будет и она.

– Я не люблю участвовать в пустых развлечениях...

– Знаю. Это делает вас еще более ценным товаром.

– Как вы сказали? Товаром? – Возмущению Маркуса не было предела.

– Не обижайтесь, Тремонт. Просто я заметила, как Оксбриджи чуть с ума не сошли от счастья, поскольку вы оказали им честь и появились у них на балу – вот мне и пришла в голову эта идея. – Онория не отводила от Маркуса напряженного взгляда. – Только не отказывайтесь сразу! Я спрашиваю, можете ли вы представить Кассандру свету?

– Нет и нет! – хмуро буркнул Маркус.

– Прошу вас, выслушайте меня! Если вы появитесь всего на нескольких вечерах и поговорите с Кассандрой или раза два потанцуете с ней, это сразу привлечет к ней внимание. – Онория улыбнулась, и появившаяся на ее щеке очаровательная ямочка сразу сбила его с толку. – Согласитесь, это не такая уж невыполнимая просьба.

Черт побери, не думает ли она, что ему делать нечего, кроме как танцевать с совсем еще юной девчонкой? В свете пойдут разговоры, да еще какие! Мужчины Сент-Джоны всегда являлись любимой пищей для сплетен, и если он станет посещать вечера, оказывая внимание исключительно одной девушке... Он вздрогнул от ужаса, представив, какие толки это вызовет.

– Я не могу поставить себя в столь смешное положение.

– В таком случае мы снова возвращаемся к семи тысячам. – Онория укоризненно покачала головой. – Советую вам как следует обдумать мое предложение. Семь тысяч фунтов – или несколько танцев и беседа на балу, да час-другой в вашей театральной ложе. По-моему, идея вполне разумная и... приемлемая.

Маркус нахмурился. Понимает ли она, сколько у него дел – дня и то не хватает! Но когда он увидел в блестящих глазах Онории надежду и возбуждение, к его удивлению, возражение замерло у него на губах.

– Послушайте, Тремонт, позвольте мне еще раз объяснить, как обстоят наши дела. Я уже говорила, что отец вложил почти все наши деньги в корабль под названием «Черная жемчужина».

Маркус поднял брови.

– Неужели тот самый, который пропал? Говорят, его груз стоил целое состояние.

– Да, и это было наше состояние. Мы думаем, что корабль захватили пираты, но наверняка нам известно только то, что он так и не появился в порту назначения, в Испании.

– Значит, ваше состояние погибло?

– Мы наскребли все, что смогли, и отдали папе, чтобы он снова вложил их в дело. Они с моим братом Недом изо всех сил трудятся, чтобы восполнить наши потери, но на это потребуется год или даже два. А тем временем...

– Кассандра станет слишком старой...

Онория густо покраснела.

– Да, ужасно глупо! Какая же старость в двадцать лет...

– Что касается меня, то этот возраст – достаточно серьезный, чтобы участвовать в учтивых разговорах, – насмешливо заметил Маркус. – Я предпочитаю не разговаривать с девушками, по возрасту моложе моих карманных часов, и это правило значительно облегчает мою жизнь.

Губы Онории дрогнули, но она не улыбнулась.

– Сколько же лет вашим часам?

– Двадцать пять. Возможно, мне и с вами не следовало бы разговаривать.

28
{"b":"47","o":1}