1
2
3
...
31
32
33
...
55

– Откуда ты знаешь, что прилично для человека моего положения?

– Я знаю больше, чем вы думаете. – Гербертс придержал дверцу и посторонился. – Я положил в карету нагретые кирпичи, так что если у вас замерзнут ноги...

– Спасибо. Вряд ли мне это понадобится, но твоя забота...

– Да я это сделал не для вас, а для себя. Я здорово продрогну на своей скамейке, вот и подумал, что подремлю в карете, покуда буду вас ждать.

– То есть ты намерен забраться внутрь?

Гербертс удивленно заморгал водянисто-голубыми глазами.

– Конечно! А где же мне еще быть?

– Понятия не имею! – Маркиз хотел еще кое-что добавить, но решил закончить этот разговор позднее – не заставлять же нервничать Онорию. Усмехнувшись, он забрался в экипаж.

– Куда прикажете, ехать, милорд?

– По тому же адресу, что и вчера.

– Ага, хотите повидать эту леди? – Гербертс смешно задвигал бровями. – Что ж, неплохо!

– Я был бы тебе благодарен, если бы ты держал при себе свое мнение о моих поступках. – С этими словами Маркус захлопнул дверцу, после чего Гербертс поспешил забраться на свою скамейку и тронул лошадей.

Откинув голову на подушку, Маркус улыбнулся. Еще вчера он сидел здесь, уютно усадив на колени восхитительную мисс Бейкер-Снид, и чувствовал... не то чтобы возбуждение... а очень приятное волнение. Определенно причиной тому был ее гордый, непокорный характер.

Маркус взглянул на деревянный лакированный ящик, положенный одним из слуг на противоположное сиденье. Внутри находились лук и стрелы – напоминание о его школьных годах, когда он отлично стрелял и редко промахивался.

Вчера, чтобы убедиться в своих способностях, маркиз прикрепил к стене конюшни мишень и выпустил по ней шесть стрел. Все они попали в мишень рядом с центром. Если мисс Бейкер-Снид намеревается выиграть состязание, она должна проявить себя как превосходный стрелок.

В итоге маркиз немедленно написал ей записку, в которой предложил встретиться на другой день рано утром. Он не видел смысла откладывать поединок и давать Онории время попрактиковаться в стрельбе, хотя нисколько бы не удивился, если бы узнал, что этой ночью она не спала, а оттачивала свое мастерство.

Маркус невольно улыбнулся, вспомнив, какой взволнованной была в последний раз столь невозмутимая мисс Бейкер-Снид. Она убежала в дом, как будто спасалась от него – и все из-за каких-то невинных ласк.

Теперь маркиз был уверен в своей победе: он узнал ее слабое место – это был он сам.

Тихо посмеиваясь, Маркус выглянул в окно и с радостью убедился, что уже почти приехал. Вскоре он не только вернет себе кольцо, но и одержит победу над прекрасной Дианой. Ради подобного торжества стоило так рано вылезти из теплой постели и потом, тихонько насвистывая, любоваться проносящимися мимо видами Лондона.

– Маркиз! Маркиз приехал!

Онория с досадой вздохнула:

– Порция, пожалуйста, перестань прыгать!

Однако младшая сестра была вне себя от возбуждения и не могла стоять смирно.

– Он уже здесь – миссис Кембл пошла открыть. Можно я скажу, чтобы она проводила его прямо в сад?

Онория почувствовала спазм в желудке.

– Да, конечно. Чем скорее мы покончим с этим, тем лучше.

Порция тут же кинулась передавать миссис Кембл указание старшей сестры, а Онория подняла взгляд к небу, по которому неслись косматые темные тучи. Еще час назад ветра почти не было, но теперь он заметно усилился.

Чья-то теплая рука сжала ее пальцы, и Онория, опустив голову, увидела рядом братишку, которые серьезно смотрел ей в глаза.

– Не забудь: надо целиться чуть левее и закрыть глаза.

Онория кивнула и крепко сжала маленькую ладошку, словно благодаря брата за поддержку. Сестры не знали, что она встала на заре и упражнялась почти четыре часа, только на этот раз у конюшни, позади сада. Прикрепив к стене листок бумаги с нарисованной на нем мишенью, Онория под руководством Джорджи в качестве тренера старательно восстанавливала былую сноровку.

– Чуть левее, я не забуду.

– Хорошо. И пожалуйста, не волнуйся.

В этот момент дверь распахнулась и миссис Кембл произнесла благоговейным шепотом:

– Мисс! Маркиз Тремонт!

Словно фокусник, извлекающий из рукава букет цветов, она отступила в сторону и торжественно указала на террасу, где стоял маркиз, как всегда, одетый в темное, с большим лакированным ящиком в руках. Лучи утреннего солнца отразились от мраморных плит, устилавших пол террасы, и отблески света упали на его черные волосы. Онория не могла сдвинуться с места. Какие у него ясные, проницательные глаза! Ей вдруг стало душно и сразу захотелось убежать.

С трудом овладев собой, она крепко сжала ручонку Джорджи и изобразила гостеприимную улыбку.

– Милорд!

Поклонившись, Маркус осторожно опустил ящик на землю.

– Как вы находите сегодняшнюю погоду?

– Думаю, вполне подходящая для поединка. А вы?

– Я точно такого же мнения. – Он широко улыбнулся. – Что ж, начнем?

У Онории вдруг пересохло в горле.

– Разумеется. – Она слегка кашлянула.

Маркиз открыл ящик и достал лук, который оказался по меньшей мере в два раза больше, чем ее оружие. Онория даже подумала, не отменить ли поединок и не предложить ли маркизу взамен какое-нибудь другое пари...

– Вы готовы, мисс Бейкер-Снид?

Раздавшийся совсем рядом бархатный голос маркиза заставил ее очнуться, и она увидела, что он подошел к ней так близко, что почти касался ее платья.

У нее часто забилось сердце. Господи, этот человек просто ошеломительно красив!

– Онория? – Мягкий оклик Кассандры дал ей понять, что она слишком долго смотрит на своего противника. Кассандра положила руку на плечо сестры. – Я пришла пожелать тебе удачи.

– И я, – крикнула, выходя на террасу, Джульетта.

Онория огляделась:

– А где же Оливия и Порция?

– Не знаю. – Кассандра пожала плечами. – Только что были здесь.

– Они пошли в дом, – поспешила сообщить Джульетта. – Сказали, что не выдержат волнения.

Странно, подумала Онория. Порция так хотела видеть это состязание, да и Оливия...

– Ну что, начинаем? – Взгляд маркиза стал серьезным. Онория сосредоточилась.

– Да, конечно.

С легким поклоном он сделал шаг назад.

– В таком случае предоставляю вам право первого выстрела. Победителем считается тот, у которого из двух стрел одна попала ближе к центру мишени.

С бешено колотящимся сердцем Онория повернулась лицом к мишени и, прищурившись, оттянула тетиву, потом прицелилась, закрыла глаза и пустила стрелу.

Бам!

Джордж издал победный клич. Открыв глаза, Онория посмотрела на мишень и не поверила своим глазам – стрела попала в самый центр мишени.

Она обернулась к маркизу и, встретившись с ним взглядом, тут же отвела глаза.

Маркиз долго смотрел на еще подрагивающую стрелу, затем внимательно взглянул на Онорию.

– Я вижу, вы удивлены.

Удивлена? Ну нет! Онория была поражена, изумлена, не верила собственным глазам. Ни разу за то время, пока она практиковалась в стрельбе, ее стрела даже не приближалась к центру.

– Отлично! – весело воскликнула Кассандра.

– Мастерский выстрел! – Джордж даже подпрыгнул от возбуждения. – Ты сделала точно так, как я тебе говорил: нацелилась чуть левее и закрыла глаза!

Онория едва верила своей удаче – это была рука судьбы. У нее на лице появилась улыбка, сердце наполнилось радостью. Она спокойно встретила взгляд Маркуса.

– Да, я немного удивлена.

– Немного?

– Ну... когда я упражнялась, у меня неплохо выходило... но не настолько.

Разумеется, это была удача, которая обычно сопутствует новичку, но, как бы там ни было, Онория испытывала чувство огромного облегчения и благодарности судьбе.

– Полагаю, мне нужно сделать еще один выстрел.

– Безусловно! – В голосе маркиза проскользнул едва заметный сарказм, но Онория не обратила на это внимания и установила вторую стрелу. Руки ее чуть вздрагивали, и она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. «Целься чуть левее центра и закрой глаза», – напомнила она себе. Вдох. Целься. Закрыть глаза, и...

32
{"b":"47","o":1}