ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну, как знаете, – невозмутимо произнесла Онория, поправляя перчатку, и решительно направилась к Тремонт-Хаусу, надеясь, что никто не заметит, как отчаянно колотится ее сердце.

Слыша за спиной учащенное дыхание миссис Кембл, Онория подошла к массивным дверям из красного дерева и вдруг почувствовала себя очень маленькой и жалкой. Конечно, она не нервничала. Это ведь был всего лишь Тремонт, и за последние годы она достаточно часто сталкивалась с ним, но не далее как вчера она обманула его. Насколько ближе ей нужно с ним познакомиться, чтобы в его присутствии чувствовать себя достаточно непринужденно?

Собравшись с духом, она решительно постучала в дверь блестящим медным молотком и стала ждать.

Солидный мужчина в строгом черном облачении дворецкого открыл дверь и выжидающе посмотрел на Онорию.

– Да?

Собрав все свое мужество, Онория твердым голосом произнесла:

– Мне нужно видеть его светлость.

– Он вас ждет?

Ей показалось, что в голосе дворецкого прозвучало плохо скрываемое презрение. Вздернув голову, она холодно потребовала:

– Пожалуйста, доложите маркизу, что его хочет видеть мисс Бейкер-Снид.

Дворецкий перевел взгляд на стоящую позади миссис Кембл, которая, вытянув шею, старалась разглядеть резьбу, украшающую верх портика.

– Это моя компаньонка, – коротко пояснила Онория. Чуть помедлив, дворецкий отступил вглубь и позволил ей войти.

– Не могу обещать, что его светлость дома, но я проверю.

Поскольку Онория только что видела маркиза, она не сомневалась, что дворецкому удастся его найти, однако не стала ничего говорить, а лишь поблагодарила его, после чего вместе с миссис Кембл прошла в холл.

Войдя внутрь, Онория оказалась между двумя рядами ливрейных лакеев с каменными застывшими лицами. Она на минуту остановилась, пораженная неимоверным количеством слуг.

– Пресвятая Матерь! – услышала она шепот миссис Кембл и, проследив за взглядом дворецкого, который посмотрел наверх, увидела под потолком подвешенный на толстых цепях огромный канделябр, который без труда мог соперничать с тем, что украшал Гранд-Павильон, летнюю резиденцию принца.

– Боже мой! – воскликнула Онория. – Воображаю, как сложно его чистить!

Лицо дворецкого несколько смягчилось.

– В самом деле, мисс, эта работа не доставляет нам удовольствия.

Онория невольно улыбнулась.

– Позвольте принять у вас пелерины и капоры, – учтиво предложил дворецкий.

– Благодарю, но... Мы ненадолго.

Дворецкий поклонился и направился к одной из дверей, выходящих в холл, а Онория, вздохнув, сняла капор и поправила прическу. Взгляд ее упал на высокое растение с густой листвой в белой кадке. Уж здесь-то она найдет пыль, которая докажет, что это обычный дом.

Она направилась к растению и уже протянула к нему руку, как вдруг дверь распахнулась.

– Мисс Бейкер-Снид?

Покраснев, Онория быстро спрятала руку за спину и повернулась к дворецкому.

– Да?

– К сожалению, его светлости нет дома. Не желаете ли оставить записку?

– Нет, не желаю. К вашему сведению, я собственными глазами видела, как маркиз вошел в дом за две минуты до меня!

Видя, что вежливое лицо дворецкого превратилось в бесстрастную маску, Онория бросила взгляд на широкую лестницу, изгибы которой вели на верхние этажи. Этот негодяй ее избегает, и всего лишь потому, что она победила в этом мужском виде спорта. Во всяком случае, так он считал.

Она снова взглянула на дворецкого:

– Маркиз уехал, верно?

– Да, мисс.

– И дома его нет?

– Да, мисс. – Дворецкий избегал смотреть ей в лицо.

– Странно. В таком случае, вероятно, я видела не маркиза, а его брата-близнеца.

Дворецкий с радостью ухватился за это предположение:

– Хотя у его светлости нет брата-близнеца, но несколько братьев у него действительно имеется. Вполне возможно, что вы видели входящим в дом именно одного из них.

Онория коварно усмехнулась:

– Не можете ли вы сообщить брату его светлости, что я желаю с ним поговорить и что, если мне не представится такая возможность, он очень об этом пожалеет.

Брови дворецкого изумленно подскочили.

– Прошу прощения... Это угроза?

– О нет, это обещание. – Онория приблизилась к синему дивану и, усевшись на него, взяла подушку и положила ее себе на колени. – Я подожду здесь, пока вы найдете брата его светлости. И скажите ему, что я не уйду, пока он меня не примет.

Дворецкий в нерешительности замялся, затем коротко поклонился и ушел, а спустя небольшое время на мраморной лестнице послышался стук каблуков. Стук стремительно приближался.

Спутница Онории поспешно уселась на стул и стала усиленно обмахиваться веерам.

– Миссис Кембл, вы хорошо себя чувствуете? Вы так побледнели!

– Нет-нет, не беспокойтесь, все в порядке, – дрожащим голосом заверила экономка.

В этот момент перед ними появился Тремонт, высокий и широкоплечий, отчего просторная гостиная как будто съежилась в размерах. Холодный его взгляд скользнул по Онории, затем переместился на миссис Кембл.

Онория встала.

– Милорд, простите меня за вторжение, но...

– Можете не извиняться. – Он поклонился сначала Онории, затем ее спутнице. – Добро пожаловать в Тремонт-Хаус.

Миссис Кембл, неуверенно вставшая при появлении маркиза, покраснела как свекла.

– Я...Я...

– Благодарю вас. – Онория едва сдерживала раздражение. – У вас очень красивый дом.

Взгляд маркиза задержался на ее губах, затем он улыбнулся:

– Мисс Бейкер-Снид, чем могу быть полезен?

– О, разве я не сообщила вам в своей записке, что мне нужно поговорить с вами по очень важному делу?

Он посмотрел на экономку, и Онория покачала головой.

– Я могу все сказать и при миссис Кембл.

Маркиз кивнул.

– Конечно. – Он помолчал, о чем-то раздумывая. – Может, нам перейти в библиотеку, там гораздо теплее? – Открыв дверь и отступив в сторону, он пропустил дам вперед.

Онория решительно направилась к дверям и вдруг оглянулась, желая удостовериться, что миссис Кембл следует за ней, затем вошла внутрь.

Если гостиная ослепляла своим блеском, то библиотека являла собой верх совершенства. Онория скользила восхищенным взглядом по высоким шкафам, уставленным книгами в дорогих переплетах, по изящным кованым перилам, ограждающим балюстраду на уровне второго этажа, по замечательным фрескам, украшающим стены...

Она неуверенно прошла вперед и остановилась в самом центре библиотеки, откуда был прекрасно виден расписной потолок.

– Миссис Кембл, вам нет нужды беспокоиться за мисс Бейкер-Снид, – услышала она голос маркиза. – Я оставлю двери открытыми, а пока вы можете в сопровождении моей экономки миссис Бейтс осмотреть дом. Уверен, вы получите настоящее удовольствие, когда увидите нашу новую плиту. Повар буквально молится на нее, а миссис Бейтс утверждает, что это самая совершенная плита во всей стране.

Ах, подлец! Нашел чем соблазнить экономку! Чертовски хитер и коварен.

– Вы говорите, новая плита? – Последовала пауза, во время которой миссис Кембл, очевидно, переживала тяжелейшую внутреннюю борьбу. – Но мне не следует...

– Я же сказал, двери библиотеки останутся открытыми.

– Этого недостаточно, милорд. Что, если кто-нибудь войдет и увидит...

– Я прикажу оставаться внутри одному из лакеев.

Снова долгая пауза. Онория нахмурилась и решительно двинулась к дверям.

– Что ж, – миссис Кембл тяжело вздохнула, – если вы прикажете лакею...

– Двум лакеям! – решительно заявил Тремонт.

– Ну тогда... Если их будет двое... – С этими словами компаньонка покинула Онорию и проследовала за миссис Бейтс на экскурсию по дому, а маркиз, пройдя к письменному столу, остановился рядом с ним и указал на стоявшее поблизости кресло.

– Не угодно ли присесть?

Онория мрачно взглянула на него. Если она усядется в это кресло, ее едва будет видно за огромным массивным столом. Гордо выпрямив спину, она покачала головой;

36
{"b":"47","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Хочу и буду: Принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым
Горький привкус его поцелуев
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Катушка синих ниток
Абхорсен
Реплика
Видящий. Лестница в небо
А тебе слабо?
Хищник