ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Таинственный портал
Энциклопедия пыток и казней
Понаехавшая
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Среди садов и тихих заводей
Восхождение Луны
Тени сгущаются
Левиафан

– Нет, благодарю вас. Я лучше постою.

– Как пожелаете. – Маркиз пожал плечами и, скрывая улыбку, сел за стол и принялся за корреспонденцию, от которой отвлекся, когда ему сообщили о неожиданной гостье.

Делая вид, что внимательно читает письмо, он по шороху платья Онории понял, что она осторожно приближается к нему, и невольно улыбнулся.

– Милорд, мне действительно крайне нужно поговорить с вами.

Он поднял на нее взгляд, делая вид, что не замечает, как раскраснелись ее щеки. Дьявол, как же все-таки он раньше не замечал красоту этой женщины, с которой так часто виделся на аукционах!

– Говорите, мисс Бейкер-Снид, я вас внимательно слушаю.

Она сердито нахмурилась:

– Не изволите ли встать, а то я чувствую себя ученицей, которую вызвали в кабинет начальника школы для выговора!

– Стало быть, в школе вы были отчаянным сорванцом! Меня это почему-то не очень удивляет.

Онория напряглась.

– То, что мне нужно сказать вам, довольно неприятно. Не могли бы мы... – Она огляделась. – Минутку! Вы обещали миссис Кембл, что здесь все время будут находиться два лакея.

– Обещал. Если желаете, вы можете пригласить их – дверь открыта, и достаточно только крикнуть, чтобы они явились выслушать ваши указания.

– Да, верно. – Онория в смущении теребила ленты чепца, а взгляд ее метался по комнате, как будто она измеряла расстояние между предметами. Наконец она снова заговорила: – Могу я спросить, почему вы отказались прийти ко мне?

– Мисс Бейкер-Снид, вы можете спрашивать меня о чем угодно, хотя я не обещаю, что отвечу. – Усмехнувшись, Маркус встал и направился к креслам, стоявшим около камина. – Лучше давайте поговорим о том, ради чего вы посетили меня. – Он указал на кресло: – Садитесь, моя дорогая.

Лицо Онории приобрело презрительно-высокомерный вид.

– В чем дело?

– Это охотничьей собаке приказывают: «Сидеть!» Я вам не собака, милорд!

Конечно, нет! Скорее очень соблазнительная и очень умная дама. Полногрудая, с узкой талией, длинноногая, с дивными каштановыми волосами, полная огня, Онория вызывала в нем желание и одновременно гнев, но Маркус не собирался признаваться ей в этом.

– Извините. Не угодно ли присесть, мисс Бейкер-Снид?

– Это уже лучше, благодарю вас. – Сделав несколько шагов, Онория грациозно опустилась в кресло.

– Итак... – Маркус усилием воли заставил себя занять кресло напротив нее. – Что вы хотели мне сказать?

– Видите ли... – Она проглотила ставший поперек горла ком и быстро выпалила: – Тремонт, вы не проиграли пари!

Он не сразу понял ее и даже слегка подался вперед.

– Простите?

– Вы не проиграли, понятно?

– Но мы с вами сделали по два выстрела и...

– ...оба не знали, что мои слегка взбалмошные сестры привязали к мишени веревку. Когда вы стреляли, они чуть-чуть сдвинули мишень с места. – Онория вдруг почувствовала себя так, словно у нее гора упала с плеч.

– Чуть-чуть сдвинули?!

– Нуда. Они думали, что...

– И кто же именно?

– Это не важно.

– Для меня – важно!

– Порция и Оливия. Они немного романтичные, понимаете, и не подумали...

– Черт побери! Если они сделали это, тогда... – Маркус откинулся на спинку кресла, испытывая глубочайшее удовлетворение. Значит, он не ошибся, когда заметил, что мишень сдвинулась. Если бы он не следил слишком пристально за Онорией, то скорее бы заметил непорядок. – Значит, в итоге победил я?

– Почему это? Нет, вы не победили, этот поединок остался без победителя.

Маркус приложил руку к губам, чтобы скрыть улыбку.

– Право, не знаю. Если вы сжульничали...

– Не я, а мои сестры!

– Но ради вас.

– Без моего разрешения!

– Гм... Думаю, в данном случае правила чести на моей стороне.

Онория вздернула подбородок.

– Вздор! Я предлагаю заключить новое пари.

– Не думаю, что это правильно. Скорее, дорогая Онория, нам следует...

– Простите?

Он удивленно поднял брови:

– Да?

– Я не давала вам разрешения называть меня по имени! – Ее глаза потемнели. – Для вас я – мисс Бейкер-Снид.

– А я для вас – Маркус. Кажется, нам придется целый год заключать все новые пари, почему бы не избавиться от церемоний?

– Могу вас заверить, я не намерена тратить столько времени на решение такого простого вопроса.

– Не знаю, не знаю. – Маркиз с минуту рассматривал ее раскрасневшееся от негодования лицо. – Ну хорошо, давайте переиграем. Только на этот раз я сам выберу вид спорта.

Онория радостно улыбнулась:

– Отлично! И что же вы предлагаете?

Маркус задумался. Он считался превосходным стрелком, но вовсе не хотел снова попасть в такое же глупое положение, как с луком...

– Вам приходилось стрелять из пистолета?

Она сразу расстроилась:

– О, раза два, не больше.

– А у меня сложилось впечатление, что вы так же ловко управляетесь с пистолетом, как с луком.

– И что же вы предлагаете?

Маркус скрестил руки на груди и улыбнулся: в голове у него мелькнула озорная идея.

– Пожалуй, я выбираю лошадей.

Онория недоверчиво покосилась на него.

– Лошадей?

– Ну да, лошадей. – Он помолчал и спросил: – А в чем дело? Вы как будто побледнели.

– Нет, ничего. – Она закусила губу, – Я... Впрочем, не обращайте внимания.

– Вы не ездите верхом?

Онория покраснела.

– Нет. У меня даже нет лошади для верховой езды. У нас только одна лошадь для экипажа, но на днях она вывихнула ногу и не может ходить в упряжке.

– Ну, это не проблема: у меня лошадей полная конюшня. Вы сможете выбрать любую себе по вкусу, когда завтра утром приедете на состязание.

– Я не смогу!

– Может, тогда в субботу?

– Не в этом дело. Просто... – Онория прижала руки к щекам, словно желая их остудить.

– Предлагаю проехаться в парке. Тот из нас, кто сможет более ловко и красиво управлять своей лошадью, будет считаться победителем.

– Но я не... не думала, что вы предложите состязание на лошадях.

Ее ресницы были такими длинными, что сплетались в уголках, и маркизу особенно нравились ясные карие глаза Онории в бахроме этих темных ресниц!

– Значит, завтрашний день вас устраивает? Думаю, чем быстрее мы покончим с этим делом, тем лучше.

– Завтра? Я же сказала, что не смогу... – Онория поймала на себе его взгляд и вся порозовела от смущения.

Маркиз наклонился и провел рукой по ее щеке, задержав ее там, где при улыбке появлялась очаровательная ямочка.

– В чем дело? Вы боитесь?

Онория резко откинула голову назад и покраснела еще сильнее.

– Нет, конечно! Это же всего-навсего лошадь! – Несмотря на браваду, голос ее слегка дрогнул.

– Вы правы, – мягко согласился маркиз. – Лошади – самые дружелюбные создания в мире. – Видя, что его гостья слишком сильно встревожилась, он добавил: – И кусаются крайне редко.

Онория непроизвольно подняла руку к предплечью. Ах вот в чем дело, догадался Маркус, значит, у нее уже было неприятное столкновение с лошадью!

Он кивнул:

– Да, довольно болезненная вещь. На этот счет вы могли бы спросить лорда Эстершема.

– Вы имеете в виду однорукого лорда?

– Да, его.

– Никогда не поверю, что Эстершем потерял руку по вине лошади!

– Разве я так сказал?

– Нет, но вы на это намекнули.

– Прошу прощения. Просто из-за укуса лошади лорд Эстершем потерял палец, а не всю руку.

– Палец?

– Да, палец своей единственной руки. Он страшно это переживал. Впрочем, с тех пор прошло уже много лет...

– Боже милостивый! – Онория в ужасе посмотрела на свои руки.

Интересно, подумал Маркус, незаметно наблюдая за ней, что она теперь сделает. Признается в своем страхе? Попросит назначить другое пари? Сначала он так и думал, но теперь стал сомневаться. Как-никак мисс Бейкер-Снид отличалась крайней гордостью.

Наконец она холодно кивнула:

– Что ж, лошади так лошади!

– Очень впечатляет.

37
{"b":"47","o":1}