ЛитМир - Электронная Библиотека

Маркус жестом пригласил брата в столовую и, когда они оба уселись за стол, спросил:

– Даже охотничьих?

Энтони кивнул:

– Этих в первую очередь.

– Не понимаю.

– Видишь ли, год назад он женился, теперь жена намерена порадовать его потомством, вот он и хочет обновить свое поместье.

– Весьма мудро.

– И к тому же очень своевременно. – Энтони довольно усмехнулся. – Я как раз хочу подобрать детям подходящих лошадок.

В это время Джеббсон внес в столовую поднос, на котором лежали только что доставленные приглашения, и Маркус рассеянно просмотрел их.

– Пожалуй, распродажа у Лангема то, что нам нужно. Я бы с удовольствием поехал с тобой, но у меня уже назначена встреча.

– Вот как?

– Да. Оказывается, я вовсе не проиграл свое состязание с мисс Бейкер-Снид.

– Как это? – удивился Энтони.

– А вот так. Оказывается, сестры Онории сжульничали с мишенью, так что результаты соревнования не засчитаны.

– И как же тебе удалось раскрыть этот обман?

– Сведения дошли до меня из уст самой победительницы. Она и не подозревала об их выдумке, а узнав, сразу рассказала мне об этом.

Энтони тихо присвистнул:

– Вот это сила характера! Лично я не уверен, что признался бы, если бы такое случилось со мной.

Маркус был того же мнения. Он уже и так начал осознавать, что Онория во многих отношениях была женщиной необыкновенной.

Энтони откинулся на спинку стула.

– И что же дальше?

– Мы договорились провести новое состязание, на этот раз – по верховой езде. Если я правильно понял по реакции леди, она не очень уверенно чувствует себя в седле.

– Значит, у тебя будет преимущество. Правда, ты и в тот раз был уверен, что победишь...

Маркус раздраженно отодвинул пачку невскрытых конвертов.

– Сегодня я не нуждаюсь в твоих остротах. Мне предстоит провести два часа в обществе мисс Бейкер-Снид, так что можешь не беспокоиться – уж она-то точно позаботится о том, чтобы уязвить мое самолюбие.

– Нет, я серьезно намерен поближе познакомиться с этой особой. Судя по твоим словам, она исключительно интересная. – Энтони лениво взял один из конвертов с золотой каемкой и осторожно его понюхал. – Боже ты мой! – Держа его двумя пальцами, он протянул конверт брату.

Маркус презрительно скривил губы.

– От леди Персивал! И как ей не лень писать мне по два раза на дню.

– Шутишь! – Энтони пристально посмотрел на послание.

– Вовсе нет. Разумеется, я ей не отвечаю.

– Она душилась этими же духами, когда вы были вместе?

– Нет, тогда я покинул бы ее еще раньше. Я обратил внимание на то, что чем дольше я ей не отвечаю, тем более пахучими становятся ее послания.

Энтони осторожно взял письмо и вопросительно взглянул на брата:

– Можно?

Пожав плечами, Маркус демонстративно отвернулся, и Энтони осторожно вскрыл надушенный конверт, затем быстро пробежал глазами письмо и удивленно вскинул брови.

– Она любой ценой хочет тебя вернуть.

– И напрасно!

– Понятия не имел, что она так в тебя влюблена!

– Скорее в мой банковский счет. – Маркус брезгливо поморщился.

– Эй, я бы обращался с ней поосторожнее! Покинутая женщина... ну, ты меня понимаешь.

– Понимаю, и все-таки я предпочитаю полностью ее игнорировать. В конце концов она от меня все равно отстанет.

Энтони недоверчиво прищурился:

– С такими, как она, нелегко справиться.

– Все мы таковы. Ничего, как-нибудь с божьей помощью. – Маркус бросил на стол салфетку и отодвинул свой стул. – Ну, рад был с тобой повидаться. Ты надолго уезжаешь?

– На два, самое большее, на три дня.

– Хорошо. Пойдем, я провожу тебя до экипажа, мне все равно нужно заглянуть в конюшню и выбрать лошадей.

Они встали и прошли в холл.

– Ты должен выбрать обеих лошадей?

– Да, у мисс Бейкер-Снид нет верховой лошади, хотя, полагаю, она все равно не ездила бы на ней.

– Кажется, она боится лошадей? В таком случае я бы не сажал ее на норовистую лошадь.

Маркус бросил на брата недовольный взгляд.

– Я что, собираюсь ее убивать? Мне только надо выиграть это состязание и вернуть кольцо.

– Так какую же лошадь ты думаешь ей предложить?

Маркус улыбнулся:

– Очаровательная Онория будет иметь возможность испытать возможности Молнии.

– Молнии? – Энтони остановился. – Это ты про старую кобылу нашей сестры?

– Именно про нее. – Маркус важно прошествовал мимо брата и вышел за дверь.

– Поверить не могу, что эта старая ленивая кляча еще жива!

– Жива, здорова и даже ест за двоих! Сара катает на ней своего непоседливого сынишку, когда они наезжают в город, и для обоих это становится серьезным испытанием.

Энтони засмеялся:

– Могу себе представить! Я бы дал двадцать фунтов, чтобы только увидеть лицо мисс Бейкер-Снид, когда она узнает, какую клячу ты ей подобрал.

Маркус тоже невольно улыбнулся.

– Не могу же я дать ей более резвую лошадку! В конце концов, это просто опасно.

Энтони спускался по мраморной лестнице к экипажу.

– Да, тут уж ничего не поделаешь. А ты на какой поедешь?

– На Демоне. В качестве препятствия я выбрал одну низкую живую изгородь в парке, через которую Демон перемахнет не задумываясь, а Молния просто остановится и будет стоять как вкопанная.

Энтони покачал головой.

– Вижу, это состязание ты никак не намерен проиграть!

– Совершенно точно, – кивнул Маркус. – Когда вернешься, я дам тебе знать, как мои дела.

– Жду с нетерпением. – Энтони поднялся в карету и, когда лакей захлопнул дверцу, тут же высунулся в окошко. – Желаю тебе удачи, брат: кажется, ты в ней очень нуждаешься.

Маркус помахал рукой и долго смотрел ему вслед, а затем, улыбаясь про себя, направился к конюшням, где добродушная Молния мирно ждала, когда ее оседлает самая прямодушная женщина во всей Англии.

Онория вышла из кареты и ошеломленно оглянулась на самоуверенного кучера Тремонта.

– Боже мой!

–Доставил вас всего за девять с половиной минут, мисс! – гордо доложил тот. – Смею думать, быстрее вы никогда сюда не добирались, верно?

– Нет, конечно, нет! – Она потрясла головой, изо всех сил пытаясь прийти в себя.

Маркиз спозаранок прислал за ней карету и письмо, в котором сообщал, что с ними поедут двое его друзей, так что компаньонка ей не понадобится. Ей оставалось только восхищаться его предусмотрительностью.

Сама она даже и не вспоминала о приличиях, настолько была поглощена попытками преодолеть свой страх перед предстоящим состязанием. Ей до сих пор не удалось справиться с волнением, и будь она поумнее, она сразу призналась бы маркизу в том, что боится лошадей.

Но самое главное, она не заключила бы с ним этого дурацкого пари. Впрочем, теперь жалеть о содеянном было уже поздно, и она тяжело вздохнула.

– Ну наконец-то! – раздался рядом низкий, волнующий голос маркиза.

Онория обернулась и увидела на верхней ступеньке Тремонт-Хауса Маркуса, который натягивал перчатки для верховой езды. В его внешности угадывалась какая-то мрачная красота – на нем были черные бриджи, черный камзол и черные сапоги, а единственным ярким пятном являлись белый шейный платок и рубашка.

Невольно подтянувшись, Онория расправила изящно ниспадавшие складки амазонки, которую одолжила у Кассандры. Благодаря искусным рукам Порции костюм для верховой езды сидел на ней просто изумительно, что придавало ей храбрости.

Маркиз подошел к ней и остановился рядом, одарив ее улыбкой, от которой у Онории перехватило дыхание.

– Ну-с, вы готовы? Я все утро выбирал для вас лошадь.

– О! – Она изобразила полное безразличие, хотя не сомневалась, что этот хитрец выбрал для нее самую быструю и норовистую лошадь. А если она к тому же еще и кусается...

Ее локтя коснулась теплая рука, и она увидела озабоченный взгляд Тремонта.

– А вот и она.

Онория проследила за его взглядом и увидела грума в ливрее, который вел в поводу крупную черную лошадь, нетерпеливо пританцовывающую на ходу. Вдалеке виднелась еще одна лошадь, но на нее Онория уже не в силах была смотреть.

39
{"b":"47","o":1}