ЛитМир - Электронная Библиотека

Ему оставалось только надеяться, что его семейная жизнь наладится сразу после бала, который должен был состояться через неделю. Идея устроить бал принадлежала Энтони, а Маркус решил, что это наиболее удобный случай официально представить Онорию свету. К тому же в Тремонт-Хаусе уже давно не давали балов, так что он определенно был в долгу у общества.

Карета замедлила ход и остановилась. Гербертс быстро спрыгнул со скамейки, открыл дверцу, и Маркус, спустившись на землю, взглянул на часы и усмехнулся:

– Великолепно! Долетели еще быстрее, чем в прошлый раз.

– Я старался, милорд. – Гербертс довольно улыбнулся, ощерив беззубый рот.

Маркус выудил из кармана гинею.

– Держи! Кстати, у меня для тебя новость: брат написал, что он вынужден снова задержаться в Италии, возможно на целый месяц.

– Да, ему не позавидуешь! Я знаю, что он недолюбливает отца своей жены, но ведь...

– Постой! Ты сказал, что Брэндон не любит отца жены?

– Верно, и он прав. Этот тип еще тот прощелыга: представляете, как-то раз украл монеты с глаз покойника!

– Ну, тут ты и сам не удержался бы!

– Только если бы меня нужда приперла, а он сделал это ради смеха!

– Тогда мне совершенно непонятно, почему Брэндон поехал в Италию.

Гербертс удивленно моргнул.

– Почему? Ради своей миссис, конечно! Куда ей одной-то, без него! Я даже скажу... – Он вдруг перевел взгляд за спину Маркуса. – Прямо удивительно! Похоже, сегодня нас здесь не ждут...

Маркус оглянулся. Парадные двери были широко распахнуты, а за ними стояла зловещая тишина.

У него сердце словно оборвалось.

– Черт возьми! – Он стремительно взбежал по лестнице и закричал что есть силы: – Эй, кто там есть!

Когда на пороге белой гостиной появилась Онория, его словно омыло волной облегчения – он подбежал к ней, крепко обнял и поцеловал в губы.

Раздавшийся за его спиной смех напомнил ему, что Онория не одна в доме, и он неохотно выпустил ее из объятий.

– Извини, я не знал, что мы не одни.

Она неуверенно повела вокруг рукой.

Вокруг на стульях, потупив головы от смущения, сидели все ее сестры, а в центре комнаты стоял бледный и растерянный Джордж. Повар Антуан и дворецкий сверлили мальчугана мрачными взглядами.

Маркус подошел ближе.

– Что-то случилось? Дверь нараспашку, и лакеи куда-то подевались...

– Милорд, это я виноват в том, что дверь открыта, – в замешательстве признался Джеббсон. – Я попросил лакеев кое в чем помочь и не имел времени проследить за дверью.

– И где же они?

– Ищут Ахиллеса, – неуверенно ответила Онория.

– Лакеи?

– Именно. Дело в том, что некоторые из них тоже держат лягушек в качестве домашних питомцев и за последнее время часто помогали Джорджу найти Ахиллеса. Только, кажется, на этот раз он попросту сбежал. – Она бросила взгляд на Джеббсона, словно призывая его в свидетели.

Дворецкий поспешно выступил вперед.

– Милорд, на самом деле проблема не в лакеях, которые сейчас в саду ищут лягушку мальчика. Проблема с Ан-туаном. – Он скосил глаза на повара. – Полагаю, он сам расскажет его светлости о своих проблемах.

– Какой смысл? – Антуан воздел руки к небу. – Я больше ни минуты не останусь в этом доме. Раз решил – значит, кончено!

Порция с мольбой посмотрела на Маркуса:

– Пожалуйста, не отпускайте его, ведь уже через два дня бал и мы не успеем подыскать другого повара!

– К тому же никто не способен печь такие изумительные пирожные, как Антуан! – Кассандра просительно улыбнулась повару.

Казалось, Антуан не устоит перед ее чарами, но тут Джордж стал переминаться с ноги на ногу, чем привлек к себе всеобщее внимание.

– Ты! – вскричал повар, обвиняющим жестом указав на мальчика. – Это все из-за тебя! И ты еще смеешь отрицать свою двуличность!

Онория подошла и встала рядом с братом.

– Джордж, ты должен понять, что поступил неправильно!

Мальчик упрямо сжал губы.

Антуан кинул на него разъяренный взгляд и обернулся к Маркусу:

– Милорд, когда я принял эту должность, мне дали понять, что в доме детей нет.

– Их и не было... в то время.

– И теперь не должно быть. Я не могу спокойно работать в кухне, когда весь дом стоит вверх тормашками, понимаете, не могу!

– А что же все-таки произошло? – поинтересовался маркиз.

Антуан вздохнул:

– Понимаете, я начал печь сдобные булочки для миледи...

– Которые мне очень нравятся, – поспешила вставить Онория.

Антуан поклонился ей и тут же сердито посмотрел на Джорджа.

– Итак, я начал печь, и вдруг вбегает этот мальчик и заявляет, что я запек в тесте его дурацкую лягушку, а потом начинает разрывать на части мои красивые булочки! Он уничтожил их все до одной!

Джордж виновато взглянул на Маркуса.

– Ахиллес любит прятаться в ларе с мукой. Он был там всего за несколько минут до этого, и я подумал...

– Можете себе представить, эта грязная жаба...

– Никакая он не жаба, а лягушка! – обиделся Джордж.

Повар поднял вверх палец.

– Так вот, эта жаба сидела в ларе с мукой, а мальчик все знал и ничего не сказал мне об этом!

Джордж потер ухо и вызывающе взглянул на повара.

– Да, потому что ему там нравится. И он вовсе не жаба, а лягушка, или лягух, очень даже хороший!

– Джордж! – одернула его Онория.

– Пожалуй, малец и правда чересчур избалован, – тихо, так чтобы его могла услышать только жена, заметил Маркус.

Онория недовольно посмотрела на него:

– Если не можешь помочь, лучше не вмешивайся. – Она снова повернулась к повару: – Мсье Антуан, Джордж сейчас же извинится перед вами.

– Мне недостаточно его извинений, – отрезал повар. – Я требую удовлетворения!

– Что значит удовлетворения? – Джордж нахмурился.

– Сейчас я тебе все объясню! – живо вмешалась Порция. – Ахиллес принадлежит тебе, верно?

– Верно.

– И он сделал что-то нехорошее...

– Может быть, – неохотно признал мальчик, обиженно поглядев на повара.

– Тогда ты, как его хозяин, должен все уладить. Маркус озадаченно потер затылок.

– Антуан, Джордж может каким-то образом восстановить ущерб, нанесенный его питомцем?

Повар трагическим вздохом обернулся к мальчику.

– Ну хорошо. Мальчик может прийти в кухню и привести ее в порядок. Но потом он будет держать свою лягушку подальше от моей кухни, а тем более от ларя с мукой!

– Это очень любезно с вашей стороны, тем более что все мы высоко ценим ваше поварское искусство, – обрадованно сказала Онория.

– И ваших жареных цыплят. – Кассандра ослепительно улыбнулась Антуану. – В жизни не ела ничего лучше!

В этот момент в комнату вошел лакей, держа в руках перепачканного Ахиллеса. Сам он тоже был в грязи от колен до самых плеч.

При виде лягушки Джордж радостно вскрикнул и, выхватив его у лакея, стал заботливо обтирать беглеца.

Тем временем Антуан повернулся и отправился в свое кухонное царство.

– Ну и ну! – изумилась Порция. – Просто удивительно! Тремонт, кажется, ваш повар смягчился.

– Не сомневаюсь, что под вашим влиянием Антуан изменил свое мнение о мальчике и о его любимой лягушке. – Маркус усмехнулся, затем оглядел комнату. Кажется, здесь находились все домочадцы без исключения, и значит, он спокойно мог увести жену в другую часть дома, где они окажутся наедине...

Он подошел к Онории и взял ее под руку.

– Раз уж я приехал, а до обеда еще целый час, не могла бы ты немного помочь мне в библиотеке?

Порция тут же вскочила со стула:

– Я с вами. Мне страшно хочется почитать одну книгу, но она находится слишком высоко, а я не доверяю этой лестнице на колесиках. Как вы думаете...

– Извини, Порция, – поспешно перебила ее Кассандра, – но мне срочно нужна твоя помощь. Нужно как следует осмотреть бальный зал; Джеббсон уже прибрал его, но я хочу убедиться, что там все в полном порядке.

– Да, но я хотела...

Воспользовавшись моментом, Маркус увлек Онорию в холл, куда уже вернулись все лакеи. Не обращая на них внимания, он провел Онорию в библиотеку и, быстро закрыв за собой дверь, взял ее за руки.

47
{"b":"47","o":1}