ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но я тоже хочу помочь.

– Ты нам обязательно поможешь, только мы придумаем что-нибудь такое, чтобы обойтись без Ахиллеса.

– А я сразу могу помочь, – сообщила Порция. – Сошью платье из этого шелка. Онория, ведь скоро Рождество, и многим женщинам захочется появиться на балу в новом платье! Я отлично с этим справлюсь.

Действительно, что касается шитья, у Порции был к этому настоящий талант, и тем не менее Онория насторожилась – что-то дела их подозрительно быстро налаживаются!

– Хорошо. Я думаю, не повредит, если ты сошьешь одно платье, но на этом конец, слышишь?

Тут подала голос Кассандра, которая до этого, казалась, была совершенно поглощена своим вышиванием.

– Я отложу свой сезон на год.

– Кассандра! – Порция в ужасе ахнула. – Что ты такое говоришь! Что бы ни случилось, это просто исключено.

Оливия насмешливо усмехнулась:

– Ты так говоришь, только чтобы Кассандра поскорее подыскала себе богатого мужа, который сможет оплатить твой сезон: ведь по возрасту ты следующая за ней!

– Ничего подобного! – с возмущением возразила Порция, хотя и кинула на Кассандру виноватый взгляд.

– Тише, девочки! – призвала сестер к порядку Онория. – Даже если Кассандра и выйдет в этом году в свет, это еще не значит, что она найдет богатого мужа. И напоминаю вам, что главная цель – встретить мужчину соответствующего воспитания и происхождения. А не найти богатство!

– Но, Онория, все это лишь пустая трата сил! – Кассандра грустью улыбнулась. – Тетушка Кэролайн не станет обо мне заботиться. Мы надеялись на ее помощь, но она даже не заикается об этом.

– Просто она увидела, какой ты стала потрясающей красавицей, а у нее обе дочери тощие и веснушчатые!

– Порция! – Онория топнула ногой. – Кузина Джейн не виновата, что у нее веснушки.

– Нет, конечно. Но она вдобавок ржет, как лошадь!

Тут Джордж громко захохотал, настолько похоже имитируя манеру смеяться кузины Джейн, что весь клан Бейкер-Снидов покатился со смеху... кроме Онории.

– Довольно! Вы совершенно невоспитанны! Хватит, говорю я вам! У нас остался еще один вопрос. Порция, ты готова представить свой план по приведению гостиной в порядок?

Порция встала с места и, словно отвечая урок, стала рассказывать о том, как женская часть Бейкер-Снидов будет вырезать трафареты для обоев, и еще о блестящей идее Джорджи окунуть Ахиллеса в красную краску, а потом пустить его прыгать по обоям, в результате чего на них появится необыкновенно эффектный рисунок. Онория рассеянно слушала ее, продолжая озабоченно размышлять о бедственном состоянии семьи.

Неожиданно взгляд девушки упал на кольцо, и, как обычно, ощущение тепла на пальце заставило ее улыбнуться. Именно в этот момент она поняла: что бы ни случилось, ей удастся добиться своей цели!

Глава 3

Когда-то у меня был очень сердитый спаниель по кличке Флаффи, и стоило появиться моей мачехе, как он начинал грозно рычать на нее. Он также облаивал Клариссу Этлридж, которая вечно критиковала мои прически, а когда лорд Джеффри посмел явиться ко мне с предложением руки и сердца, заставил этого жалкого труса буквально вылететь из дома, а потом загнал его в пруд! Да, из всех моих собак Флаффи был самым любимым и преданным псом.

Леди Джейн Фротертон – виконту Мелтону во время прогулки в Гайд-парке

– Я уже искал его где только можно!

Онория удивленно подняла голову.

– Прости, Джорджи, я не расслышала. Что ты там искал?

Джордж сурово взглянул на сестру:

– Не что, а кого!

Онория со вздохом отложила перо.

– Видимо, дело касается твоего непоседы Ахиллеса?

– Да, – мрачно кивнул Джордж. – Я уложил его спать, а когда пошел разбудить, его там не оказалось.

– Не слишком ли часто он убегает, Джорджи? Тебе не приходило в голову, что Ахиллесу просто не нравится жить в шляпной картонке у тебя под кроватью?

– Я знаю, что эта картонка ему нравится.

– Почему ты так думаешь?

Мальчик нахмурил брови, и в его синих глазах промелькнуло презрительное выражение.

– Потому что когда он там сидит, то поет. Если бы ему не нравилось, он не стал бы петь.

– А может, он не поет, а плачет и зовет на помощь? – Онория воздела руки к кебу и как могла сымитировала кваканье лягушки. – Помогите! Меня заключили в ужасную темницу! Ради Бога, спасите! – Джордж ответил сестре сердитым взглядом, и она опустила руки. – Не смешно, да?

– Нисколько! Я слышал, как Ахиллес плачет. А когда он сидит в коробке, он именно поет.

– Когда это он плакал?

– Когда я пытался научить его съезжать по перилам лестницы.

– Какое счастье, что я не родилась лягушкой! Думаю, на его месте я бы тоже заплакала. – Онория поморщилась и потерла виски. – Надеюсь, ты действительно можешь отличить его плач от пения.

– Да, но только я никак не могу понять, почему он все время куда-то прячется, – расстроенно протянул мальчуган.

– Может, он скучает по своему старому пруду?

– Ты так думаешь? – Джорджи выпятил нижнюю губу, и в его глазах появился упрямый блеск. – Может быть... Но если бы он не жил у меня под кроватью, ему было бы еще хуже. Он скучал бы по мне куда больше, чем по своему старому вонючему пруду!

– Ладно, может, тебе просто накрыть коробку крышкой, а сверху придавить какой-нибудь книгой, как ты думаешь?

– Но тогда в ней будет темно, а Ахиллес не любит темных мест!

Онория, кажется, знала, кто именно не любит темных мест, и это наверняка был не бедняга Ахиллес.

– Твой лягушонок жил в пруду, вокруг которого растет густой лес, а в лесу по ночам становится очень темно. Так что я не думаю, что он станет возражать, если ты накроешь коробку крышкой.

– Все равно я не стану это делать. Он подумает, что его посадили в тюрьму!

– Но зато он будет в безопасности. Ты же знаешь, как много опасностей подстерегают лягушку в доме.

– Какие еще опасности? – недоверчиво поинтересовался Джордж.

– Ну, его может случайно раздавить кто-нибудь из слуг... Или Порция может столкнуть его с лестницы, когда спускается с целым ворохом ткани и ничего не видит под ногами. Он может забраться в кухню, а там ненароком свалиться в кастрюлю с кипящим супом или застрять лапкой в решетке на полу.

– Если с Ахиллесом случится какая-нибудь беда, я сразу узнаю!

Онория со вздохом привлекла к себе братишку и нежно обняла его.

– Все-таки мне кажется, что крышка могла хотя бы помешать ему убежать.

– Он не убегает, а путешествует по дому и изучает его, как папа новые страны.

Онория отстранила от себя брата и посмотрела на него долгим взглядом. Он такой же упрямый, как... да, как и все другие члены семьи. Эту черту характера мать передала всем детям, и теперь все до последнего Бейкер-Сниды славились упорством и стойкостью Уинчфилдов.

Онория поцеловала мальчика в высокий чистый лоб.

– Думаю, тебе нужен помощник, чтобы отыскать твоего любителя приключений!

– А ты согласишься? Я просил Порцию помочь мне, но она занимается какими-то дурацкими выкройками для платья. Ей помогает Кассандра, и обе трещат как сороки! Нед сказал бы, что они скрипят, как корабли, стоящие в доке, то есть чертовски противно!

– Джордж! Мальчик невинно взглянул на сестру из-под густых и длинных ресниц.

– Что?

– Ты прекрасно знаешь! Я не желаю, чтобы ты снова повторял это неприличное слово.

– Я только повторил то, что говорил Нед... – Джордж помолчал, и вдруг по его круглым замурзанным щекам по-катились слезы. – Я так по нему скучаю!

Онория снова прижала к себе брата и долго гладила его по спине, пока он не успокоился.

Наконец он откинулся назад и провел по глазам рукавом.

– Извини. – Он смущенно посмотрел на сестру.

В горле у Онории словно ком встал, и ей снова захотелось обнять малыша.

– Джорджи, вот увидишь, Нед очень скоро вернется, как только поможет папе наладить новое предприятие. А кроме того, он ведет очень интересную жизнь, знакомится с разными новыми странами, с другими народами. Ты не хочешь, чтобы он этого лишился, правда?

7
{"b":"47","o":1}