ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет. Я только хочу найти Ахиллеса. – Джордж снова всхлипнул и вытер нос рукавом.

Онория достала из его кармашка носовой платок и протянула брату.

– Если не возражаешь... – Онория сложила бумаги и сунула перо в чернильницу. – Пойдем найдем Ахиллеса.и вернем его в коробку под кроватью.

Вскоре Джордж уже переворачивал подушки на диване, а Онория растянулась на полу, заглядывая под мебель, как вдруг дверь в гостиную открылась и в комнате раздался пронзительный визг.

– Мисс Бейкер-Снид! Что это вы делаете?

– Да вот, ищем кое-кого. – Онория улыбнулась перепуганной экономке, легко поднялась на ноги и смахнула с плеч паутину. – Я вам нужна?

Глаза миссис Кембл округлились от почтительного восхищения.

– Мисс, вы не поверите, но к вам с визитом пришел маркиз! Представляете, настоящий, живой маркиз!

Онория и Джордж с усмешкой переглянулись.

– Полагаю, – наконец сказала Онория, – что настоящий живой маркиз – это лучше, чем мертвый.

Миссис Кембл хлопнула себя по бедрам.

– Вы не понимаете, мисс. Это не какой-нибудь маркиз, а очень богатый!

– Почему вы так думаете?

– Он прикатил в карете, запряженной шестеркой лошадей! Соседи, наверное, с ума от любопытства сходят!

– Шестеркой? – Джордж подбежал к окну и, отдернув штору, прижался носом к стеклу. – Черт побери, вот это упряжка!

– Джорджи!

– Извини, но... Ты только посмотри, Онория!

– Я посмотрю на них, когда вернусь. Нельзя заставлять гостя долго ждать. Где он?

– В гостиной, мэм. – Миссис Кембл принялась энергично обмахивать раскрасневшееся от возбуждения лицо. – Настоящий маркиз, подумать только!

Интересно, кто бы это мог быть? Онория знала пятерых маркизов, и все они были страстными коллекционерами. Возможно, это маркиз Шератон, недавно вернувшийся из Италии, пришел узнать об инкрустированном перламутром индийском столике, который два месяца назад привел его жену в такой восторг.

– Вы предложили маркизу угощение?

– Признаться, мэм, нет – я так растерялась. – Глаза миссис Кембл вдруг просияли. – Как вы думаете, ему понравится пирог с яблоками, который печет миссис Хибберт?

– И чай, пожалуйста. – Онория взглянула на Джорджа, который не мог оторвать взгляда от превосходных лошадей, остановившихся у их крыльца.

– Джордж, мне нужно пойти к гостю, но я скоро вернусь.

– Хорошо, – рассеянно ответил мальчик. – Вот только если бы у меня был кучер и шестерка лошадей, я завел бы себе белых, а не серых.

Онория улыбнулась и, тихо выйдя из комнаты, направилась к гостиной. Второпях миссис Кембл оставила дверь открытой, и она бесшумно вошла внутрь по толстому ковру.

Увидев маркиза, который стоял перед камином, глядел на скудный огонь, Онория резко остановилась. Это оказался не Шератон, а известный своей вспыльчивостью и крайне раздражительным характером маркиз Тремонт.

Силы небесные, что этому человеку от нее нужно? Она молча рассматривала его широкоплечую фигуру, облаченную в безупречно сшитый камзол для утренних визитов. В манерах этого несносного человека сочетались высокомерие и возмутительная властность. Но зачем он сюда явился?

Наконец Онория сдержанно произнесла:

– Лорд Тремонт! – Закрыв за собой дверь, она изобразила по возможности вежливую улыбку. – Какой неожиданный сюрприз!

– Мисс Бейкер-Снид! – Гость коротко поклонился. – Очень любезно, что вы согласились меня принять.

Низкий бархатный баритон странно подействовал на Онорию.

В самом деле, со стороны Создателя было несправедливо наградить этого мужчину такой неотразимой внешностью и в то же время наделить его столь сомнительными свойствами характера. Впрочем, Онория слишком хорошо знала Тремонта, чтобы подпасть под его очарование; они часто сталкивались на аукционах, стараясь перебить друг у друга понравившуюся редкость, и теперь она вся напряглась в ожидании схватки. Она даже стиснула кулаки, но тут же разжала пальцы.

– Милорд? Не думаю, что это лишь банальный визит вежливости.

По лицу маркиза пробежала тень раздражения, а подбородок воинственно дернулся.

– Вы не ошиблись. Я хотел кое о чем спросить вас.

Онория пыталась угадать по лицу гостя причины, заставившие его нанести ей визит, но оно оставалось непроницаемым.

Наконец, подавив раздражение, она сложила руки на груди.

– Итак, Тремонт, что вам угодно?

Губы маркиза тронула ироническая усмешка.

– Надеюсь, я не отвлекаю вас от чего-то важного? – Он как-то странно взглянул на ее волосы.

Онория машинально коснулась волос... и нащупала пальцами что-то непонятное.

– Паутина! – вскрикнула она с отвращением и, подбежав к зеркалу, рассмеялась, увидев свое отражение. Приклеившиеся к ее волосам две толстые нити паутины живописно спускались на плечо, щеку испачкала пыль.

– Боже, я выгляжу так, будто только что вылезла из склепа! Ничего удивительного, что вы так на меня смотрите. Настоящее пугало!

Их глаза встретились в зеркале, и тут, к ее удивлению, его глаза тронула легкая улыбка.

Внезапно открывшаяся дверь впустила миссис Кембл с тяжелым подносом.

– Пожалуйста, мисс! – Экономка поставила поднос на столик у дивана и с довольной улыбкой шагнула назад. – Пирога с яблоками уже не осталось, потому что мисс Порция побывала на кухне раньше меня и съела последний кусок. Пришлось ждать, когда испекут новый.

– Благодарю вас, миссис Кембл.

Экономка сделала реверанс, ухитрившись бросить цепкий взгляд на маркиза.

– Что-нибудь еще, мэм?

– Нет, спасибо. Думаю, этого достаточно.

– Хорошо, мисс. – Окинув знатного гостя внимательным взглядом, миссис Кембл поспешила удалиться, чтобы не откладывая поделиться впечатлениями с кухонной прислугой.

– Не угодно ли присесть, милорд? – Онория указала на диван. Гость медлил, и она спокойно продолжила: – Надеюсь, вы проголодались. Лично я – очень!

Онория стала расставлять чашки и накладывать куски пирога на тарелочки, все еще пытаясь угадать причину неожиданного визита. Возможно, маркиз зашел поговорить о каком-то предмете, который желал приобрести, – такое случалось, хотя и не часто. Наверняка все светские люди время от времени посещали друг друга, когда хотели купить что-нибудь особенное. Она мысленно перебрала свои последние приобретения, но как будто ни одно из них не могло заинтересовать маркиза. Насколько она знала, маркиз Тремонт обращал внимание лишь на самые изящные и редкостные предметы антиквариата.

Наконец маркиз сдвинулся с места, как будто принял какое-то решение.

– Думаю, я с удовольствием выпью чаю, хотя и не намеревался задерживаться. – Он подошел к дивану и слегка нагнулся, чтобы отодвинуть одну из подушек.

В этот момент глаза Онории оказались на одном уровне с его бедрами. Как ни странно, но за все свои встречи с маркизом она ни разу не обратила внимания на эту часть его фигуры; зато сейчас, когда он оказался прямо перед ней, она восхитилась игрой мощных мускулов под облегающими ноги панталонами.

Должно быть, маркиз много ездит верхом, если поддерживает такую отличную физическую форму...

Опустившись на диван, маркиз вопросительно поднял бровь:

– Да?

Онория замерла от ужаса. Господи, уж не догадался ли он, о чем она думает? Она постаралась скрыть замешательство, прилежно занявшись чаем.

– Я... – Что, собственно, она хотела сказать? Что восхищалась формой его ног? Какой стыд!

Маркиз опустил взгляд на поднос и нахмурился:

– Мисс Бейкер-Снид, по-моему, вы уже достаточно наполнили эту чашку.

Только теперь заметив, что чай уже переливается с блюдца на поднос, Онория быстро отдернула руку с чайником.

– О Боже! – Она схватила льняную салфетку, но как только коснулась подноса, Тремонт накрыл ее руку своей.

Сердце Онории часто забилось в груди: неожиданное прикосновение вызвало странный жар во всем ее теле. Она ничего не понимала. Сколько раз ей доводилось сталкиваться с маркизом на аукционах, но он никогда не вызывал в ней такого интереса. Нет, это было больше чем просто интерес – скорее нестерпимое желание, испугавшее и отчаянно ее смутившее.

8
{"b":"47","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Письма моей сестры
Жених-незнакомец
Птице Феникс нужна неделя
Больше жизни, сильнее смерти
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни
Ложь во спасение
Рыцарь страха и упрека
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима