ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Похоже, Мари кто-то убил, – сказал Лоик, – ты слышал? Она не сама упала.

– Мне говорили, – сказал Бланше. – Бедная старуха.

– Полиция нагрянула, видел? Дело поручено Герреку.

– Геррек? Этот всех упечет за решетку, не успеешь глазом моргнуть.

– Тогда вся рыба достанется мне, слышь… Мэр уже три часа как с ними толкует.

– По крайней мере, работает, а не спит.

– А ты в это веришь? Думаешь, ее кто-то столкнул? Вроде похоже на правду.

– Я верю тому, что вижу, Лоик, а свои мысли держу при себе.

Дарнас подмигнул Кельвелеру и вздохнул. Но Кельвелер точно окаменел. Он сжимал свой стакан и то и дело поглядывал вправо. Марк, сидя за столиком Севранов рядом с Линой, наблюдал за ним. Луи сидел неподвижно, будто застыл, лишь время от времени быстро поворачивал голову.

– Вроде похоже на правду, – повторил Лоик.

– Смотря кто это говорит, – сказал Бланше. – Кажется, это вы, месье, не так ли?

Бланше повернулся к Луи.

– Я специально для этого приехал, – любезным тоном ответил Луи.

– Для чего именно?

– Как вы сами только что слышали, Мари Лакаста была убита.

– Кто вы такой, чтобы выдвигать подобное обвинение?

– Простой гражданин… Один пес оказался столь любезен, что предоставил мне неопровержимую улику. Я ее подобрал и рассказал остальным.

– Здесь живут честные люди, – громко продолжал Бланше. – Вы сеете смуту в Пор-Николя. Вы обвиняете нас в убийстве старой женщины, и мэр слова поперек не скажет. А я скажу. Жители Пор-Николя – не убийцы, но, несмотря на это и благодаря вам, они будут запятнаны ужасным подозрением.

Слова Бланше были поддержаны одобрительным гулом. Дарнас поморщился. Те, кто еще сомневался в Бланше, могут теперь встать на его сторону. Бланше поспешил воспользоваться удобным случаем.

– Хотите знать мое мнение? – продолжал он. – История с Мари – ловкая махинация, устроенная с согласия мэра, и я ее разгадаю. Я буду защищать от вас этих людей, месье… Простите, забыл ваше имя, кажется, его трудно выговорить.

– Осторожно, – тихонько сказал Севран Марку, – Бланше лезет в драку. Быть может, стоит вмешаться, Кельвелер не местный, мало кто за него заступится. Здешние люди вполне мирные, но, увы, не всегда.

– Не беспокойтесь, – прошептал Марк, – Луи вооружен.

– У него оружие?

– Да, его язык.

– Бланше тоже палец в рот не клади, – пробормотал Севран, покачав головой. – Его можно назвать местным рупором. Это вредный тип с целым запасом готовых фраз, у него настоящий дар убеждать других. Он гораздо хитрее, чем может показаться.

Луи в свою очередь немного повернулся к Бланше, и Марк с удовольствием отметил, что ростом он значительно превосходит своего противника. Луи распрямил плечи и приосанился, так что рядом с ним Бланше выглядел приземистым увальнем. Преимущество незаслуженное, но все-таки преимущество. Луи пристально смотрел на Бланше, и сейчас его суровый и слегка презрительный профиль не сулил ничего хорошего.

Гомон усиливался. Одни вставали с мест, другие из игрового зала переходили поближе к стойке.

– Не у каждого простая фамилия, месье Бланше, – медленно произнес Луи, и в его голосе Марк уловил угрожающую любезность. – Но я уверен, что при незначительном усилии такой умный человек, каким вы кажетесь, сумеет ее выговорить. В ней всего три слога.

– Кельвелер, – выпалил Бланше, выпятив вперед губы.

– Поздравляю, у вас есть способности к иностранным языкам.

– Нас во Франции этому долго учили, и хоть и прошло пятьдесят лет, память у нас хорошая.

– Вижу, вы не упустили случая повысить свое образование.

Бланше стиснул зубы, секунду подумал, но не стал парировать удар.

– Долго вы еще намерены пробыть у нас? – сказал он. – Или вы уже достаточно сделали людям, которые вас ни о чем не просили?

– Поскольку вы приглашаете, я, пожалуй, задержусь. Мне и впрямь кажется, что я еще недостаточно сделал для Мари Лакасты, которая ни о чем не просила, но получила камнем по голове. По правде сказать, вы меня забавляете, и весьма, мне это кафе нравится. Было бы любопытно узнать вас поближе. Мадам Антуанетта, будьте добры, еще пива.

Луи произнес это с безмятежным видом, Бланше же, напротив, и не пытался сохранить спокойствие.

– Теперь он бросится в атаку, – проговорил Севран. – Это его манера.

Антуанетта поставила на стойку пиво, а Бланше положил руку на плечо Кельвелера, подмигнув плечистому хозяину «Аталанты», однако рыбак колебался.

– Месье Бланше, – сказал Луи, отцепляя пальцы, сжимавшие его плечо, – ведите себя пристойно и не цепляйтесь ко мне. Мы едва знаем друг друга, но я к вам наведаюсь, будьте уверены. Вы живете в большом белом доме рядом с мэрией? Чуть дальше по правой стороне?

– Я сам выбираю себе гостей, месье Кельвелер. Моя дверь для вас закрыта.

– Что такое дверь? Всего лишь символ… Впрочем, как вам будет угодно, у вас или в другом месте, но дайте мне спокойно выпить это пиво, а то оно греется.

Марк улыбался. Между тем собравшиеся, кроме тех, кому было все равно, перестали смотреть осуждающе и с любопытством наблюдали за происходящим.

– Действительно, – вмешалась вдруг Антуанетта, ревниво оберегавшая интересы своих клиентов. – Не мешай месье пить пиво и помолчи немного, Рене. Если Мари была убита и если, черт побери, это правда, так пусть этот месье делает свое дело, чего ты к нему привязался. Если у нас завелся подонок, надо об этом знать. Чем этот городок лучше других. Не надоедай.

Марк удивленно посмотрел на Севрана.

– Она всегда так разговаривает, – улыбнулся Севран. – А по ней и не скажешь, верно?

– Антуанетта, – сказал Луи, – вы здравомыслящая женщина.

– Я работала на торгах в Конкарно и знаю людей. Среди рыбы нет-нет да попадется тухлая, такое бывает в любом порту, не важно, в Пор-Николя или где еще, вот и все дела.

– Антуанетта, – начал Бланше, – ты не…

– Хватит, Рене, иди толкай свою речь на улице, а мне нужно людей обслужить.

– Так ты, значит, обслуживаешь кого попало?

– Я обслуживаю тех, кто хочет пить, это грех? Никто не посмеет сказать, что Антуанетта отказала кому-то, кто хотел выпить, откуда бы он ни явился, слышишь, откуда бы ни явился!

– Я хочу пить, – сказал Луи. – Антуанетта, налейте мне еще.

Бланше пожал плечами, и Марк увидел, что он сменил тактику. Он грузно хлопнул Антуанетту по руке, миролюбиво вздохнул с видом человека, проигравшего в кости, который покорился судьбе и не желает сцен, – неуклюжий, но славный малый, – а потом перенес свой зад и бокал белого вина за столик, где сидели рыбаки. Антуанетта открыла окно, чтобы проветрить прокуренный зал. Марк любовался этой маленькой, сухонькой, морщинистой женщиной в черном платье.

– А вот и спящий красавец, – сказал Бланше Гийому.

Когда мэр появился в кафе, пробило три. Он рассеянно поздоровался, подошел походкой усталого танцора и молча повел Луи в дальний зал, подхватив его, как обычно подбирают по пути свои вещи. Луи махнул Марку, чтобы следовал за ними.

– Секундочку, Шевалье, мне нужно срочно сказать пару слов Вандузлеру.

Луи показался Марку необычно напряженным. Он глядел на него, пытаясь понять, в чем дело, но не видел ни гнева, ни раздражения, ни нервозности. Его лицо точно затвердело, стерлись мягкие расплывчатые тени, остались лишь острые углы. Исчезли очарование, нежность, переменчивость и неуловимость. Не так ли выглядит человек, подумал Марк, которому нанесли тяжелый удар.

– Марк, нужно привезти кое-что из Парижа.

– Мне?

– Нет, ты нужен мне здесь.

– Что-нибудь из бункера? Может, Марта?

– Только не Марта, она себе в поезде шею свернет, все растеряет, и кто знает, что еще может случиться.

– А Венсан?

– Он сторожит сто вторую скамейку и не бросит ее. У меня нет никого, кто может ездить. Как зовут твоего коллегу, не шумного, а другого?

– Матиас.

– Он свободен?

– Сейчас да.

– На него можно положиться?

30
{"b":"470","o":1}