Содержание  
A
A
1
2
3
...
41
42
43
...
57

Так что, возвращаясь к г-ну Андре, хочу сказать, что, если он считает свой дом запятнанным пребыванием в нем незамужней женщины, я прошу вас сообщить ему, что со своей стороны крайне сожалею, что женщина столь искренней преданности и столь возвышенного характера случайно попала в дом, где под маской религии царит лишь кичливость показной добродетелью, начисто лишенной христианского милосердия.

Используйте мое письмо так, как сами сочтете нужным».

Одилон Барро не решился переслать это восхитительное письмо г-ну Андре…

ГРИВУАЗНОЕ ЧТИВО ЛУИ-НАПОЛЕОНА

Книгу можно простить, если только она учит чему-нибудь…

Вольтер

Если в буржуазных кругах резко осудили любовную связь принца-президента, то простой народ, напротив, был в восторге от того, что удалось поставить во главе страны человека, способного оценить женские прелести, задрать юбку какой-нибудь мадемуазель и, зажав ее между двух дверей, продемонстрировать свою несравненную мужскую силу…

Луи-Филипп за восемнадцать лет своего правления надоел всем до смерти своей благоразумностью и супружеской верностью.

— Этот король французов отличался тем, что разговаривал с женщинами совсем не как король и даже не как француз!..

Разбитной Луи-Наполеон взбодрил свой народ.

— Ну, этот, — говорили люди, подмигивая друг другу, — этот из наших. Он любит женщин, как настоящий император.

Слова простых людей скрупулезно передавались принцу, который, в свою очередь, поздравлял себя с тем, что в его руках оказались судьбы столь широко мыслящего народа.

Поэтому каждый вечер, нисколько не прячась, а скорее наоборот, он покидал Елисейский дворец и шел навестить мисс Говард в ее очаровательном маленьком особнячке на Цирковой улице. Там, чувствуя себя совершенно раскованно, как рассказывает д-р Эванс американский дантист, пользовавший прекрасную англичанку, «принц-президент проводил свои вечера, пил кофе, выкуривал сигарету, поглаживая лежавшую у ног или сидевшую на коленях свою черную собаку».

Дантист, бывавший у мисс Говард регулярно, добавляет:

«Ему (принцу) доставляла большое удовольствие музыка, звучавшая во время этих вечеров, хотя он и не был большим меломаном, в чем сам признавался. Больше всего он искал в этом доме ощущения, что находится у себя, а также возможности побеседовать с наиболее близкими людьми».

Почтенный д-р Эванс не упомянул главного, а именно, что Луи-Наполеон являлся на Цирковую улицу не для интимных бесед и не для отдыха у камина, а чтобы оказаться в постели мисс Говард.

Как только прочие гости покидали особняк, принц спешно увлекал Херриэт в спальню и, на ходу задирая ее юбки, начинал проявлять чисто мужскую учтивость. И только потом оба, наконец, полностью раздевались и самыми изысканными способами старались доставить друг другу удовольствие…

Когда им удавалось погасить на несколько часов воодушевлявший их святой огонь, мисс Говард, улыбающаяся и удовлетворенная, засыпала, а президент Республики возвращался в свой дворец.

Сама мисс Херриэт никогда не появлялась в этом дворце. И не потому, что тому препятствовал формальный этикет, а просто потому, что во дворце в качестве хозяйки выступала другая женщина.

Женщиной этой была кузина и экс-невеста принца, принцесса Матильда, ставшая теперь первой «дамой» режима.

Дочь короля Жерома главенствовала на всех приемах и балах; кроме того, она лично занималась библиотекой принца. Зная развращенный нрав Луи-Наполеона, она старалась подыскать ему самое легкое и фривольное чтиво. Одна из книг подобного толка дошла до нас.

Она имела вполне невинное название: «Топографическое, историческое, критическое и новейшее описание страны и окрестностей Черного Леса, расположенного в провинции Мерриленд (весьма свободный перевод с английского)».

Несколько отрывков из этого опуса могут дать представление о литературных вкусах принца-президента:

«Мерриленд, или Земля радости — обширный участок континента, который в верхней своей части, то есть на севере, ограничен невысокой горой, называемой Венерин холм и покрытой нежнейшим мхом.

С первого же моего вступления в эту благоуханную землю я сделал все, что было в моих силах, чтобы как можно лучше узнать местонахождение Мерриленда. Я рассмотрел его с самых разных точек зрения.

Среди множества прочих вещей я постарался узнать долготу и широту этой земли и могу сказать, что мои собственные наблюдения не были отмечены слишком уж большим числом ошибок, поскольку я пользовался самым лучшим из возможных измерительных инструментов.

При моем посещении Мерриленда мой инструмент бывал ничуть не меньше, чем у любого другого. Но несколько лет спустя, когда я снова оказался в знакомом месте и повторил свои опыты, я нашел, что и долгота, и широта увеличились на множество градусов, хотя я и занял прежнюю точку наблюдения, да и пользовался тем же инструментом, что и в первый раз.

Оставим другим выяснять, в чем истинная причина такого феномена. Сам же я считаю, опираясь на свой постоянный опыт, что такое поразительное увеличение происходит всякий раз после того, как земля плодоносит, таковы уж неизбежные последствия двух или трех Урожаев, после которых вы с трудом узнаете знакомую местность, которую некогда сами обрабатывали. Но самое печальное то, что плодородие земли отнюдь не единственная причина ее последующего расширения; сама многократно повторяемая вспашка земли, пусть даже неблагодарная почва не дает урожая, производит едва ли не тот же эффект.

В общем же, край этот столь приятен, что путешественник, имеющий возможность туда попасть, испытывает невыразимое наслаждение, еще только приближаясь к нему, и наслаждение это растет.

Невозможно рассказать о каждой части Мерриленда в отдельности; лучше ограничиться тем, что в ней есть самого замечательного.

1. В конце большого канала, с приближением к твердой земле вы наталкиваетесь на два форта, именуемых Губными, между которыми необходимо во что бы то ни стало пройти, если вы хотите проникнуть в глубь страны. Укрепления эти, впрочем, представляют не бог весть какую непреодолимую преграду, хотя там есть куртины, оборонительные сооружения, крепостные стены, ну и т. д. Иногда они могут защитить главный вход, но крайне редко или никогда, а уж мощной атаки им ни за что не выдержать.

2. Вблизи фортов находится метрополия, то есть столица, которую называют Клиториполис. Эта часть у женщин самая драгоценная; не будь ее, им незачем было бы беспокоиться об остальной части империи. Они так привязаны к этой столице, что можно подумать, именно там обретается их душа. Истинное удовольствие они испытывают именно в этом блаженном месте. Там местопребывание, престол их высшего счастья.

3. В самом дальнем конце канала, о котором уже упоминалось, находится склад драгоценностей, именуемый Утробия.

В свое время Плавт так охарактеризовал эту область:

Морю подобна она, все, что ни кинь, пожирает. Дайте сверх меры ей даже, скажет она вам: «Еще». Склад этот имеет совершенно особую конструкцию; надо отправиться в Мерриленд, чтобы найти такое. Он так удивительно устроен, что его размеры всегда зависят от того, что он содержит, иначе говоря, без специальных приспособлений и без какого-либо насилия, он расширяется или сужается более или менее в соответствии с тем, что туда вкладывают.

Всем известно, что Мерриленд обитаем со времен грехопадения Адама и что без него, нашего прародителя, земля эта не стала бы нашей колонией. Древние патриархи очень тщательно обрабатывали эту землю. Давид и Соломон совершали туда частые поездки, да и многие из наших королей почтили сей край своим августейшим присутствием и своим особым покровительством. Франциск I у французов. Карл II у англичан поддерживали тесный союз с Меррилендом, отчего в свое время пользовались особым почетом. Да и их наследники не пренебрегали этой страной. Некоторые испытали там неисчислимые удовольствия, и очень часто успех в делах, обсуждавшихся на Государственном совете, зависел оттого, в каком состоянии находились отношения монархов с самой любимой частью Мерриленда».

42
{"b":"4704","o":1}