ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, благодарю вас, – ледяным тоном ответила Марина.

– Вы стоите здесь уже минут десять, разглядывая вы­резку.

– А вы столько же времени разглядываете меня?

– Если вы думаете, что сможете стащить кусок мяса, оставьте эти мысли, – сказал продавец уже без улыбки. – У нас охрана у входа.

Марина облокотилась о прилавок, сверкая глазами в сторону продавца.

– Вы хотите сказать, что держите вооруженную охра­ну, чтобы стеречь мясо?

– Да, черт побери! В наши дни приходится принимать меры.

– Кто, скажите Бога ради, украдет ваше мясо? Продавец пожал плечами:

– Старые люди, живущие на пособие… Бездомные…

– Голодные, – перебила его Марина. – Мясо укра­дет только тот, кто голоден!

– Это не моя проблема. Я работаю здесь, и только. Хочешь есть – плати. Вот так это здесь, у нас, делается.

– Успокойтесь, – сказала Марина, вскинув подборо­док. – Ваша говядина останется в целости. Я и не думала прикасаться к ней.

Мясник, кажется, ей не поверил. Он продолжал при­дирчиво осматривать Марину. Наряд девушки не произво­дил впечатления благонадежности его обладательницы.

– Американцы слишком озабочены внешней стороной вещей, – надменно сказала Марина.

Можно представить, как бы у всех вытянулись физио­номии, если бы Марина сообщила, что она – дочь короля.

Продавец схватил свой топорик.

– А ну-ка, повтори!

– Не расслышали? Я сказала, эти американцы…

– Ах, какая милая группа – и по отдельности, и вме­сте! – Слейд приподнял Марину и развернул к себе.

– Я все тут обшарил, тебя искал, любовь моя, – сказал он и подмигнул продавцу: – Она любит пофлиртовать, но абсолютно безобидна.

Слейд опустил Марину на землю только в районе кон­дитерского отдела.

– Не надо смешивать супермаркеты с политикой, лю­бовь моя. Янки любят воспринимать эти вещи по отдельно­сти. Тебе должны были рассказать, что разумные девочки никогда не спорят с мужиками с топориками для рубки мяса в руках.

– Ты видел этого мужлана? – раздраженно восклик­нула Марина. – Как он смел смотреть на меня так, будто я не стою грязи с подошв его ботинок!

– Ты была не права в одном, – сказал Слейд, по-братски убирая прядь волос с ее лба. – Внешность – это все.

– Чушь!

– Я так не считаю, – с улыбкой ответил Слейд, – и уже присмотрел себе пару туфель от Гуччи, которые обеспечат мне столик в лучшем ресторане.

– Слишком многого ты ждешь от пары туфель! Слейд обнял Марину за плечи.

– Кристина и Бойскаут скоро будут здесь. Почему бы нам не прогуляться вокруг города? Две родственные души и все такое…

Она подняла взгляд и засмеялась:

– Я хотела бы взглянуть на железнодорожную станцию.

Глава 4

Они ехали домой в молчании.

Кристина вцепилась в руль так, что пальцы побелели, хотя дорога была пуста и погода как нельзя лучше. На взгляд Джо, она слишком сильно давила на газ, но он пред­почел помалкивать. На сегодня довольно ссор. Довольно переживаний. Здоровенный фургон на восемнадцати коле­сах с заносом кузова вправо-влево на добрые полтора метра представлял, как казалось Джо, куда меньшую опасность, чем та, которую ему удалось только что избежать на желез­нодорожной станции.

Джо оглянулся через плечо на двоих конспираторов на заднем сиденье. Слейд и Марина сидели притихшие, при­давленные весом купленных Джо дыни и ящика пива. Джо не столько переживал из-за попытки Марины убежать, сколь­ко из-за вопроса: как много известно Слейду?

Марина не была юным наивным созданием, каким пред­ставлялась ему вначале. Она умна, решительна и достаточ­но хитра, и она не побоится осуществить самый отчаянный план, если позволит ситуация. Британский ублюдок был оппортунистом по сути. Если эти двое объединятся, то Марине крышка.

Тишина действовала Джо на нервы. Он включил было радио, но Кристина так выразительно поджала губы, что он тут же выключил приемник. Еще одну проблему представ­ляла Кристина. У него не выходил из головы их разговор в супермаркете. Неужели ее так волнует его брак? В конце концов, это она его бросила. Если бы не проблема с разме­щением, едва ли бы ей было хоть какое-то дело до того, ладят они с Мариной или нет.

У Кристины было все, о чем можно было мечтать: инте­ресная, высокооплачиваемая и престижная работа, друзья, готовые лизать ей задницу, как этот ублюдок британец, дом в Лос-Анджелесе, дом в пригороде и пентхаус в Манхэттене, уже почти отделанный. В Нью-Джерси она могла арен­довать бьюик, но Джо готов был заложить свои последние джинсы, поспорив о том, что в своем гараже в Калифорнии она держит «мазератти» или «БМВ».

Она всего этого достигла сама, думал он, наблюдая за игрой света на ее щеке. У нее есть слава, удача, деньги, красота. Достаточно, чтобы заполучить любого мужчину, только пальцем помани.

А может, ей вовсе и не нужен любой. Может, там, на тихоокеанском берегу, ее ждет парень, которому досталось ее сердце, о котором она думает по ночам и мечтает, чтобы он лежал с ней в той постели, которую она когда-то делила с ним, с Джо. Впрочем, какое ему дело. Он разлюбил Кристину в ту ночь, когда она ушла. А теперь надо было прекратить ее желать.

Грузовик с необходимым офисным оборудованием уже под­жидал Кристину у дома, когда они вернулись из супермаркета. В конце концов оставалось еще немало сфер в ее жизни, где она чувствовала себя хозяйкой. Она сделала из себя идиотку в Шон-Райте и сейчас изо всех сил старалась доказать себе и другим, что та слабость была случайной.

– Что делать с продуктами? – спросил Слейд, когда она выпорхнула из машины.

– О, делайте что хотите, – через плечо бросила она, направляясь к грузовику. – Хотите – замораживайте, хотите – варите, тушите, жарьте.

У нее было полно дел, куда более серьезных, чем заня­тие домашним хозяйством. Ее ждал рабочий стол, факс, новенький, с иголочки, компьютер. Пришлось потратить два часа лишь на то, чтобы найти для ее рабочих принадлежно­стей надлежащее место. Грузчики по ее распоряжению при­несли компьютер и принтер в спальню, затем собрали установку, включающую факс, копир, телефон и автоответ­чик, и занесли в гостиную.

– Думаете с помощью этого устройства получать са­мые горячие голливудские сплетни, миссис Кэннон? – спро­сил один из рабочих, включая факс.

– Надеюсь, – ответила она, подписывая счет за по­ставку.

– Вот это работка, – продолжал рабочий, возвращая Кристине копию квитанции. – Все, что вам нужно, это сидеть и ждать, пока кто-то другой не сделает такого, о чем вы могли бы поговорить.

– Да уж, работа не пыльная, – стараясь оставаться вежливой, ответила Кристина.

Говорят, работа только тогда и называется хорошей, когда не видно, с каким трудом она дается. Иногда ей всерьез хотелось зарабатывать на жизнь копая рвы. По крайней мере тогда люди бы видели размеры труда.

– Отличный факс, – констатировал Джо, войдя в гости­ную с банкой пива в правой руке и громадным сандвичем в левой. – Здорово. Я беру на себя расходы на бумагу.

Слейд показался в дверях с бутылкой «Доктора Пеппера» и круассаном, густо намазанным клубничным джемом.

– Кристина, дорогая, ты не будешь возражать, если на твой факс придет несколько сообщений и для меня? Я дал твой номер кое-кому из своих знакомых.

– А как насчет тебя? – спросила Кристина у Мари­ны, которая примостилась на подоконнике со стаканом чая и яблоком. – Полагаю, ты захочешь научиться работать на компьютере, чтобы посылать домой сообщения с мое­го модема.

– Я уже умею работать в трех редакторских програм­мах, – спокойно ответила Марина, – и буду вам весьма благодарна, если вы позволите мне использовать ваш ком­пьютер.

Кристине стало неловко за свой тон.

– Как-нибудь договоримся, – сказала она куда лю­безнее.

И снова мимолетная улыбка осветила невыразительное лицо девушки, на миг превратив ее в красавицу.

– Спасибо, – ответила Марина.

13
{"b":"4708","o":1}