ЛитМир - Электронная Библиотека

Она ничего не сказала. Слейд и так знал больше, чем ей бы хотелось, и она с каждым днем доверяла ему все мень­ше. Но сейчас самое важное – здоровье Марины.

И будущего ребенка.

Меньше всего Кристине хотелось играть роль няньки при беременной жене бывшего мужа, да еще в той же боль­нице, где она потеряла собственного ребенка. Она желала исчезнуть со сцены, как только опасность минует, взять себя в руки, как она обычно это делала, и приступить к работе. Пусть Джо сам заботится о здоровье своей жены. Но она не могла сделать этого. Воспоминания нахлынули на нее.

Ты не можешь оставить ее. Она все еще в опасности. Отвези ее в Нью-Йорк, отведи ее к своему гинекологу, а тогда ты уже сможешь обо всем забыть.

Ей больше нечего бояться, сердце ее и так уже разбито.

– …должно быть, в восторге от малыша. Кристина подняла глаза:

– Ты что-то сказал?

– Я сказал, что твой бывший, должно быть, в восторге от того, что скоро станет отцом.

– Это естественно.

Большинство мужчин радуются этому событию. Пере­дать кому-то свое имя, продолжить свой род. Чем не Свя­щенный Грааль для мужчины?

– И как ты к этому относишься, любовь моя? Опасная территория. Надо быть осторожной.

– Я рада, что с Мариной все хорошо.

– А как насчет ребенка?

– Куда ты ведешь, Слейд? Я слишком устала, что­бы играть в игры. Конечно, я рада, что она не потеряла ребенка.

– Это придает смысл их браку, не так ли?

– Их брак – не моя забота.

– Тогда зачем ты поехала в больницу?

– Потому что Марина этого хотела.

– А как насчет Бойскаута? Он тоже хотел, чтобы ты там была?

– Мне не нравится этот разговор, Слейд, – осторож­но сказала Кристина.

– Я просто делаю за тебя некоторые заключения. – Его улыбка внезапно заставила ее похолодеть от ужаса. – Разве друзья нам даны не для этого?

Она могла бы уехать. У нее в кармане билет на самолет, и еще оставалось время, чтобы успеть в аэропорт. Ничто не мешало ей собрать вещи и уехать. У нее хорошо получалось уходить красиво. Она уже не раз поступала так раньше, и этот проверенный способ ни разу ее не подводил.

Жена Джо была беременна. Осложнения в их отноше­ниях с Джо, вызванные этим обстоятельством, были оче­видны всем членам ее семьи не меньше, чем ей самой. Они были ясны и доктору Серрано, и Слейду. Если Кристина пошевелит мозгами, которыми от рождения наградил ее Бог, то как можно скорее отдалит от себя Джо.

У них нет будущего. Это слишком очевидно. Возможно, в течение нескольких проведенных на сеновале часов она и позволила себе поверить в чудо, но теперь-то она про­трезвела.

И все же часть ее самое, крохотная часть, иррациональ­ная, нелогичная, продолжала цепляться за упрямую надеж­ду на то, что все не так, плохо, как ей кажется.

Глава 16

Через три дня после праздника у Кэннонов Слейд летел на борту самолета рейсом Лас-Вегас – Ньюарк. На этот раз не было широких проходов и прочих удобств первого класса, Слейда окружала толпа мешочников, единственное, что помогало скоротать время, – аэрофон.

– У аэропорта ее будет ждать «скорая помощь», – говорил он женщине, с которой вел переговоры. – Они везут ее… – Слейд взглянул в свои записи, сделанные вдоль полей журнала «Пипл». – Больница святой Кларис­сы. Возле Хакетстауна.

– Она носит фамилию своего мужа?

– Насколько я знаю.

– Девичье имя?

– Прости, любовь моя. Не имею ни малейшего пред­ставления.

– Ты не так уж много разузнал, мои друг, – с вздо­хом констатировала женщина. – Ты даже не знаешь, из какой она страны.

– Я сделал все, что от меня зависело. У меня было всего несколько минут, чтобы покопаться в вещах девчонки. Это все, что я знаю.

– Телефон у тебя тот же?

Слейд повторил номер в Хакетстауне и предупредил, что этот номер он делит с людьми, о которых идет речь.

– Поторапливайся, пока Бойскаут не смешает нам карты.

– Ты получишь свои «Гуччи» совсем скоро, мой мальчик.

– Ты читаешь мои мысли.

Изначально остановились на том, что Джо проводит свою жену в больницу один, но Марина подняла такой крик, когда узнала, что Кристины с ней не будет, что срочно пришлось придумывать новый план.

– Неужели крошка не хочет, чтобы ее муж был с ней? – спросил Слейд таким тоном, что Кристина пришла в ярость.

– В такой ситуации важно присутствие женщины, – констатировала Кристина.

Не очень убедительно, зато близко к правде. Не важно, что Джо и Кристина чувствовали в связи со сложившейся ситуацией, одно было очевидно: оставлять Слейда в доме не стоило, если они не хотят дополнительных проблем.

В конечном итоге Кристина поехала с Мариной в боль­ницу, чтобы помочь ей пройти кучу тестов, словно предназ­наченных для того, чтобы как можно больше унизить женщину. Технология несколько продвинулась вперед за последние семь лет, но, по существу, мало что изменилось с тех пор, как Кристина сама шла той же дорогой. Общее ощущение было таково, что ты – вещь и никак не можешь повлиять на ситуацию.

Кристина по глазам Марины видела, что она чувствует то же самое, и когда врач наконец провозгласил, что состояние Марины позволяет ей вернуться домой, она буквально повисла на шее у Кристины, словно чувство облегчения ли­шило ее последних сил. Инстинктивно Кристина чувствова­ла, что должна отойти от всей этой суматохи как можно дальше, но продолжала сидеть рядом с Мариной, держа ее за руку и спрашивая себя, чем же все это закончится.

– Нам придется нанять новую домработницу, – ска­зала Кристина Джо после того, как они отвезли Марину в больницу.

– Мне нравится миссис Кукумбо. Кристина передернула плечами.

– Я сомневаюсь, что миссис Кукумбо настолько нас любит. Большинство домработниц болезненно относятся к тому, что их обвиняют в воровстве.

– А ты нашла свои украшения?

– Нет.

Честно говоря, до этой минуты она вообще не думала о пропавших вещах. Жизнь задавала ей загадки почище и требовала от нее максимального напряжения, так что на поиски бриллиантов у нее не было ни времени, ни сил.

– Я думаю нанять няню на неполный рабочий день, чтобы она ухаживала за Мариной.

– Это твое дело, Джо, а не мое. Кристина отодвинула стул и встала.

– У меня на завтра назначена встреча в городе, так что мне пора приниматься за работу.

Пора вспомнить, что у нее есть работа, что она делает немалые успехи на избранном поприще. В конце концов, работа – это все, что у нее осталось.

В эту ночь Кристина почти не спала. Так много всего произошло за последнее время. Всякий раз, как она закры­вала глаза, она чувствовала руки Джо, обнимающие ее, мус­кулистую крепость его тела, все оттенки ощущений, приведшие ее к полному экстазу, после которого она чув­ствовала такую приятную усталость.

Подъезжая к Манхэттену, она чувствовала себя разби­той и потерянной, как будто ее тело вернулось в Нью-Джерси, а душа была еще в пути. В голове не было ни одной оригинальной мысли. Вокруг глаз легла синева.

Все это было ей в наказание за то, что она переспала с мужем другой женщины. Даже четырнадцатилетняя школь­ница не поверила бы в рассказ Джо о том, что это «ненас­тоящий брак». Она все понимала, но была так одинока и так чертовски нуждалась в нем!

Но что, если он говорит правду? Что, если брак фик­тивен и ребенок не его?

– Мечтательница, – произнесла она вслух. Водитель лимузина посмотрел на нее в зеркало.

– Вы что-то хотели, мадам? Кристина выдавила улыбку.

– Я сказала, не разбудите ли вы меня, когда мы подъе­дем к студии?

– Да, мадам.

Она закрыла глаза, мысленно представляя себе буду­щее: дорога, ведущая в никуда.

– Она просто невозможная, миз Кэннон, – сказала няня. – Я попыталась протереть ее губкой, а она лягну­ла меня.

Кристина села на ступеньку и сжала голову руками. Последние десять дней она напряженно работала в Манхэттене, в то время как тут, в Хакетстауне, дела обстояли из рук вон плохо. Кристина была на грани нервного срыва.

49
{"b":"4708","o":1}