1
2
3
...
49
50
51
...
65

– Вы уходите, так я понимаю?

Почему эта няня должна отличаться от трех предыду­щих?!

– Если она снова лягнет меня, я уйду. Я не обязана терпеть оскорбления действием.

– Да благословит вас Бог, – прошептала Кристина, глядя, как женщина возвращается в дом.

Да благословит Бог ее детей и детей ее детей. В том, что Марина выкинет по отношению к этой женщине оче­редной фортель, Кристина не сомневалась ни минуты. Это был лишь вопрос времени.

Джо подъехал к дому. Рядом с ним сидел Слейд. На заднем сиденье лежали пакеты с продуктами. Слейд разгру­зил пиво и с недовольным видом зашел в дом.

– Чертов ублюдок не перетрудится, – сказал Джо, прислоняясь к перилам. – Если он думает, что я…

– Я уезжаю.

Слова, сорвавшиеся с губ, удивили ее не меньше, чем Джо.

– Уезжаешь?

– Да. Больше не могу. Квартира в Манхэттене ждет.

Он слышал ее слова, но они не доходили до его созна­ния. Ее глаза серые, подумал он, глядя на Кристину. Глубо­кого синевато-серого цвета, как небо в шторм. Он смотрел на нее и не мог насмотреться.

– Джо! Ты меня слышал?

– Нет, – ответил он, – ни одного слова. – Волосы ее были убраны с лица, на котором сейчас не было и следа косметики. Шорты, футболка со словами «Свобода или смерть». Перед ним была та девочка, в которую он когда-то влюбился. Теперь он снова был в нее влюблен.

Джо нахмурился:

– Какое-то срочное дело?

– Я уезжаю навсегда. Мне слишком тяжело.

– Может, следует нанять еще прислугу?

– Не в этом проблема, Джо.

Быть все время рядом с Мариной было мучительно для Кристины, и он знал это.

– Мы переедем. Я сниму какую-нибудь квартиру в Западном округе.

– Да это просто смешно. Моя квартира готова. Я же не собиралась здесь навечно оставаться.

Слова повисли в воздухе. Он хотел схватить ее, зата­щить в машину и исчезнуть вместе с ней. Он хотел забыть про Марину и ее ребенка, забыть обо всем. Ведь они снова нашли друг друга.

– А как насчет Слейда? – спросил Джо. Кристина не ответила. Он сжал зубы.

– Не пора ли ему присмотреть место для себя лично?

– У него есть квартира в Лос-Анджелесе

– Так почему он не там? Кристина вздохнула:

– Ты же знаешь насчет журнала. Когда он закончит работу, он поедет домой.

– Он, должно быть, наснимал довольно этих прокля­тых снимков, чтобы сделать три журнала.

– Это не твое дело.

Он знал, что не имеет права вмешиваться в ее дела, но не мог остановиться:

– Не спи с ним. Он тебе не подходит. Кристина засмеялась напряженным смехом, высоким и чуть фальшивым.

– Верно, – сказала она. – Мне подходят только женатые мужчины, у которых беременные жены

– Господи, Кристина…

– Чего ты от меня хочешь, Джо? Ты хочешь, чтобы я была под рукой, когда ты станешь разыгрывать роль счаст­ливого папаши Марининого ребенка? Это убивает меня, и я не в силах это больше терпеть.

Она рванулась с места и побежала до того, как Джо успел среагировать. Надо было отдать Кристине должное при том, что его бывшая жена производила впечатление хрупкого цветка, она могла бы участвовать в соревнованиях международного уровня по бегу. Джо догнал ее далеко не сразу.

– Крис! Остановись! Позволь мне… – Она ускорила бег. – Нам надо поговорить, Крис.

Она не останавливалась.

– Черт побери! – взревел он. – Я тебя люблю!

– Пошел к черту!

Кристина всегда была бойкой на язык. У него оставалась единственная возможность, и он не преминул ею воспользоваться.

– Ты что, ненормальный? – завопила она, когда они оба повалились на траву на обочине. – Ты подставил мне подножку!

С этими словами Кристина набросилась на него с ку­лаками.

– Ой! – Он попробовал откатиться, спасаясь от ее ударов. – Ты что, решила меня убить?

– Мне следовало бы тебя убить! Ты ублюдок, поганый ублюдок!

Воспользовавшись моментом, он схватил ее за запястья и завел ей руки за спину.

– Это фиктивный брак, Кристина. Я увидел ее за три­дцать секунд до того, как мы сказали «да». Ей нужна была защита, и я предоставил ей ее.

– Защита?

Кристина пыталась высвободиться.

– Она беременна, черт возьми!

– Не от меня.

– От кого? От святого духа?

– Возможно. Я не знаю.

Выражение ее серых глаз изменилось, стало чуть менее враждебным. Это вселило в Джо надежду. Теперь она мог­ла называть его кем угодно, он все равно воспрянул духом.

– Она – твоя проблема, Джо, а не моя. И я не хочу принимать участие в этой истории.

– Я и не прошу, чтобы ты принимала участие.

– Марина просит, а это еще хуже.

– Я объясню ей все, скажу, что ты уезжаешь, и она поймет.

Кристина пнула его в пах.

– Ты идиот! Давай, рассказывай беременной женщине о том, что у твоей первой жены был выкидыш. Ей и так сейчас нелегко, а ты ей будешь приводить в пример чужие несчастья.

– Она знает, что жизнь довольно зла. Несколько лет назад у нее на глазах убили мать.

Кристина разом обмякла.

– Господи, – простонала она, – но, Джо, это еще ничего не объясняет. Почему ты на ней женился?

Джо колебался.

– У меня был один старый долг.

– Старый долг! – Кристина рассмеялась. – Боль­шинство предпочитают для оплаты долгов использовать че­ковую книжку, а не идти под венец. Что за безумие…

Кристина замолчала. В ее глазах появились первые про­блески понимания.

– История с лавиной, – медленно проговорила она как бы про себя. – Я удивилась еще, почему ты так на­прягся, когда Сюзанна заговорила об этом.

Кристина встретилась глазами с Джо.

– Ты нашел Рика?

Неужели такое действительно случается? Мальчик, ко­торого удалось вызволить из-под снега другому ребенку, но королевской крови, дожив до зрелости, внезапно оказыва­ется мужем взрослой дочери своего спасителя?

Джо продолжал смотреть на нее в упор.

– Я шесть месяцев потратил на поиски Рика, но нашел меня он, за час до вылета, в аэропорту.

– И что же, он явился в аэропорт с ружьем и беремен­ной дочкой?

– Ты дашь мне договорить, Кристина? Джо провел рукой по темным густым волосам.

– Прости, – смущенно пробормотала Кристина. – Сила привычки.

– Он послал двух своих людей, и они привезли меня в одно из зданий, которое еще не разбомбили, в центре горо­да. Ты знаешь, какая там сейчас обстановка. Рик жаждет отдать свою жизнь за то, что когда-то было его страной, но он не может принести в жертву еще и жизнь дочери. Осо­бенно после того, как потерял жену.

Кристина рассматривала ладони.

– И ты оказался этим счастливчиком.

– Да, – с грустной иронией подтвердил Джо. – Я оказался тем самым счастливчиком.

– Почему брак? Почему просто нельзя было вывезти ее из страны?

– Ты же знаешь, там иммиграционные законы на уровне каменного века. Она должна была выйти замуж за амери­канца, чтобы попасть сюда.

Кристина невольно усмехнулась.

– Да уж, жених, который не хочет быть женихом, и невеста – мятежница. Веселая, должно быть, получилась свадебка.

Джо заглянул Кристине в глаза:

– Совсем не похожая на нашу, Кристи.

– Наверное, – тихо сказала Кристина. – Могу себе представить.

Она чувствовала невероятное облегчение, узнав, что Марина была всего лишь женой Джо, но не матерью его ребенка. Из нее словно выпустили пар. Кристина опусти­лась на траву. Возможно, она могла бы смириться с тем, что Марина была его любовницей, но одного она принять никогда бы не смогла: что она носит под сердцем его ребенка.

Кристина понимала, что ее чувства диктовались темны­ми инстинктами, которые были иррациональны с точки зре­ния логики, но ничего не могла с собой поделать. Годами она гордилась тем, что умела сдерживать свои эмоции.

Быть может, все лишь для того, чтобы облегчить груз одиночества.

Но сейчас эмоции переполняли ее. Любовь. Желание. Страх. И глубокое искреннее сочувствие к беременной де­вочке, оказавшейся так далеко от дома.

Джо продолжал говорить о том, что жизни Марины угрожала опасность со стороны радикально настроенных партий, старавшихся сбросить Рика с трона, что даже здесь, в Америке, они вынуждены скрываться.

50
{"b":"4708","o":1}