ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но почему ты не рассказал мне этого раньше? – неожиданно для себя возмутилась Кристина. – Ты мне не доверяешь?

Джо молчал, и Кристина повторила уже тише:

– Джо, ну скажи что-нибудь.

Впрочем, ответ она могла бы прочесть в его глазах.

– Я пообещал, Кристина. Я не мог нарушить обещание.

– Даже если бы из-за этого нам пришлось бы рас­статься навек?

– Я за нее отвечаю, и я не мог рисковать.

– Ты не доверяешь мне.

– Я этого не говорил.

– Но и не отрицал этого.

– Ты хочешь правды, Кристина? Ты ее получишь. Фиктивный брак принцессы в изгнании. Неплохая тема для шоу, не так ли?

– Ах ты, ублюдок!

Кристина изо всех сил ударила его по щеке.

– Неужели ты так ничего и не понял?

Неужели он в самом деле мог поверить в то, что она может скомпрометировать молоденькую девушку ради сво­ей карьеры?! Признайся хотя бы себе, Кристина, так ли уж неправдоподобно такое предположение?

– Ты амбициозна, Кристина.

Его тон был ровным, бесстрастным.

– Проблема в том, – спокойно продолжал Джо, – что я не знаю, как далеко ты можешь зайти ради своей карьеры.

– Нет, – сказала Кристина, – проблема в том, что ты не слишком далеко зашел в своей.

– Мы всегда хотели разного от жизни. С самого начала.

– Это касается только вопросов карьеры.

– Ты по-прежнему хочешь чего-то еще, Кристи? – спросил он. – Семьи, дома и всего остального? Она подняла глаза. Зачем притворяться?

– Больше, чем ты можешь представить.

Марина чувствовала себя словно маленькая страна во враждебном окружении. Со всех сторон надвигалась опас­ность. Кто-то постоянно стремился нарушить ее суверени­тет, и она из последних сил стремилась защитить свою независимость.

– Уберите! – Марина оттолкнула поднос с едой. – Я терпеть не могу рыбу. Принесите мне кусочек цыпленка без соуса и овощей.

– Я сиделка, а не шеф-повар, – сказала няня и, оста­вив поднос с едой на тумбочке, вышла из комнаты.

Марина не могла не восхищаться самообладанием этой женщины. Она даже не поморщилась, когда тапочка проле­тела в дюйме от ее головы, ударившись в косяк двери. Ее предшественница немедленно побежала бы жаловаться Джо­зефу на грубое обращение.

Ребенок уже вовсю бил ножками в ее животе. Одно дело знать, что ты беременна, другое дело – чувствовать, как растет внутри тебя другой человек. Джо спросил ее, как случилось, что она не знала, что беременна, но, по правде сказать, у нее не было никаких симптомов, которые могли бы навести ее на подобную мысль, даже месячные не пре­кратились. Сообщение доктора шокировало ее не меньше, чем Джо и Кристину.

– С этим пора кончать, Марина. В дверях стояла Кристина.

– Я ненавижу рыбу, – сказала девушка, чувствуя, как краснеет под неодобрительным взглядом хозяйки дома.

– Ты должна думать о ребенке.

– Мой ребенок тоже не будет любить рыбу.

– Очень забавно.

Кристина вошла в комнату и присела на край кровати.

– Послушай, детка, я видела, что ты запросто можешь съесть четыре куска пиццы в один присест. Не говори, что у тебя не найдется в желудке места для кусочка рыб­ного филе.

– Неужели я непонятно выражаюсь? – огрызнулась Марина. – Я хочу цыпленка, а не рыбу. В конце концов, я беременна, и у меня могут быть свои прихоти, – гордо вскинув подбородок, добавила она.

– И сколько ты уже беременна? – улыбаясь, спроси­ла Кристина. – Два года? Три?

– Кажется, что десять. Сейчас я чувствую себя еще в большей степени пленницей, чем раньше.

– Пусть так, – без тени сочувствия сказала Кристи­на. – Но теперь ты должна думать не о себе, а о ребенке.

Марина внимательно взглянула на Кристину. Что-то в ней изменилось, а что именно, она сразу сказать не могла.

– Твои глаза! – вдруг воскликнула она. – Они серые!

– Серо-голубые, – уточнила Кристина.

– Мне этот цвет больше нравится.

– Да, но телевидение предпочитает другой цвет.

– Ты ради работы готова поменять цвет глаз? Кристина засмеялась:

– Ты сказала это так, будто я готова продавать себя.

– А разве это не одно и то же?

– Я так не думаю, Марина. Нет ничего плохого в том, чтобы немного изменить внешность. Марина потянула себя за волосы.

– Я бы даже не знала, с чего начать.

– С хорошей стрижки. У тебя красивые густые волосы.

– Прямые, как палки.

– Хорошая стрижка может придать им форму.

– Ты действительно так думаешь?

– Поверь мне, – сказала Кристина. – В подобных вопросах я разбираюсь.

– У меня не хватает терпения краситься.

– Это потому, что ты не умеешь этого делать.

– Моя мать умела.

– Джо говорил мне, что она была красивая женщина.

– Да, совсем не такая, как я.

– У тебя свое неповторимое обаяние. – И, похлопав Марину по животу, Кристина добавила: – Очевидно, кто-то тоже так думал.

Марина покраснела.

– Зи любит меня за мой ум.

– Так вот как его зовут!

– Я не собиралась тебе ничего рассказывать.

– Я знаю, но рада, что ты рассказала.

Странно, но Марина тоже была рада этому обстоятель­ству. Она слишком долго носила в себе свою тайну и уже начала тяготиться ею.

– Я не хотела создавать вам с Джозефом трудности.

– У нас с Джо и без тебя хватало трудностей. Одной больше, одной меньше, не важно.

– Но вы больше не злитесь друг на друга?

И снова эта красивая улыбка, которой так завидовала Марина.

– Мы больше не злимся друг на друга.

– Он любит тебя, – сказала Марина, поглаживая живот.

– Откуда ты знаешь?

– По его глазам. Я поняла это в первый же день.

– Я думаю, что ты была удивлена. Марина покачала головой:

– Нет.

– А как насчет Зи? – спросила Кристина. – Ты так на него смотришь?

– Я думаю о нем, – медленно проговорила Марина. – И еще вижу его во сне. Его и мою страну.

Марине вдруг стало нехорошо. Сердце сдавила тоска, внезапно стало трудно дышать.

– Ты такая грустная из-за своих снов? Марина покачала головой:

– Нет, сны хорошие. Дело не в них. У меня такое чувство, что я больше никогда не увижу ни Зи, ни мою родину.

Марина заплакала, стесняясь своих слез, проклиная себя за слабость и малодушие. Хлюпая носом, она потянулась за платком, что лежал в тумбочке.

– Ты вернешься домой, – заверила ее Кристина. – Вернешься, как только ситуация стабилизируется. Джо по­ехал в Вашингтон, чтобы навести необходимые справки.

– Я знаю, – кивнула Марина, – но как он сможет разыскать отца, если тот прячется?

– Ты бы удивилась, если бы узнала, на что способен Джо.

– Мне известно о нем так мало, несмотря на то что мы…

– Женаты, – закончила Кристина. – Можешь не бояться произносить при мне это слово. Теперь я понимаю ситуацию, а вот ты, по-моему, так и не поняла, что за чело­век Джозеф.

Марина слушала Кристину, рассказавшую ей о многих достижениях Мак-Марпи, о его журналистских наградах.

– Но ведь он небогат, не так ли? – спросила Марина. – Насколько я знаю, в Америке таким людям не очень хорошо платят.

– К сожалению, это так. Видишь ли, у твоего мужа есть одна слабость: он всегда принимает сторону неудачни­ков, даже если осознает, что они не способны платить по счету.

– Я этого не знала, – задумчиво сказала Марина.

Ей было известно лишь, что Джо работал на какую-то известную компанию новостей и писал книгу. И это, пожа­луй, все.

– Очевидно, им можно восхищаться, – призналась Марина.

– В большей степени, чем ты об этом думаешь, – заметила Кристина. – Обещаю, – добавила она, – ты скоро увидишь и Зи, и своего отца…

– Ты не понимаешь, – перебила Марина, – это не блажь. У меня предчувствие.

– Ты думаешь, что с тобой случится что-то плохое?

– Да, – подтвердила Марина. – Что-то страшное. Кристина покачала головой.

– Но так всегда бывает, – сказала она неестественно беззаботным тоном. – Все беременные женщины испыты­вают нечто подобное.

51
{"b":"4708","o":1}