1
2
3
...
11
12
13
...
52

Конор рассмеялся. Для Мэгги эта шутка была старой как мир, но Конор смеялся над ней совершенно искренне. Она рассмеялась в ответ. Ей казалось, что с каждой минутой они становятся ближе друг другу.

— Еще раз спасибо за то, что вы для меня сделали, — сказала она, подавая ему руку, когда они вошли в холл.

Он взял ее руку в свою и не отпускал.

Вокруг них суетились портье. Кто-то из вновь прибывших, не доверяя никому, сам тащил свой чемодан, царапая металлическими колесиками по мраморному полу. Охранник — тот самый, что вызывал полицию, — смотрел на них со смешанным выражением любопытства и зависти во взгляде. Но они не замечали никого, кроме друг друга.

— Поедемте в Кейп-Мей на ленч, — вдруг предложил он.

— Я там никогда не была, — призналась она.

— Я тоже. Что ж, сегодня у нас есть шанс исправить это упущение…

Прежняя Мэгги обдумывала бы это предложение как минимум час. Она взяла бы бумагу и ручку и составила бы полный список всех «за» и «против».

Новой Мэгги не нужен был никакой список. Прежняя Мэгги сказала бы новой, что та сошла с ума, но новую Мэгги ее мнение волновало меньше всего.

Глава 5

Конор включил воду на полную мощность и шагнул под душ. Они с Мэгги договорились встретиться внизу через сорок пять минут, и он не должен заставлять ее ждать.

Будь Конору шестнадцать лет, он бы не отпустил ее, не поцеловав. Но тридцатидевятилетний Конор, похоже, был глупее шестнадцатилетнего.

Они еще успеют нацеловаться вволю. Впереди у них целый день в романтичном Кейп-Мей.

«Ты в этом уверен, приятель? Уверен, что она будет тебя ждать? Ты считаешь, что если ты ее спас, то она теперь обязана…»

Конор намылился, смыл пену и вышел из душа. Что за вопрос?! Он уже знает эту женщину достаточно хорошо. Если бы она не хотела, она бы так и сказала — «нет».

— Она будет меня ждать, — пробормотал он вслух, вытираясь. — Раз обещала, значит, будет.

Но когда он спустился в холл, Мэгги нигде не было.

Мэгги сидела на полу перед гардеробом. На ней был махровый халат с эмблемой гостиницы на нагрудном кармане. Мокрые волосы прилипли ко лбу и щекам.

Мэгги готова была рыдать от отчаяния. Что надеть в дождливый день для поездки в Кейп-Мей с новым знакомым? Она не была уверена, что даже такой эксперт в области моды, как Клер, это знает. Свитер и джинсы — слишком просто. То же, что вчера? Но в этом он ее уже видел. «Во всяком случае, — решила она, — брюки отпадают. Должна быть юбка».

Мэгги уже сама забыла, как выглядят ее ноги. На работу она носила брючный костюм, в школу — джинсы, дома — тренировочные. Юбка напоминает женщине, что нравится ей это или нет, но ей уже не шестнадцать. К тому же с брюками практичнее — не нужно так часто тратиться на колготки, под брюки можно надеть и слегка рваненькие…

«В конце концов, — вспомнила она, — он уже видел меня без косметики. Чего стесняться?»

Разумеется, этот Конор сумасшедший. Вчера она послала его ко всем чертям, сегодня предстала перед ним в затрапезном виде, а он все никак от нее не отстанет! Как вам это нравится?

— Мне это нравится, — сказала Мэгги, обращаясь к куче вещей на кровати. — Даже очень.

Когда Конор держал ее за руку в холле, голова у нее кружилась сильнее, чем вчера от шампанского. От одного этого прикосновения у нее замирало сердце.

Мэгги не считала себя женщиной, склонной к сентиментальностям. Сколько раз она ни смотрела «Титаник», она так и не смогла понять, как мог Джек пожертвовать собой, чтобы спасти Розу. Мать может пожертвовать собой ради детей, но романтическая кинолюбовь, от которой другие женщины сходили с ума, казалась Мэгги надуманной.

И вот теперь она — женщина не первой молодости, мать почти взрослой дочери — волнуется о том, какой выбрать макияж и не слишком ли худыми покажутся ее ноги в коротенькой голубой плиссированной юбочке, которую навязали ей ее сумасшедшие сестры. Не будет ли она выглядеть в этой юбке перезрелой школьницей? Вряд ли мужчине это понравится..

«Думай своими мозгами, Мэгги! Не полагайся на чужой вкус!»

Впрочем, почему бы и нет? Со вкусом у ее сестер всегда было все в порядке. Если они решили, что это ей пойдет, значит, так и есть.

Конор нервно мерил шагами огромный холл, ежесекундно кидая взгляд на часы, хотя волноваться было еще в общем-то рано: он пришел за десять минут до назначенного времени. Уже этот факт весьма красноречиво говорил о многом.

Его джип по-прежнему ждал на стоянке, охраняемый бдительными взорами охранников. Может быть, он еще успеет взять напрокат машину поизящнее? Он видел, на чем она приехала — «миата» или «порше», он не запомнил, но что-то столь же изысканное, как она сама.

Он был не из тех, кто чуть ли не каждый год меняет роскошные лимузины. Он не стал бы этого делать, даже если бы мог себе позволить. Его повидавший виды, но вполне надежный, чтобы прослужить еще столько же, джип был под стать хозяину. Если она этого еще не поняла, то поймет сразу же, как сядет в машину.

— Я не думала, что у вас джип, — заметила она, пристегивая ремень безопасности. — Я думала, у вас какой-нибудь лимузин с открытым верхом.

— Признаться, я то же самое думал о вас. Мэгги уставилась на Конора:

— Я похожа на женщину с лимузином? По-моему, для матери двоих детей типичнее водить какой-нибудь фургон!

— По-моему, вы вообще нетипичная женщина.

Она засмеялась, запрокинув голову, чувствуя себя более польщенной, чем предполагал комплимент.

Они свернули на шоссе, присоединяясь к большому субботнему потоку машин.

— Мне нравится ваш джип. — Мэгги погладила подлокотник своего кресла. — Он такой чистенький.

Конор рассмеялся:

— Об этом джипе много чего говорили, но, по-моему, никто еще не говорил, что он чистый.

— Видели бы вы мою машину! — улыбнулась она. — Чего I там только нет! Пустые пакеты из-под поп-корна, старые туфли, даже сковорода откуда-то… Не машина, а целый склад на колесах!

Конору нравилась ее улыбка — маленькие белые зубы, ярко-алые губы. Сочетание черных волос, небесно-голубых глаз и светлой гладкой кожи было очень привлекательным. Сомнений нет — он уже успел по уши влюбиться.

— Моя машина — тоже склад на колесах, — сообщил он. — Точнее, кабинет на колесах. Заднее сиденье все равно пустует, на нем так удобно возить папки с делами. Помню, мой партнер…

Конор осекся. Какого черта он вдруг упомянул о Бобби? Сейчас она начнет спрашивать: «А что случилось с вашим партнером?» Только этого ему не хватало! Во всяком случае, не сегодня, не в такой день.

— Что ваш партнер? — спросила она.

Конор был вынужден закончить начатую фразу:

— Мой партнер всегда удивлялся, как быстро мне удается найти нужную папку.

«Ну все, теперь уж точно спросит, почему я говорю о партнере в прошедшем времени…»

Но Мэгги почему-то не стала задавать этот вопрос. Вместо этого она сказала:

— Значит, в вашем «кабинете на колесах» все-таки царит строгий порядок. Хотела бы я сказать то же о своей машине! Хотя, казалось бы, все время в ней прибираюсь. По крайней мере с того дня, как обнаружила в багажнике хомячка, который уже успел там обосноваться. Николь узнала в нем хомячка из их школьного живого уголка. Как он попал ко мне в багажник — одному Богу известно.

— Ну, ко мне-то хомячок из школьного зооуголка уж никак не попал бы. Мой сын ходил в школу за тысячу верст от меня. Все это время я виделся с ним не чаще чем два-три раза в год.

Джип покинул город и на большой скорости мчался на юг.

Мэгги положила руку на запястье Конора.

«Она сама не знает, какую власть может иметь одно прикосновение ее руки. Если бы знала, то давно бы уже правила целым миром…»

— А вы не думали когда-нибудь перебраться поближе к нему? — спросила она.

— Разумеется, думал. Но Шону, казалось, и без меня было вполне неплохо. Линда и ее новый муж — отличные родители, и я решил, что только мешал бы им.

12
{"b":"4709","o":1}