1
2
3
...
19
20
21
...
52

Иногда Николь казалось, что это кошмарный сон, что она проснется, выйдет на кухню — и отец будет сидеть за столом, как всегда, с газетой в одной руке и чашкой кофе в другой, и все будет как прежде… Не то чтобы прежде все было идеально — но все равно лучше, чем теперь.

Мэгги застыла на месте, прижимая злополучный пеньюар к груди. Она боялась обернуться — если бы Клер увидела ее лицо, то сразу бы обо всем догадалась.

— Господи! — Клер визжала так, что ее, наверное, было слышно в соседнем городе. — Ты встречалась с мужчиной!

Элли, которая в этот момент набирала номер пиццерии, уронила трубку и выскочила в коридор. Как она со своими высоченными каблуками умудрилась не переломать себе ноги — одному Богу известно.

— Ты встречалась с мужчиной? — повторила она слова Клер.

— Не делай такие удивленные глаза, Элли! — Мэгги старалась не выдать дрожи в голосе. — Эка невидаль — женщина встречалась с мужчиной!

— Да, — согласилась Элли все с такими же округленными глазами, — но ты — не тот случай.

— Потише! — Мэгги стала вталкивать обеих сестер в гостиную. — Я не хочу, чтобы Николь это слышала.

— Ты, должно быть, встретила его за рулеткой! — Клер, всегда романтичная, и на этот раз была в своем репертуаре. — Ты поставила на черное, он на красное, и…

— Вообще-то сначала я увидела его на автостоянке. А потом он подошел ко мне в ресторане.

— Моя история мне нравится больше, — поморщилась Клер.

— И… — Элли дотронулась до воздушной шелковой ткани. — Он подарил тебе это? Я права?

— Не твое дело.

Мэгги колебалась. Где-то в глубине души ей даже хотелось рассказать им все до мельчайших подробностей — исключительно ради удовольствия увидеть, как отвиснут у них челюсти от этих подробностей. Но большая часть ее души все-таки не хотела делиться самым сокровенным.

— Все равно мы все у тебя выпытаем, — пригрозила ей Элли. — Лучше расскажи сама.

— Расскажу, — с беспечным видом произнесла Мэгги, — но в другой раз.

Она действительно была готова рассказать им все — но не сейчас. Ей вовсе не хотелось выслушивать их непрошеные комментарии. Сестры наверняка подняли бы ее на смех, а она сейчас настроена слишком романтично, чтобы позволить кому бы то ни было смеяться над своим чувством.

Они не знали, каково быть одинокой разведенной женщиной с двумя детьми, как порой хочется выть от одиночества. Их жизнь была полна друзьями, путешествиями, важными встречами и размышлениями о том, как потратить деньги, текущие рекой.

— Надеюсь, ты хотя бы предохранялась? — без обиняков спросила Клер. — Я на всякий случай положила тебе пачку презервативов, но я, честно говоря, не думала…

Это было уже слишком.

— Клер, я не собираюсь говорить об этом с тобой! — резко оборвала ее Мэгги.

— Ты еще скажи, что не спала с ним! — поморщилась та.

— Это написано у тебя на лице! — поддержала сестру Элли. — Мэгги, ты с ума сошла! Спать с мужчинами в Атлантик-Сити — не твой стиль.

— Я не спала с ним в Атлантик-Сити, — спокойно заявила Мэгги. — Я спала с ним в Кейп-Мей. А если хочешь знать подробности, то иди домой и перечитай «Камасутру», потому что мы, кажется, испробовали все, что в ней есть.

Глава 9

На секунду воцарилась гробовая тишина. Затем обе начали смеяться — сначала едва слышно, потом все громче и громче, и, наконец, смех перешел в такой истерический хохот, что Мэгги едва сдерживалась, чтобы не ударить сестер по головам чем-нибудь тяжелым.

— Неужели мысль о том, что я могу познакомиться с мужчиной, столь смешна? — возмутилась она.

— Д-да, — проговорила Клер, давясь смехом. — Я не знаю, что и д-думать! Извини, Мэгги! — Ее охватил новый приступ хохота.

— Слава Богу, что ты сказала о «Камасутре»! — От смеха Элли согнулась в три погибели. — А то я уж была готова поверить!

— Я сама чуть не поверила! — подхватила Клер. — У тебя было такое серьезное лицо…

— Я не шучу.

Смех тотчас же смолк. Стало так тихо, что было слышно, как Николь наверху разговаривает с кем-то по телефону.

— Перестаньте смотреть на меня как на чудо природы! — Мэгги вцепилась обеими руками в свое «вещественное доказательство». — Я что, совершила какое-то преступление?

— Извини, — проговорила Клер, — я все еще не могу в это поверить. С кем-то познакомиться — еще куда ни шло, но ложиться с ним в постель в первую же ночь…

— Насколько мне известно, законами это не запрещено! — Мэгги почувствовала, что начинает выходить из себя.

— Довольно, Мэгги, пошутила — и хватит! Все равно мы не поверим. Ты не та женщина. — Элли попыталась рассмеяться, но смех прозвучал натянуто.

— Ты уверена, что она шутит? — спросила Клер. — Посмотри на ее лицо. Она явно что-то скрывает.

— Говорила я тебе, — повернулась к ней Элли, — что эта поездка в Атлантик-Сити — плохая затея!

— Кто же мог подумать… — Клер, похоже, совершенно не стесняло присутствие Мэгги. — Я думала, что знаю свою сестру.

— Вы меня совсем не знаете! — выпалила виновница скандала. — Ни одна из вас не знает обо мне ровным счетом ничего! И прекратите говорить обо мне в третьем лице, а то я вытолкаю вас обеих в шею!

— Нет, она сошла с ума! — прошептала Клер.

— Я не сошла с ума, — спокойно заявила Мэгги, прижимая злополучный пеньюар к груди. — Просто мне надоело, что мной командуют все, кому не лень.

— Ты хотя бы имеешь представление о том, что происходит за пределами твоего мирка? — накинулась на нее Клер. — Обещай мне, что если это повторится, ты хотя бы не забудешь про презервативы!

— А почему ты думаешь, — невозмутимо подмигнула Мэгги, — что это со мной в первый раз?

— Ты не умеешь лгать, — сказала Элли. — У тебя все на лице написано. Ты не умеешь ничего скрывать.

— А вот скрывала же! — рассмеялась она. — И скрывала бы до сих пор, если бы вы не обнаружили этот чертов пеньюар. Да вы, собственно, и до сих пор ничего толком не знаете. Итак, дамы, вопрос на засыпку: был у меня роман или нет?

— Не смешно, — сказала Клер. — Между прочим, мы о тебе заботимся! В конце концов, это мы отправили тебя в Атлантик-Сити.

— Скажи нам, откуда у тебя эта штука, — угрожающим тоном произнесла Элли, — и мы от тебя отстанем.

Мэгги была готова разорвать их на части.

— А может быть, мне просто захотелось купить себе что-нибудь посимпатичнее старой пижамы? Вы об этом подумали?

— Не верим! — воскликнули сестры в унисон.

— Не в обиду будь сказано, Мэгги, — поморщилась Элли, — но ты и впрямь не умеешь лгать.

— Грубо сработано, — поддакнула Клер.

— Вы обе невыносимы! — с обидой в голосе заявила Мэгги. — Не могу поверить, что вы и впрямь считаете меня такой.

— Какой? — спросила Клер.

«Дешевой, занудной и фригидной», — подумала Мэгги, но вслух ничего не сказала.

— Тогда объясни нам, что происходит, — потребовала Клер. — В конце концов, мы организовали тебе эту поездку, и мы несем ответственность. Господи, а если бы тебе попался какой-нибудь маньяк и ты бы сейчас уже лежала где-нибудь на дне озера? И виноваты были бы мы! Как бы, по-твоему, мы себя чувствовали?

— Не надо меня опекать. Мне, слава Богу, тридцать пять лет.

Клер и Элли переглянулись.

— Вы думаете, я совсем беспомощна? — продолжала Мэгги.

— Разумеется, нет, — успокоила ее Элли. — Но большую часть жизни ты провела замужем. За это время мир успел сильно измениться.

— Я это знаю.

— Так откуда этот пеньюар? — спросила Клер. — Скажи, и мы от тебя отстанем.

Мэгги приложила роскошный пеньюар к себе и с победоносным видом посмотрела на сестер.

— Я купила его на распродаже, — сказала она.

— Голову даю на отсечение, что она лжет, — объявила Клер по пути домой.

— Разумеется, — подхватила Элли. — Кого она обманывает? На распродаже такие вещи не купишь.

— Я не о пеньюаре. Она явно что-то скрывает. Ты заметила, что она так и не притронулась к пицце? А ведь ее любимая, с перцем.

20
{"b":"4709","o":1}