1
2
3
...
38
39
40
...
52

— На себя посмотри, Клер! Я по крайней мере не затягиваю пятнадцатилетних девочек на путь порока. Я отлично знаю, что такое фотомодель. Мне ты можешь сказок не рассказывать!

— Может быть, я и действительно так плоха, как ты расписываешь. Но я по крайней мере не сплю с мужиками, по которым тюрьма плачет.

Звук пощечины эхом отдался в кухне. Ладонь Мэгги встретилась с холеной щекой Клер, но ни один мускул не дрогнул на лице знаменитой красавицы.

— Как это мило! — Клер осторожно дотронулась до щеки. — А мы, однако, больше похожи, чем я думала! Прекрасный пример для Николь…

Рука Мэгги опустилась.

— Прости, — пробормотала она.

— Ладно, что уж с тебя взять. Я вот что хочу сказать: помнишь того замечательного парня, за которого тогда вышла мать? Я думаю, тебя до сих пор тошнит от одного воспоминания о нем! А теперь подумай: хорошим ли отчимом будет твой ненаглядный Конор?

— Не твое дело.

— Вот погоди, скоро начнется суд, тогда станет видно, чье это дело!

Мэгги на минуту задумалась. С тех пор как она обнаружила у Конора фотографию Бобби, тот ни разу не заводил разговора об этом происшествии. Мэгги тоже — зачем бередить Конору душу? Она уже почти успела забыть об этом. Недавно, правда, Конор упоминал, что суд начнется за неделю до Дня благодарения и закончится, вероятно, в начале декабря, но при этом казался безразличным.

— К чему ты клонишь? — спросила Мэгги. Клер, казалось, была не на шутку удивлена.

— Ты знаешь к чему.

— Ей-богу, не знаю!

— Разве Элли тебе не говорила?

— О чем?

— Вообще-то это держится в строгом секрете, но защита, похоже, собирается облить твоего дружка дерьмом. — Клер выпалила это с каким-то злорадством. — Они считают, что он вполне мог бы помочь этому Бобби, но просто струсил.

— Не верю! — решительно заявила Мэгги. — Это не похоже на того Конора, которого я знаю.

— Лучше скажи — на того Конора, каким ты хочешь его видеть. Ты сейчас слепа, Мэгги. За тебя думают твои гормоны.

— Я знаю о Коноре все.

Она знала, что он добрый, умный, веселый и смотрит на нее как на богиню. Что еще нужно о нем знать?

— Ты не знаешь жизни, Мэгги. Ты всегда жила в своем мирке. Ты совершаешь все ошибки, какие только можно совершить, и сама того не замечаешь. Ты просто выбрала себе не того человека.

— Ты нарываешься на грубость, Клер!

— Ты говоришь, что заботишься о детях, и я тебе верю. Но если ты и вправду о них заботишься, почему не подыщешь им лучшего отчима?

— Разговор окончен, Клер!

— Боишься, что я разрушу твою мечту? — Мэгги тряслась от злости.

— Убирайся вон, Клер! — Клер собрала свои вещи.

— Подумай о моих словах, Мэгги! Он, может быть, и хорош в постели, но будет ли он хорошим отцом? Наша мать тогда об этом не подумала, а в результате расхлебывать пришлось мне.

— Мать тут ни при чем. Во всех твоих проблемах виновата ты сама.

— Откуда ты знаешь? Ты убежала из дома, как только представился первый же случай.

— Можно подумать, я убежала из дома так, как убежала ты в шестнадцать лет! Я вышла замуж, и, между прочим, вполне официально.

— Это был лишь повод, чтобы убежать из дома! — не собиралась сдаваться Клер. — Чарлз был высокий, красивый, собирался повидать мир. Вот ты и решила убежать с ним.

— Я любила его.

— И хотела убежать из дома.

— Да, хотела! Хотела иметь свой дом, семью. Что здесь плохого?

— Да я как раз и не осуждаю тебя за то, что ты хотела убежать из дома. Я ведь тоже хотела. Просто выбрала другой путь. А какой путь выберет Николь — решать ей самой.

Чарли наутро был весел и держался как ни в чем не бывало. Николь же по-прежнему продолжала дуться на Мэгги. Атмосфера в кухне казалась накалившейся до предела.

— Я бы посоветовала тебе поторопиться, — обратилась Мэгги к дочери. — Я не собираюсь везти тебя на машине, если опоздаешь на автобус.

Мэгги ожидала, что Николь, как обычно, просто буркнет что-нибудь в ответ. Но на этот раз реакция была более бурной. Николь проглотила, почти не жуя, бутерброд, одним махом опустошила стакан апельсинового сока, и, подхватив свои книги, пулей вылетела из дома, даже не попрощавшись. Через пару минут ушел и Чарли, и Мэгги осталась наедине с Тайгером, Дейтой и своими невеселыми мыслями.

У нее был еще час до работы. Посуду Мэгги вымыла за несколько минут, дом не требовал уборки. Чем бы заняться? Может, поискать в Интернете информацию об убийстве Бобби Ди Карло? Ей не хотелось идти в библиотеку и просить Карен, библиотекаршу, найти в газетах что-нибудь об этом деле, тем более что уже, казалось, весь город знал, что Мэгги встречается с Конором.

Мэгги чувствовала себя после вчерашнего так, словно она побывала в стане врагов. Это была настоящая война, хотя не падали бомбы и не рвались снаряды. Впрочем, ее родные встретили Конора не лучше.

Она включила компьютер и отпила кофе, ожидая, пока он загрузится. Неудивительно, что все нормальные люди стараются держать свои любовные отношения в тайне. Как только в дело вмешается кто-то посторонний, пиши пропало.

Пропало? Какое мерзкое слово! Ничего не пропало. Просто надо помнить о том, что не все всегда бывает гладко.

Компьютер наконец загрузился, и Мэгги вошла в Интернет.

Может быть, они и впрямь поторопились выходить на публику? Их роман развивался очень быстро, и Мэгги это порой пугало. Всякий раз, когда Конор предлагал выйти на новый этап, она переводила разговор на другую тему.

Ей снова вспомнились слова матери: «Никто никогда не будет любить твоих детей так, как ты». Дети, как правило, очень болезненно реагируют на нового отца. Мэгги, очевидно, была еще не очень готова к этому. Может быть, вообще никогда не станет готова.

Мэгги набрала «Бобби Ди Карло, убийство, Нью-Джерси, Конор Райли» и начала поиск.

Результаты оказались ничтожными. Дело об убийстве Бобби не было событием общенациональной значимости, а местные газетенки не могли позволить себе сайт в Интернете. Мэгги так и не удалось узнать больше того, что она уже знала.

Если все действительно случилось именно так, как рассказал ей Конор, то его вины в смерти напарника не было. Да, ходили разные слухи, но Мэгги им не верила. Конор не такой. Разве он не пришел ей тогда на помощь, хотя почти не знал ее? И действовал он тогда вполне умело, скрутил этого наркомана в два счета.

Мэгги сейчас хватало забот. Приближались экзамены, я она готовилась к ним вместе с Джанни, в то время как адвокат Конора отрабатывал с ним его будущие показания на суде. Слава Богу, Рита согласилась посидеть несколько дней с внуками, чтобы дать дочери возможность позаниматься.

Мэгги весь день провела на работе, затем в школе, и когда она подъезжала к дому Конора, было уже десять вечера. Мэгги валилась с ног и была почти не в состоянии даже разговаривать, не говоря уже о занятиях любовью.

— Ты слишком рано. — Конор поцеловал ее.

— Рано? А мне казалось, что поздно. Извини, я так устала, ничего не соображаю.

— Рад тебя видеть.

— Надеюсь, ты купил пиццу?

— Две. И бутылку «Чинзано». — Она вздохнула:

— Если бы я не была такой уставшей, я показала бы тебе, как я рада.

— Покажешь после ужина.

Но Мэгги заснула прямо за столом, не успев отведать и кусочка пиццы. Сквозь сон она чувствовала, как Конор подхватил ее на руки и понес в кровать.

— Ну как? — спросил он. — Выспалась? — Мэгги лениво потянулась:

— Более или менее. Извини, ты, должно быть, не этого от меня ожидал.

— Я должен был заполучить тебя в любом виде.

Он налил ей стакан вина, и она пила его маленькими глотками, смакуя.

— Как здорово! Всегда бы так…

«Никаких посторонних взглядов, непрошеных комментариев…»

Какое-то время они молчали. Он гладил ее волосы, она что-то чертила пальцем на его груди. Больше ничего не было нужно. Им было хорошо и так.

— К сожалению, так будет не всегда. — Конор был серьезен. — Мы живем среди людей…

39
{"b":"4709","o":1}