ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Половинка
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Тайная история
Эффект прозрачных стен
Прыжок над пропастью
Бесконечные дни
Чудо-Женщина. Вестница войны
Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь
Превращая заблуждение в ясность. Руководство по основополагающим практикам тибетского буддизма.

Катя с досадой покачала головой.

– Да ведь это бездонная бочка!

– Какое жалованье положил себе Менгендорф? Или он уже не нуждается в нем?

– Могу с точностью сказать – 5 тысяч марок.

– В год?

– В месяц.

– Да, но…

– Это не считая льгот.

– А льготы какие?

– Служебная машина. Служебная квартира. Служебные поездки.

– Служебные поездки? От одного дома престарелых к другому, что ли?

– Ну почему. Два месяца назад, к примеру, он ездил в Бразилию. С ним два господина из местного общества и директор городской сберегательной кассы. Осматривали там центр для престарелых, беседовали со специалистами.

– И часто он ездит в такие командировки?

– Раза три-четыре в год. Всегда с высокопоставленными лицами. Все расходы всегда оплачивались домами престарелых.

– Если вы подтвердите справедливость этих показаний и мы это напечатаем, то он определенно полетит с кресла! – сказала Катя.

– Сперва еще нужно, чтобы номер вышел, – пробурчал Атце.

У меня же возникло вот какое подозрение. Что, если Менгендорф подослал к нам эту женщину, чтобы она представила ложные свидетельства. А мы возьмем и опубликуем. Тогда он сразу заявит на нас, что, дескать, мы необоснованно возвели на него обвинения, и нам предъявят в судебном порядке требование о возмещении вреда. Это был бы полный крах. Кто бы после этого стал воспринимать нас серьезно, поверил остальным нашим сообщениям, если бы Менгендорф уличил нас хотя бы уже в одном преднамеренном извращении фактов или ложной информации? Здесь было что-то нечистое, думал я.

В глазах у женщины стояли слезы, казалось, она вот-вот расплачется.

– Что со мной будет? – вдруг спросила она. – Ведь если вы все это напечатаете, то я определенно оттуда вылечу.

– И ваша дополнительная сумма к пенсии накроется, – совсем некстати пошутил Лотар.

– Да. Но тогда и дома престарелых закроют наверняка. Я только спрашиваю себя: что мне – в тюрьму после этого? Ведь с меня за все спросят.

Лотар протянул ей чашку с кофе. У нее дрожали руки.

Либо она разыгрывала спектакль, либо говорила правду. Это надо выяснить. Катю она, по-видимому, убедила. Если только это ловушка, мы погибли.

– Менгендорф ловко устроил. Вероятно, он использовал вас, провертывая свои дела, для того, чтобы в случае чего прямо свалить всю ответственность на вас. Если вы расписывались в получении товаров, которые не поступали, и брали наличными из банка, то с помощью мало-мальски приличного адвоката он легко вывернется, а виновной окажетесь вы. Возможно, он так и замышлял с самого начала, когда брал вас на работу. Случись что-нибудь – полетит голова, но только не его. А если вас, а не Менгендорфа, признают виновной и посадят, то его дома престарелых ничуть не пострадают, все останется на месте, и он по-прежнему будет выкачивать деньги. Вы же сами заметили, что его сотрудники довольны работой у него, всякие льготы и прочее!

Фрау Симон отставила чашку и закрыла руками лицо. Она приглушенно всхлипнула.

Я не мог отделаться от чувства, что тут какой-то подвох. Менгендорф нам ужо много напакостил и вполне мог подослать теперь фрау Симон. Если мы клюнем на это, он возьмет нас тогда голыми руками.

Как в шахматной игре я проигрывал в уме все возможные ходы. В случае, если мы напечатаем это, Менгендорф предъявит нам иск об уплате штрафа. Денежное возмещение и обратное показание. Возбуждение уголовного дела против нас. Допустим, что мы сошлемся на фрау Симой, от которой якобы получили эту информацию, по что если в управлении социального обеспечения никакой фрау Симон нет? Таким образом, это купленная артистка. Или же фрау Симон отступается от своих показаний. В случае, если она отступится от своих наказаний, мы все вместе можем подтвердить, что слышали это собственными ушами от нее. Хуже будет, если в управлении социального обеспечения никакой фрау Симон нет. Кто поверит в таинственную незнакомку? В любом случае нам хорошо было бы иметь фотографию, на которой бы фрау Симон была запечатлена у нас в редакции.

– А не сфотографировать ли нам фрау Симон вместе с Катей на всякий случай? – спросил я как можно небрежным тоном.

– Нет, ради бога, нет! – тотчас возразила фрау Симон. – Я не хочу в журнал! Я бы тогда наложила на себя руки. Я только хотела проинформировать вас. Ничего больше вы не можете от меня требовать.

У меня мурашки поползли по спине. То, что она так резко воспротивилась, только укрепило меня в подозрении. Нам надо смотреть в оба!

– Но вам могло бы пойти на пользу, – попыталась убедить ее Катя, – если бы вы выступили у нас, так сказать, в качестве главного свидетеля. Может быть, это как раз удобный случай для вас – представить дело с вашей точки зрения. У Менгендорфа связи. А вы, надо полагать, человек безвестный. Общественное мнение могло бы вам тут помочь.

– Нет, нет, лучше не надо.

– Но ваше имя хотя бы можем назвать? – спросила Катя.

– Чтобы мы могли сказать, откуда у нас эта информация!

Женщина широко раскрытыми глазами смотрела на Катю.

– Как вы думаете, что со мной тогда будет? Люди, которые потеряют работу, – они же ополчатся на меня. Родственники, которым, может быть, снова придется взять на себя заботу о своих близких, которые, возможно, уже забыли о них, – ведь большинство стариков довольны своей жизнью в домах престарелых. Вы не думайте, что там каждый пытается бежать. Таких немного, кого отдают под опеку, чтобы изба… – Она запнулась. – Ну вы ведь знаете. Но это отдельные случаи, сотни стариков в домах Менгендорфа вполне довольны и спокойно доживают там свой век. У них теплые комнаты. Режим. Регулярное питание. Медицинское обслуживание. Они привыкли, не замечают, как их обманывают, обогащаются на них. Стало быть, с ними и хорошо обращаются. Санитары, сестры – все приветливые, любезные. Да люди заплакали бы, если бы закрыли дома престарелых. – Она снова запнулась. Мне казалось, что она готова пойти на попятную. Или она ужаснулась своих признаний, или почувствовала, что ее могли раскусить. Если же она только играла, то играла чертовски хорошо.

– И санитары там вовсе не звери какие-то, как их «седые пантеры» изображают в своих листовках. Они любезны и внимательны, если у них есть время. Но когда люди привередничают, выражают недовольство, пытаются бунтовать или даже бежать, те, естественно, начинают психовать.

Может, мне позвонить в главное управление социального обеспечения и попросить к телефону фрау Симон, подумал я, но тотчас отбросил эту мысль. Если Менгендорф специально подослал эту женщину, то он наверняка предусмотрел возможность такого звонка. И значит, на телефонном пульте уже проинформированы и мне ответят, что в данный момент фрау Симон нет на месте. Нет, надо действовать наверняка. Но как?

Фрау Симон ушла, и Катя сразу села за машинку. Щеки у нее горели. Я высказал свои соображения. Меня чуть ли не подняли на смех.

– Тебе уже страхи мерещатся!

– Ну ты тоже хватил!

Я развернул аргументацию.

– Разве не Менгендорф надавил на фирму поставки? Разве не его рук дело, что мы лишились своих лучших заказчиков рекламы? И как знать, не его ли это происки, что с нами расторгают договор о найме помещения. Почему бы ему тогда не решиться на этот маневр с фрау Симон? Если мы клюнем на это, мы пропали!

– И осрамились! – со смехом подхватил Атце.

Зазвонил телефон. Лотар взял трубку. Сначала он слушал с интересом, потом радостно закивал головой и воскликнул:

– Ну молодчина! – И, весело засмеявшись, обратился к мам: – Наш адвокат, бомба! Поставка уступила. Это значит, что номер пойдет! С юридической точки зрения это вообще ни в какие ворота не лезет, что они там…

Взрыв всеобщего ликования потряс комнату. Все воспрянули духом. Я считал неуместным возобновлять разговор о фрау Симон, не хотелось портить им настроение, гасить их боевой запал. Я знаю, что это было глупо, но я не всегда поступаю логически – читатель, возможно, уже заметил. Я допечатал календарь мероприятий и отправился к Ренате.

21
{"b":"471","o":1}