ЛитМир - Электронная Библиотека

Эдди взял кружку. В последнее время у него побаливали руки, и он с удовольствием прижал пальцы к теплому.

— Большое спасибо, мисс.

— Зовите меня Алекс, — сказала она, усаживаясь на диван. — Вообще-то меня зовут Александра, но мне больше нравится Алекс.

— А вы зовите меня Эдди.

— Хорошо спали?

— Так себе, — отозвался он. — Простите, что ворвался к вам без приглашения.

— А вы ко мне не врывались, — сказала она, отхлебнув из своей чашки. — Вы сидели на моем парадном крыльце. Я вышла и спросила, не замерзли ли вы.

— Я был на вашем парадном крыльце?

— Ну да.

Женщина совсем не сердилась, даже улыбалась. Эдди насторожился. Похоже, дела его совсем плохи. Во что он хоть одет? Эдди опустил глаза — и обмер.

— Пресвятая Дева Мария! — пробормотал он. — Я в пижаме!

Слава Богу, это была хорошая голубая пижама, а не красная в клеточку, потертая на швах и с оторванными пуговицами.

Алекс похлопала его по руке, и этот дружелюбный жест заставил Эдди прослезиться. С тех пор как умерла его жена, он не знал таких ласковых прикосновений.

— Мне кажется, вы ходили во сне.

Он протер кулаком глаза, надеясь, что она этого не заметит.

— Джонни и доктор Бенинс тоже так говорят, но я им не верю.

— Почему же вы им не верите? — спросила Алекс. — Ваш сын не стал бы вас обманывать.

В ее словах был смысл, но Эдди подозревал, что с ним происходит что-то более серьезное.

— Знакомое место, — заметил он, оглядывая гравюры в дешевых рамках и ветхую мебель.

— Это дом Уинслоу, — сказала Алекс, и губы ее расплылись в широкой улыбке. — Я переехала сюда в субботу.

На лысину Эдди упала капля холодной дождевой воды. Старик вздрогнул.

— Дом Уинслоу? — Он печально покачал головой. — Вам предстоит много работы.

— Я знаю, — сказала она и снова улыбнулась. — Чудесно, правда?

Эдди подумал над ее словами, но не уловил их смысла.

— Откуда вы знаете, что Джонни — мой сын?

«И откуда, черт возьми, ей известно, что я Галлахер? Ведь я не прикалывал к пижаме карточку со своей фамилией! Хотя, если эти ночные прогулки будут продолжаться и дальше, пожалуй, стоит прикалывать».

— На днях мы встречались с вами в кафе, мистер Галлахер. — Она немного помолчала. — Я приходила туда узнать насчет места официантки.

Эдди криво усмехнулся:

— Наверное, я старею. — Он стукнул себя ладонью по лбу. — Раньше я никогда не забывал симпатичных девушек.

— Не расстраивайтесь. — Алекс ласково улыбнулась старику. — Я не такая уж заметная, чтобы меня запомнить.

«А я не такой уж старый, — подумал он, хлебнув горячего чая. — Не такой уж старый, чтобы не понять свои проблемы».

Когда Джон вырулил на подъездную дорожку, в доме Уинслоу горели все окна. Голые деревья причудливо изгибались под ветром и дождем. На их фоне домик казался еще меньше, чем был на самом деле. Коттеджик стоял в самом конце квартала, рядом с морским портом. В детстве Джон верил, что в доме Мардж живут привидения — огромные злющие привидения, которые кушают маленьких непослушных мальчиков.

Джон проехал по грунтовой дорожке и остановился рядом с допотопным «фольксвагеном», похожим скорее на сушеный гриб, чем на автомобиль. Этому чуду техники было как минимум лет двадцать, и старичок наверняка намотал гораздо больше миль, чем космический корабль многоразового использования. Джон был в полном недоумении. Весь облик Алекс Карри прямо-таки кричал о богатстве и светскости. Почему же она жила в убогой лачужке Мардж Уинслоу и ездила на старом нелепом «фольксвагене»?

Джон заглушил мотор, и Бейли залилась радостным лаем.

— Прости, девочка, — сказал он, почесав собаку за ухом, — ты останешься здесь.

Если взять еще и Бейли, у женщины в доме будет чересчур много незваных Галлахеров.

Он направился к парадной двери по грязной дорожке, усыпанной мокрыми листьями. Еще чуть-чуть подморозит — и этот двор превратится в каток. Мардж обычно держала на крыльце мешок с каменной солью. Похоже, Алекс Карри не имеет понятия о таких вещах, как каменная соль и хлорид кальция. Пора бы ее просветить, иначе до конца зимы у ее страхового агентства будет прорва работы.

Он постучался, понимая, что его вряд ли услышат: из-за двери доносились громкие звуки включенного телевизора. Как видно, отец устроился здесь с комфортом! Еще раз постучав и не дождавшись ответа, Джон попробовал повернуть ручку. Не заперто! Она что, не знает, для чего здесь щеколда? Джон толкнул дверь и шагнул за порог.

Сцена, представившаяся его глазам, могла быть кадром из фильма Феллини. Алекс Карри стояла на плечах старика точно цирковая артистка, только вместо блестящего трико на ней была белая ночная рубашка. Она что-то делала с оголенной потолочной балкой, держа в руках электрический фонарик и ярко-голубое пластмассовое ведро.

Джон хотел спросить, что происходит, но тут услышал какую-то возню за спиной. В дом вбежала Бейли и бросилась прямо на Эдди.

— Бейли! — завопил Джон, пытаясь перехватить этот метеор весом в шестьдесят фунтов.

Но не успел — Бейли сбила старика с ног.

Алекс Карри свалилась с его плеч.

Глава 4

Джон Галлахер успел подхватить Алекс за секунду до приземления. Она не сразу поняла, что произошло. Только что летела по воздуху — а в следующее мгновение уже прижималась к его груди.

Его сильные руки обхватили ее бедра, и тонкая батистовая сорочка была единственной преградой между этими огромными руками и ее телом. Эта мысль так взволновала Алекс, что у нее перехватило дыхание. От Джона пахло дождем, ветром и чем-то еще… Во всяком случае, сочетание этих запахов будило самые неожиданные желания. Ей вдруг захотелось запустить пальцы в его мокрые курчавые волосы, и лишь огромным усилием воли она удержалась от столь безумного поступка. Алекс никогда в жизни не делала ничего подобного. Даже в мыслях.

— Можете уже меня поставить! — откашлявшись, сказала Александра.

В уголке его левого глаза она заметила шрам в форме полумесяца. Провести бы языком по этой белой линии… Между ног у нее занимался пожар… Джон неожиданно усмехнулся — будто знал, о чем она думает.

— Поставьте меня, — повторила она, понизив голос. Если он сейчас же ее не отпустит, она самовоспламенится!

Другой на его месте мог воспользоваться своим преимуществом и опустить ее медленно, крепко прижимая к себе и наслаждаясь моментом. Однако Джон Галлахер проявил деликатность, которой она от него не ожидала. Он убрал руки с ее бедер, перехватил в талии и быстро поставил на пол.

— Вы в порядке? — спросил он.

Подол задравшейся ночной сорочки опустился к ее щиколоткам.

— Это я должна вас спросить. Не знаю, как вам удалось меня поймать, но спасибо.

— Пожалуйста, — весело ответил он.

Александру обдало новой волной тепла. Она была едва знакома с Джоном Галлахером, а он уже тронул ее своим искренним расположением, которое не шло ни в какое сравнение с вежливой холодностью ее бывшего мужа.

Он кивнул на своего отца:

— Спасибо, что привели его в дом. Не каждый на вашем месте взял бы на себя такой труд.

— И часто с ним такое случается?

— Эта неделя была не из легких, скажем так.

Он выглядел таким усталым и встревоженным, что у нее защемило сердце от жалости.

— Позвольте, я сварю вам кофе. — Она направилась на кухню и тут увидела, что Эдди сидит на полу и вытирает бумажными полотенцами следы грязных собачьих лап.

— Господи, откуда здесь собака? — воскликнула Алекс.

— Это Бейли, — сказал Джон. — Я велел ей оставаться в машине, но…

— Ваша?

— Если она что-то испортила, я заплачу.

Алекс отмахнулась:

— Я люблю собак. Пусть заходит в любое время.

О Господи, что за чушь она городит? Как будто собака может ходить в гости одна, без хозяина.

— Только не говорите это Бейли. Она поймает вас на слове.

— Эй, Бейли! — Она протянула к собаке руку. Потом с усмешкой взглянула на Эдди. — И все же, мне кажется, моя идея не так уж и плоха.

10
{"b":"4710","o":1}